Подростки Тольятти погружаются в локальную историю

28 апреля 2018 года в Тольяттинском социально-экономического колледже началась апробация программы дополнительного образования Тольяттинского краеведческого музея «Семейные АзБуки» (в рамках одноименного проекта, при поддержке Международного открытого грантового конкурса «Православная инициатива 2017-2018»).

В условиях «Тольятти как потерянного текста» (в связи с тенденцией утраты культурного наследия не только дореволюционного, но и советского периодов в ландшафте города и в системе образования) программа предполагает воссоздание этого самого текста через установление связи с предком, с опорой на документ музея, семейный документ и устную семейную историю. Предусмотрены разные формы работы: ролевые и настольные игры, мастерские, дискуссии, тренинги, лекции.

В программе «Семейные АзБуки» предок рассматривается как субъект национальной (локальной) истории, носитель ценностей и морально-нравственных выборов, оказавших влияние как на ход исторических событий на местах, так и на членов семьи и потомков. Накопленные в поколениях семьи морально-нравственные выборы предков в условиях исторических перипетий 20 века рассматривается как открытый (обнаруженный, собранный) ресурс современного молодого человека и современной семьи. Акцент в программе ставится на опыт сохранения семьи усилиями ее членов в историческом времени и через семейные традиции (в т.ч. традиции патриархальной (дореволюционной) семьи, сохранившиеся с неизбежными утратами и деформациями во многих советских семьях и, как показал опыт апробации программы в колледже, даже дошедшие до наших дней).

Программа разрабатывается интегрированной командой специалистов и включает занятия по трем блокам:

1. «Локальная история» (в составе национальной). Рассматривается образ советского и досоветского предков; разные картины мира до революции и после (идеология на месте религии; изменение ландшафта города, ценностей, моделей поведения, повседневности); идеалы эпохи и различные морально-нравственные выборы участников одних и тех же исторических событий (из дневников и воспоминаний ставропольчан и тольяттинцев);

2. «Семейная история». Опыт сохранения семьи в исторических перипетиях 20 века (сквозь революции, войны, хроническое сиротство, массовые утраты и возрождения, системные наказания и расправы; грандиозные инновационные проекты советской эпохи). Подростки собирают семейные истории, формируют «паспорта» членов разных поколений, строят «родовое древо» и собирают карту морально-нравственных выборов разных поколений предков, оказавших влияние на потомков (опыт потерь и преодолений). Музейные семейные истории и истории членов группы (студентов), с опорой на исторический документ, восполняют пробелы в истории семьи тех, у кого «память» рода стерта или весьма скудна.

3. «Универсальная история/Притча». Извечный выбор человека добра и зла, повторяемый в разных поколениях и накапливаемый в истории семьи как основание для личного выбора потомка, его опора в настоящем, его выбор — в т.ч. сознательный альтернативный. В данном блоке программы также проводятся параллели между традициями патриархальной семьи и инструментами современной семейной психологии. Участниками открывается непривычный для современного восприятия метафорический язык «Притчи» (о блудном сыне) — метафора перекладывается на проясненный каждым участником в программе опыт предка — субъекта семейной, локальной, национальной истории.

Кураторы программы:

— Любовь Черняева, старший научный сотрудник Тольяттинского краеведческого музея, клинический психолог, арт-терапевт, член Ассоциации психотерапевтов и психологов Тольятти (АПиП);

— Анна Смирнова, психолог высшей квалификационной категории, семейный психолог Городского центра психотерапии «Мой мир», член АПиП, ведущий специалист Управления опеки и попечительства Департамента социального обеспечения администрации г.о. Тольятти;

— Иерей Михаил (Желтиков), клирик храма иконы Казанской Божьей Матери, г.Тольятти;

— Жанна Горяинова, методист и педагог дополнительного образования СП Центр «Гражданин» МБУ «Школа № 93» Тольятти.

Первые открытия программы «Семейные АзБуки» в Тольяттинском социально-экономическом колледже (аудитория подростков):

Открытие №1:

Дети, рожденные в постсоветский период, никогда не слышали и не воспроизводили сами речь советского человека в ее концентрированно-документальном виде. Советское слово никогда не оглушало их своей неизбежной обязательностью, ограниченностью, угрозой наказания или беспощадной расправы. Их язык с трудом выговаривает привычные для советского предка фразы: «эксплуататоры», «могучее орудие пропаганды, агитации и организации», «пролетарская печать», «контрреволюционные элементы», «самые широкие массы», «каждый трудящийся должен быть сознательным участником государственного строительства и творцом новой жизни», «налагать контрибуцию с применением физической силы», «изымать хлеб», «исполнять распоряжения Чрезвычайной Комиссии». Игра-реконструкция в первого, почти неграмотного, советского журналиста в «Школе газетного молодняка» (на основе редкой книге музей 1923 г. и воспоминаний первых советских ставропольчан) повергла современных подростков в тихий, беззвучный, ужас.

Молодых людей до самых глубин еще незаснувшей (или непроснувшейся) души тронула история о 10-летнем мальчике, на глазах которого произошла расправа с белыми (из воспоминаний ставропольчанина М.А.Елпидина, комсомольца 20-х г.г., зам.редактора районной газеты «Большевистская трибуна», участника Финской и Великой Отечественной войны). Не укладывались в привычную повседневность рассказы об обстоятельствах раскулачивания в Ставрополе; исполнении распоряжений ЧК; набитых тюрьмах; прятавшихся в лесу партизанах, которых кормили дети; о работе комбедов; сумасшествии и психических заболеваниях участников карательных отрядов красных (из воспоминаний С.А.Горячева, уроженца с.Ташелка Ставропольского уезда, участника Первой Мировой войны, трех революций (1905, Февральской, Октябрьской социалистической), Гражданской войны, командира карательного отряда, борца с кулачеством и бандитизмом в Ставрополе, председателем Комитета бедноты, милиционера, один сын которого … стал оперным певцом, а другой — доцентом в «родном ВУЗе».

Нынешние дети никогда прежде не думали, что в судьбе одного (!) — самого первого советского человека — может быть столько горя (личного, семейного, общественного, мирового), столько преодолений, столько надежды на светлое будущее. Учащиеся Тольяттинского социально-экономического колледжа, будущие логисты, по инструкции 1923 года (разработанной коммунистами) писали заметки о событиях, происходящей на этой земле, почти столетней давности — в советскую газету. Слова застревали в горле и не шли на бумагу, буквы не укладывались в строку. После игры неожиданно два человека в группе вспомнили, что их предки тоже участвовали в революции 1917 года, причем, у одного из них точно было «лицо как у меня — такое же треугольное», и «эти глаза» смотрели на собравшихся. Говорили о страхе, которые переживали дети; возник вопрос — кем же они стали после этого, не ожесточились ли. Вспомнили рассказ бабушки из семейной истории про закопанных в землю детей, которых мать так уберегла во время пожара — то ли в революцию, то ли в какую-то из войн…

Открытие № 2:

Музыка времени выражает ценности участников исторических событий — при этом, мелодия может быть одна и та же, а слова — совершенно разные, противоположные по смыслу. Слушали песни Гражданской войны. Первую — белогвардейцев — протяженную, медленную: «Мы смело в бой пойдем за Русь святую И как один прольем кровь молодую «. Вторую — красных — бодрую, ритмичную, с подпевающими женскими голосами: «Мы смело в бой пойдем за власть Советов И как один умрем в борьбе за это…». На карточках игры сравнивали фотодокументы Ставрополя-Тольятти: силуэт дореволюционного Троицкого собора и силуэт памятника В.И.Ленину с поднятой ввысь рукой (что стоит в Городском парке — созданный по проекту скульптора Г.Д. Алексеева 1924 г., тиражированный почти во все города СССР). Оказалось, силуэты храма и памятника вохду мирового пролетариата идентичны…

Так, значение предложения — «После революции 1917 г. Идеология пришла на место Религии» — стало наглядно и почти осязаемо, в артефактах городского ландшафта (храм при переносе города в 50-х годах при строительсве ГЭС уничтожили, зато В.И. Ленин стоит в парке как живой, правда со статусом не «памятника», а «объекта благоустройства городской среды»…). Старое вновь разрушено почти до основания.

Открытие №3:

Играли в игру про «советскую семью» (ближайший к нам предок — советский). Игрокам предлагались собирательные образы Мужчины (мужа), Женщины (жены), Ребенка. Каждый образ имел определенные характеристики, а участники выбирали те, которые они узнают у себя или у своих ближайших родственниках: «Герой» (революции, войны, труда), «Работа для него/нее- «2-ой дом», «Сирота», «Жертва революции, войны», «Глава семьи», «Помощница мужа», «Строитель светлого завтра», «Непримиримый борец с инакомыслящими»… К собирательным образам предлагались музейные документы и редкие книги, раскрывающие представленные характеристики.

Подростки узнали многое от наследства советских предков — «героический» склад характера, «самоотверженное служение производству — «второму дому», «женщину, которая работает наравне с мужчиной или даже больше», «ребенка, воспитывающегося в коллективе»… Одновременно участники мастерской узнали в своем опыте и наследие патриархальной семьи, которое досталось советскому человеку от досоветского предка благодаря семейной традиции — вопреки политике советского государства об изменении семьи (и даже стремления ее уничтожения в первые годы советской власти). Это: «Муж — глава семьи», «Жена — помощница мужа и мать». Навыбирали … полные корзины.

Открытием для куратора программы стало то, что для современных подростков ценности традиционной семьи — все еще актуальны. На фотографиях процесса видно количество плюсов (выбранных качеств) около характеристик предков, связанных с сохранением традиционнных семейных ценностей, ролевых отношений мужчины и женщины в семье, отношении к детям. Гипотеза об обесценивании семьи подрастающим поколением в 21 веке — в Тольяттинском социально-экономическом колледже — пока не подтвердилась…

Из отзывов участников музейной мастерской по теме «Локальная история»:

Что помогало: исторические материалы, пояснения, память, рассказы из истории, инструкции «что можно писать в советскую газету и что нельзя»;

Что удивило: новые знания, истории людей на Гражданской войне, мальчиш-кибальчиш, новый факт, игра, как зреет революция; истории о войне, о братьях, о раскулачивании;

Сегодня я понял: детская память очень чувствительная; жизнь была страшна; тяжкое время; раньше людей замучивали; несмотря на все сложности, надо продолжать жить и любить жизнь;

Чем была важна коллективная работа: мы подсказывали друг другу; сплочение; обсуждения были важны;

Отзыв педагога (преподавателя истории, обществоведения, психологии права): Если игры на основе музейного документа будут напечатаны и предоставлены нам, это будет большим подспорьем на уроках. Они на местном материале — это важно, чтобы чувствовать место проживания как историческое, где люди многое пережили.

Апробация программы в ТСЭК будет происходить в течение всего мая.

девушка читает старые статьи