Пока они живы

    Информационным пространством правят календари. Чем мы ближе к празднику, тем больше историй и позитивных новостей из нынешней жизни ветеранов мы видим везде – в СМИ и социальных сетях. Меня всегда трогают за душу новости моих друзей, которые пишут о своих отцах, дедах и других родственниках подробно: с фотографиями и историями. Ведь это живая память, которая есть не в каждой семье.

    С момента окончания войны прошло более 70 лет. Только вдумайтесь: ветераны войны прожили рядом с нами еще одну отдельную и иногда очень длинную жизнь. Вот только о фронтовых буднях рассказывать очень многие не любили. Не хотели, потому что страшно и горько вспоминать, а слушателям после первого шока, возможно, захочется забыть побыстрее.

    Вот только кто будет помнить, если не мы? Сейчас в каждой стране формируется свой взгляд на ту войну. Да что там, не секрет, что этот взгляд постоянно меняется. На фоне идеологической борьбы островком относительной правды становятся документы и воспоминания, иногда литературные произведения. Однако насколько рассказы, например Василя Быкова, могут быть интересны нынешним подросткам? Иногда приближение светлого праздника вызывает все больше вопросов. В информационном пространстве спорят, насколько законно заставлять школьников носить георгиевскую ленту или правильно ли одевать маленьких детей в военную форму? Про наклейки на машинах даже и вспоминать не хочется. Но еще больше меня поразил сюжет на радио о женщине — труженице тыла, которой государство выделило жилье. Наконец-то дошла очередь и до нее. Женщине 90 лет. По несколько раз в день с пафосом радиоведущие рассказывают, что четыре поколения семьи этой женщины ютились в однокомнатной квартире. И вот, наконец, у нее есть своя отдельная квартира! Рассказ самой героини этого очерка занимает секунд двадцать, и по этому отрезку нельзя понять, как дети трудились в войну, ясно лишь, что очень много, почти сутками. Я надеюсь, что в недрах уважаемой радиостанции есть полное интервью этой героической женщины, и мне повезет его услышать.

    А может, и не повезет, ведь память человеческая хрупка. Мне не довелось общаться с моими предками, прошедшими войну, не застала я и родственников, которые были репрессированы. Но я знаю – во многих семьях сохранилась эта живая история. Это могут быть предметы, записанные воспоминания и даже очевидцы. Важно, чтобы это сохранилось для тех, кто будет жить после нас. Стоит собирать по крупицам эту частную историю, и делать это, не дожидаясь дат. Записать рассказ сейчас может почти любой – в современных телефонах есть и диктофон, и камера. Не для музеев или СМИ (хотя они будут рады и признательны), сделайте это для своих детей и внуков! Может, тогда вас будет меньше охватывать неловкость от мысли, сколько мы не сделали для ветеранов, тружеников тыла, детей войны, сосланных в лагеря и бывших узников концлагерей, депортированных и оклеветанных. Наша благодарность, уважение и память о том, что было с ними, пожалуй, все, что мы можем им дать. Пока они живы.

    Елена Кочева, газета «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»

    солдат держит ребенка