Пока мы добрые к другим

    День социолога, наверное, отмечают только сами социологи, хотя я и в этом сомневаюсь. В сознании большинства социологи занимаются опросами, с результатами которых многие часто не согласны. СМИ придираются даже к понятиям, поскольку считают, что они тоже – барометр общества.

    Социология как наука появилась в России более 100 лет назад, институт социологии РАН – 50 лет назад, то есть она вполне оформилась как научная отрасль, стала публичной и обсуждаемой. Но она, пожалуй, единственная научная дисциплина, про которую всякий может сказать: не верю, ерунда, я так не думаю. Хотя общественное мнение это не только ваше личное мнение, оно складывается из множества мнений.

    Любая наука – это люди, которым надо платить зарплату, и вообще многие и многих содержать. Появляется соблазн заработать деньги любой ценой. И тогда появляются исследования с заведаными целями, когда вполне вправе сомневаться в добросовестности исполнителей и точности результатов. Есть масса людей, выдающих себя за социологов, потому что это выгодно. А настоящая социология, профессиональная, дает научно-обоснованное представление о действительности.

    Так ли это у нас? Давайте посмотрим результаты некоторых исследований последнего времени. Вот реакция общества на требование отменить мораторий на смертную казнь. Еще 180 лет назад проводили подобное исследование, где был сделан любопытный вывод: пролитие крови в виде смертной казни развивает манию убийства.

    В России ее отменяли в 18 веке, но через 13 лет вернули вновь. В СССР отменяли и возвращали трижды. В «новой» России смертную казнь не применяют с 1996 года. В то время как более 90% россиян за нее.

    Шотландский архитектор Патрик Геддес, первый внедривший социологию в городское планирование, говорил: сначала обследуй, потом планируй. Государство должно знать про уровень бедности в стране, например про то, что половине российских семей не хватает денег на покупку товаров длительного пользования, все доходы уходят на еду и одежду. Россиян, которые могут позволить купить себе все, что захотят, оказалось 2,7%.

    Или вот еще одна проблема. Как известно, в советское время практически не было безработных, потому что государство обеспечивало работой всех желающих. Теперь государство этим занимается кое-как. Только каждый четвертый россиянин, чтобы найти работу, обращается для этого в службу занятости населения.

    71% безработных в первую очередь обращаются к друзьям, родственникам и знакомым или ищут рабочее место в интернете – это тоже установили социологи. По рекомендации легче адаптироваться в коллективе. Многие не обращаются в центр занятости, поскольку часто это лишь потерянное время.

    Тут бы государству обратить внимание на исследование социологов, ибо только внутренние трудовые мигранты за год составляют до трех миллионов. Иначе все уедут в Москву или Петербург. Мешают нормальной миграции сложности с регистрацией, устройство детей в школу на новом месте, высокая стоимость и аренда жилья. Это все вопросы, решить которые может только государство. А так получается, что почти 26% безработных ищут работу больше года.

    Так что социология крайне полезная и нужная наука. И отметить ее день может каждый, а потом социологи узнают, сколько таких желающих оказалось.

    Слепые по болезни и ослепшие от богатства

    Символично, что в одновременно отмечают Международный день слепых и Всемирный день доброты. Только добрый человек способен сочувствовать несчастьям других.

    В мире 39 миллионов слепых, в России – 103 тысячи. В СССР для слепых делалось немало: их учили, создавали рабочие места, спецпредприятия, где они участвовали в производстве товаров народного потребления.

    Хотя к слепым в России всегда относились с особым вниманием. В 1807 году лично Александр I пригласил в страну Валентина Гаюи, основателя первой в мире школы для слепых, чтобы тот и у нас открыл учебное заведение для людей с полной и частичной потерей зрения.

    Теперь все значительно хуже. У нас же конкуренция, где же инвалидам в ней соперничать.

    И с добротой у нас не очень. Нет, конечно, у нас добрых людей много и они делают все возможное, чтобы помогать другим. Я про государственный масштаб. Для правительства доброта штука вредная, мешает нахлобучивать население. Так что его (день доброты) стали отмечать только в 2009 году, но как-то незаметно, мы этого не почувствовали. Видимо, министры не знают, что добрые люди меньше болеют и живут дольше, а то глядишь бы…

    Пока мы добрые к другим. Недавно, например, простили африканским странам долг 200 миллиардов долларов. На все образование тратим всего лишь 201 миллиард рублей (в долларах – 300 миллионов). Считайте, во что нашим детям обходится эта щедрость.

    Доброта всегда связана с усилием над собой. Потому что чем решительней действует добрый человек, тем сильнее ему оказывается противодействие.

    Парадокс в популярном выражении: известно, куда ведут добрые дела. Более важно сострадание, которого у нас не стало. Сострадать бедным перестали из-за стремления бедных стать богатыми; сострадать больным опасно, потому что те часто пользуются своей болезнью для поборов. Врачи стали брать. А куда деваться, если главный врач получает 200 тысяч рублей, а рядовой – в 10 раз меньше.

    Раньше героями были люди труда, типа Стаханова, теперь – …, оказавшейся в нужный момент в нужном месте. Непонятно только почему не могут другие оказаться в этом самом месте. Может быть, дело совсем в другом: чтобы стать богатым, надо воровать? Тем более, что за воровство у нас редко наказывают. В Китае взяточникам, казнокрадам стреляют в затылок и это показывают по телевидению. У нас не было ни одного показательного процесса над министром или губернатором, попавшихся на воровстве.

    В нормальном обществе состоятельных людей формирует средний класс, честно своим трудом сколотивших свое состояние. У нас считают, что таковых 38% населения. Не очень верится, по другим данным это всего лишь 7%, поскольку к нему относят тех, у кого есть загородный дом и крупные сбережения.

    Расходы растут быстрее зарплаты, тем более когда появляются дети.

    – Средний класс как… однородное явление в России не возник, – заметил однажды доктор экономических наук Александр Чепуренко. – То, что выглядит как средний класс – это представители чиновничьей бюрократии.

    А у нее, как известно, все в порядке…

    Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти, член Союза российских писателей.
    Оригинал статьи опубликован на сайте Тольяттинского Городского Комитета КПРФ

    семья с детьми