Поднял чужую вещь, заболел и умер

    больной лежит на кровати

    Уходящий високосный год для многих горожан был не очень удачным, особенно из-за пандемии коронавируса. У супругов Алтаевых (данные потерпевших изменены) на одно огорчение вышло больше. Отчасти они сами в этом виноваты.

    Всё началось с того, что три поколения родственников (родители, взрослые дети и дети детей) отдыхали в Ягодном, а вечером вернулись на двух автомобилях в Тольятти. Кошелек с деньгами лежал в сумке детской коляски. На парковке 19 квартала коляску перегружали из машины в машину и, вероятно, в суете что-то обронили.

    – Я шел вечером с работы. На площадке, когда отъехал автомобиль, остался лежать синий женский кошелек. Вокруг, я посмотрел, никого не было. Открыл «лопатник», там – 750 рублей, две банковские карты и много дисконток разных магазинов. Лишнее я выбросил в мусорный контейнер, сходил домой, рассмотрел карты и отправился по магазинам покупать продукты, – рассказал Максим Я.

    Практически всю ночь бегал счастливый, как ему тогда казалось, мужчина за колбасой и пивом, словно готовился к полярной зимовке. Каждая покупка была до 1000 рублей. А утром даже решил для ребенка своей знакомой взять недорогие вещи. В общей сложности нетрезвый Максим истратил с двух карт около 25 тысяч.

    Почему потерпевшие не заблокировали карты после первого СМС-сообщения о ночной покупке?

    – Я не придал этому значения. Подумал, что жена днем что-то покупала, а сообщение пришло с опозданием. На следующий день супруге позвонили из службы безопасности банка, сообщив, что с ее карты проводят подозрительные операции. Тут я внимательно изучил СМС-сообщения и понял, что в эти магазинчики мы никогда не ходили, – пояснил потерпевший.

    Его жена добавила, что доход семьи составляет 65 тысяч, из них 39 – обязательные ежемесячные платежи: кредиты, плата за детсад и спортивную секцию, коммунальные услуги. А потому потеря 25 тысяч для них является весьма ощутимой.

    Ранее судимого Максима нашли, хотя и не сразу – он лежал в медгородке с двусторонней пневмонией легких. Вину признал сразу, а свое самочувствие скромно назвал удовлетворительным.

    Когда уголовное дело направили в суд, Максим не явился на слушания, хотя был об этом извещен. Не смогли приставы доставить его и на следующее заседание: дверь арендованной квартиры никто не открыл, а соседи только развели руками. Тогда Максима объявили в розыск, потом стало известно, что он скончался.

    Недавно суд Автозаводского района прекратил в отношении него уголовное дело. Поскольку близких родственников у Якунина нет, его интересы представлял сотрудник мэрии. Что касается гражданских исков Алтаевых, то их оставили без рассмотрения – нет наследников у обвиняемого в краже.

    А вот другая история, связанная с хищением денег с банковской карты (очень распространенное в нашем городе преступление), закончилась не так трагично. Тамара П, работающая в клининговой компании, со счета родной матери в несколько приемов сняла 13 250 рублей.

    – Она опекунские деньги тратила не на ребенка, а на себя, – с обидой в голосе сказала пенсионерка (у нее другая фамилия), подав официальное заявление в полицию.

    Дело дошло до суда, где потерпевшая сообщила, что Тамара ущерб полностью возместила, поэтому претензий к ней не имеет. В результате – полтора года условно с последующим освобождением от уголовной ответственности. Хороший урок преподала мать своей неразумной дочери, главное, чтобы он пошел впрок и в новом году такое больше не повторилось.

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 52 (1332) 30.12.20