Погиб при туманных обстоятельствах

Солдат-срочник из Тольятти Михаил Гуделев погиб на службе в Чебаркуле при туманных обстоятельствах.

28 января около 7 часов утра в военной части 89457 «Б» Чебаркульского военного гарнизона был ранен в голову призывник из Тольятти Михаил Гуделев, который вскоре скончался в больнице. Солдат-срочник служил в мотострелковом батальоне, был старшим наводчиком автоматического гранатомета АГС-17 «Пламя».
Симпатичный, ладный паренек отслужил большую часть положенного срока — 240 дней, до дембеля ему оставалось чуть больше 100 дней. Михаилу было всего 20 лет — вся жизнь впереди.

В военной прокуратуре полагают, что солдата-срочника довел до самоубийства 28-летний офицер танковой части, который был задержан спустя двое суток после трагедии. Сейчас с солдатами и офицерами военной части работают следователи прокуратуры.
По предварительной версии следователей, 20-летний Михаил Гуделев застрелился прямо в казарме, когда его сослуживцы разошлись по нарядам. Однако родные и близкие Михаила, с которыми удалось поговорить журналисту, в это не верят. Они полагают, что случившееся пытаются обставить как самоубийство, а на самом деле в части давно происходит что-то неладное. Тут стоит сказать, что буквально недавно, в августе 2013 года, в Чебаркульской военной части был найден повешенным солдат-срочник из Копейска. Вроде бы все выглядело так, что парнишка повесился, но на его теле судмедэксперты нашли следы от ударов по шее, ребрам, из чего напрашивается вывод, что над ним могли издеваться. Это уголовное дело расследуется до сих пор.

Наверное, есть люди, которым бы хотелось представить случившееся с тольяттинцем Михаилом Гуделевым как банальное самоубийство. Брат Михаила, Антон Хворов, показал корреспонденту электронную переписку с некой особой, представившейся Ольгой Булыгиной, психологом военной прокуратуры. Переписка шла в социальной сети «Вконтакте», и впоследствии страница этого «психолога» была удалена. Так вот, неизвестное лицо под именем психолога прокуратуры пыталось донести до родных информацию о том, что Михаил во время происшествия был один (это было сказано несколько раз), что застрелился он в канцелярии, которая находится радом с оружейной комнатой (патроном, который у него, видимо, остался со стрельб), что у него на мобильный телефон была закачана книга о суицидах, где подробно описывается, как себя убить. Что у Михаила якобы в блокноте была запись на английском, что-то вроде «свобода в смерти». На вопрос брата Михаила о дате закачки книги о самоубийствах «психолог» ответить не смог.

Кроме этого, неизвестный, так же общаясь в Сети, пытался разжалобить и психологически надавить на брата Михаила, рассказывая, что после случившегося в военной части «всех командиров увольняют».

По словам Антона Хворова, у Михаила была уйма планов на будущее, и накануне трагедии он, общаясь с родственниками, даже был весел. На службу не жаловался, говорил лишь то, что мало спит из-за учебных тревог и выездов стрельбищ, больше стал уставать.
«Конфликты… Был один парень — отбирал телефоны, будил его по ночам и прочее. Да и вообще, он говорил, что там 95% солдат призваны из деревни, мало о чем можно поговорить с ними. Но потом поладил вроде с группой ребят. Насчет других — не знаю, — рассказал Антон. — Миша всегда выходил в Интернет в 6 часов утра, чтобы поговорить с мамой. В тот день она зашла позже, они не успели как обычно пообщаться.

Далее выяснилось, что в день гибели парня в 7.21 кто-то заходил в Интернет с телефона Михаила и пытался узнать пароль от сервиса «Яндекс фото». Миша никогда не пользовался этим сервисом, так что человек, рывшийся в его телефоне, был явно под влиянием эмоций. Что он искал, какие фото — неизвестно. Скорее всего, их даже не было, просто Миша до этого проходил с телефоном мимо, и кто-то подумал, что он заснял что-то, возможно, запретное или незаконное. Обыскали телефон, не нашли. Подумали, что на «Яндекс фото», стали спрашивать пароль.

На настойчивые вопросы «психолога» насчет склонности Миши к самоубийству Антон ответил, что в самом начале службы, «когда все было намного хуже», Михаил действительно говорил о том, что его посещали такие мысли. «У нас с ним был уговор: прежде чем я или он захотим когда-либо сделать это — сказать друг другу. Да и человек он был нерешительный — это вам скажут все — от друзей до родителей. У меня есть письмо, где он пишет, что хоть и есть желание, но он никогда этого не сделает, потому что так он причинит боль родителям и друзьям».

«Постарайтесь копать как можно глубже — кто взял его телефон, зачем и что случилось перед смертью с ним, — написал Антон «психологу».

В Чебаркуль вылетели родители Михаила, другой информации на вчерашний день не было.

В тему:

Судя по фото Михаила, он действительно не похож на человека, страдающего от депрессий. На большинстве фото он веселый, в компании сослуживцев. По словам родных, Михаил служил с желанием, работал над собой. Девушки у него не было.

Кстати:

В октябре 2014 года в чебаркульской газете вышла статья с интервью и фото Михаила в качестве молодого бойца. В интервью Михаил рассказывает о стрельбах, о том, что старается добросовестно выполнять приказы и задачи командиров, и, пользуясь случаем, благодарит командиров за то, что обучили его и товарищей боевым и другим качествам, необходимым военнослужащему.

солдат срочник из Тольятти

фото: “Площадь Свободы”

Евгений Халилов, газета “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников