Почему я не крещу своего сына

Интересный вопрос, хотя тема сама по себе очень неинтересная, такая, знаете неоднозначная. Как противостояние ассасинов и тамплиеров в 15 веке в Испании.

– Как, вы не крестили мальчика до сих пор?! Да вы что?! – восклицают некоторые, кто узнает.

Нет, ну и что? Он стал от этого хуже? Цвет его глаз поменялся? Или не-крещение сказалось на его развитии?

Ох, мое знакомство с Господом нашим прошло очень спокойно. Моя бабушка, Валентина Тимофеевна, ходила в церковь, верила, молилась за нас, спасибо ей, освящала куличи, которые пекла на всю деревенскую детвору и красила на Пасху 100 яиц. Так было тогда принято.

Для меня это – радостные воспоминания. Куры в сарае, сладкие куличи, скрипучие половицы и рассказы бабули про то, как раньше побеждали нечисть.

Другая моя бабушка, Татьяна Анатольевна, не была верующей, более того, она умерла не крещеной, это был ее выбор, и я это уважаю. Парадоксально, но ее деда-священника расстреляли в первые послереволюционные годы. Бабушка была дамой просвещенной, играла на пианино в молодости, работала химиком, покупала нам дорогие подарки. Была добрым человеком.

Родители – где-то между ними. Они не запрещали мне интересоваться Библией, рассказами об Иисусе и Иуде, не запрещали ходить в церковь, но и не настаивали, не заставляли.

Училась я в седьмом классе, когда подружки собрались на Вербное воскресенье в храм. Мы нарвали веточек, надели платочки, длинные юбки и поехали на автобусе в церковь. Это было настоящее событие. Казалось, что там произойдет что-то прекрасное, что-то важное для меня. Нет.

Мы четыре часа простояли в душной толпе злых бабок, ничего прекрасного я не увидела в тот день. На мою вербу брызнули водой и все! Якобы святой. В толпе одна бабка обругала нас, что вот мы пришли, дрянные девки, нецензурные слова опускаю, на газетных страницах они ни к чему.

От долгого стояния мне стало плохо, мы еще воды не взяли. И поэтому вышли с девочками на крылечко церквушки. Другая бабка зло прокомментировала:

– Это потому что бесы в тебе!

Ага, бесы! И зовут меня царица тьмы, ни дать ни взять!

На этом эпизоде знакомство с церковью было завершено. Библию прочитала.

Кстати, родители крестили меня в 12 лет, а сестру в 3 годика, по настоянию бабушки.
Когда родилась моя дочка, решила крестить ее. Тогда казалось, что это просто необходимо.

– И болеть будет меньше, – поддакивали родственники.

Крестили двухлетнюю малышку в церковном приходе. Крещение получилось долгим, дочь плакала несколько часов, ее окунали в таз с водой, это была совсем не купель. Туда же окунали других детей и умывали взрослых, решившихся на крещение. Тогда, 11 лет назад, индивидуальное крещение только входило в моду.

После крещения сказали, что ребенок беспокойный, потому что (правильно!) в нем бесы, нужно ходить причащаться. Но мы не дошли, дочка на следующий день слегла с температурой и рвотой. После нее слегли мы с мужем.

– Это из вас зло выходило, – твердили «знающие» люди.

Какое зло, товарищи? Какое зло в маленьком ребенке, родители которого законопослушные люди, платящие налоги? Мы разве политики? Нет. Тут дело в санитарии. Ага, в ней. Воду надо менять в тазе-купели, потому что вода – первый источник заразы. И в теплую надо окунать детей. А еще крещение – это таинство, а не обыденность и работа священника.

Бабка при этом приходе стала меня учить и поругивать, что не знаю правил, не подготовилась. Так не ругайте! Обучите! Знать надо правила по русскому языку, правила дорожного движения! Физику нужно знать!

Разве, чтобы найти Бога, надо быть готовым? Чтобы найти дорогу к свету и чистоте, нужно знать правила? Вы там служите, так почему злые и несчастные? Может, вы заблудились? Может, забыли главное правило: возлюби ближнего своего, как себя?

Я материалист. Мне надо увидеть, потрогать, поговорить.

– Так много бед, голодных и смертельно больных детей, где ты? – часто спрашиваю Его.

Ответа нет.

Сыну через месяц три года. Крестить его мы не собираемся. Это не бунт, не вызов, просто не считаем нужным. Подружка высказала предположение:

– Ну, он болеть меньше будет…

– Твой меньше болеет? – спросила ее.

– Дети все болеют.

– Значит, не меньше, так?

Молчит. Чтобы окрестить ребенка, нужны крестные. Зачем? Их несколько дней обучают, а потом им необходимо сдать экзамен. А если нет крестных? Почему крещение вдруг стало платным? Почему, чтобы встать на путь истинный и прикоснуться к святому, нужно платить? Кто установил ценники? Индивидуальное крещение – от 5000 рублей, общее – 2000.

Я знаю многих, да и вы их знаете. Этих злых людей, пьющих, матерящихся, пинающих собак, обижающих своих же детей, но при этом крещеных. Золотой крест с цепочкой – признак богатства и… веры?

Вера – это что-то интимное. Очень личное, его не показывают, об этом не говорят, там нет крестных, индивидуальных крещений, приходских бабок, ругающих, что молодежь путает, где ставить свечку за здравие, а где за упокой. Там не платят годовой молебен по усопшему.

У каждого путь к Богу – свой. И не хочется, чтобы навязывали чужой…

Ксения Рис, «Вольный город Тольятти»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 43 (1222) 26.10.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

облака на небе