Почему всё так?

В последние годы каждую весну на дорогах Тольятти наблюдается одно и то же – талая вода течет, лужи стоят, ямы (которые зачастую методом «ловли на колесо» под лужами выявляют автомобилисты) временно заделывают горячей асфальтобетонной крошкой.

Почему всё так? Почему ямы появляются так быстро даже на дорогах, на которых асфальтовое полотно было полностью перестелено совсем недавно? Ведь хваленое выделение миллиардов рублей, получается, не даёт результатов…

Кто кладет?

Региональные телеканалы и издания радостно рапортуют, что Тольятти ежегодно получает на ремонт дорог около миллиарда рублей из областного бюджета. Мол, «до Николая Ивановича» такого не было. Опустим здесь вопрос о том, почему некогда богатейший город области Тольятти теперь ходит с протянутой рукой в Самару, а рассмотрим, кто и как осваивает эти деньги и кладёт асфальт на те самые дороги, которые каждой весной смывает талым снегом с улиц города.

Формально все честно. Суммы, выделяемые на год, делятся на несколько лотов, разыгрываемых в ходе аукционов. Подразумевается, что конкуренты – компании со славной и уважаемой историей, которые будут сражаться за право получить тот или иной контракт, а потом с честью его выполнять. Если же кто-то выполнит ремонт «тяп-ляп», это ляжет позорным несмываемым пятном на белоснежную репутацию коммерсанта. В общем, всё красиво и сказочно…

Как выглядит обычный аукцион на самом деле? Минувшим летом СМИ сообщили:

«21 июня подведены итоги аукциона по ремонту автомобильных дорог общего пользования местного значения. В торгах принимали участие две компании.
По решению аукционной комиссии победителем стала организация, которая предложила цену ниже начальной (351,9 млн руб.) – 350,2 млн рублей.
Компания отремонтирует проезжую часть и посадочные площадки, заменит остановки и урны, а также обустроит дорогу на ул. Александра Кудашева, Диагональной от ул. Баныкина до ул. Кунеевской, на Комсомольском и Южном шоссе от ул. Заставной до границы Тольятти. И должна будет все успеть сделать до 31 октября 2017 года».

Почему кладет?

Итак, если не углубляться в подробности дела, можно сделать вывод: хороший фронт работ, хорошая цена. Но вы наверняка заметили странность. В ходе «ожесточенной» борьбы «конкурентов» цена изменилась лишь на 0,5%! Представьте себе, что известная сцена из «12 стульев» выглядит так:

«Десять стульев ореховых. Восемьдесят рублей».

Остап повернулся, выбросил вверх руку и негромко сказал: «Восемьдесят рублей сорок копеек!»

«Продано, – сказал аукционист. – Барышня! В четвертом ряду справа».

Классики советской литературы Ильф и Петров, понятно, такую «дичь» не написали бы. Однако такая «дичь» вполне проходит на аукционах по ремонту тольяттинских дорог. Совсем недавно, в этом феврале, антимонопольная служба возбудила дело по факту сговора в 28 эпизодах, включая вышеупомянутый тольяттинский. Выявлено, в частности, что фирмы-«конкуренты» (реально существующие, похоже, только на бумаге) даже не пытались прятать концы в воду. В частности, заявки на аукцион подавались с одного и того же офисного компьютера.

Ведомство отмечает:

«По итогам расследования ФАС России обнаружила, что в ряде случаев наблюдалось минимальное снижение начальной цены со стороны одних и тех же участников торгов.
Также на некоторых торгах были зафиксированы случаи совпадения IP-адресов участников, с которых осуществлялся вход на электронную торговую площадку. В таких случаях победу одерживала одна из этих компаний. Остальные заявки конкурсной комиссией отклонялись».

Почем кладет?

Всего, таким образом, «конкуренты» на 28 торгах суммарной стоимостью 2,009 миллиарда рублей (!!!) заключили договоров на 2,001 миллиарда рублей. То есть в среднем начальная цена всякий раз сбивалась даже меньше, чем на 0,5%. И почему в аукцион не пробились участники с других IP-адресов – вот вопрос на миллион. А точнее – на два миллиарда. Ну, думаю, вы поняли, о чем идёт речь…

И главная проблема здесь не в том, что экономия бюджета минимальна. Это еще терпимо при условии, если качество проведенных работ все-таки нареканий не вызывает. Главная проблема – качество наверняка будет минимальным. Почему? Потому что, к примеру, все испортившее ООО № 1 может, получив деньги, самоликвидироваться, а на будущий год по той же схеме аукцион выиграет сегодня его «проигравшее» ООО № 2. Примеров, когда городские власти разводят руками и сообщают: «гарантийный ремонт выполнять некому, подрядчик растворился» – немало во всех сферах деятельности, не только дорожной…

Выводы

Чиновники подчеркивали и постоянно подчеркивают, что на содержание дорог муниципалитет может выделить довольно мало денег. Регулярно представители мэрии говорят: реально содержание (зимняя уборка, заделывание ям и т.п.) оплачивается лишь на 14% от нормы, то есть примерно на 1/7. Иронически настроенные граждане спрашивают: будут убирать 1/7 дорог или чистить снег на 1/7 глубины? В мэрии разъясняют: будем срезать работы, не являющиеся жизненно необходимыми.

Итогом стало, например, то, что вывоз снега (за исключением небольших отрезков у «зебр» и перекрестков) компания-подрядчик не осуществляет на совершенно законных основаниях, поскольку условиями контракта предусмотрено: снег лишь откидывается в сторону от проезжей части. И вот получается: если сам город может позволить себе финансирование уборки всего на 1/7 от нормы, значит дороги должны быть как минимум положены так, чтобы по осени и весне вода не пропитывала их, как губку. А когда дороги, которым нет и года, покрываются сетью трещин уже после первого мороза, нетрудно предположить, что ремонтировать их придётся далеко не через 5 лет гарантийного ремонта, а гораздо раньше.

Комментарии

Сергей Егоров, электрик АВТОВАЗа, депутат Самарской губернской думы:

– Ситуация с дорогами вызывает возмущение граждан. Нам каждый год рассказывают о том, что у нас какие-то там особые, страшные условия: жуткие морозы, чудовищные лужи и так далее. Что, дескать, именно из-за этого и происходит ситуация, когда дорогу, по факту, кладут буквально на шесть месяцев. Ровно через шесть месяцев она представляет собой эдакое крошево из воды, грязи и щебёнки. Ну и, разумеется, ямы. Ямы такие, что в некоторые даже машины помещаются. Такая яма была, например, в прошлом года на бульваре Туполева. Так вот, какие ещё исключительно страшные условия? Как будто на земном шаре нет Швеции, Канады, Аляски, где климат ничуть не мягче, но дороги не в пример лучше. Так, может быть, пора уже бить по языкам этим сказочникам, которые все наши дорожные проблемы сваливают на климат?

Увы, но ситуацию на законодательном уровне не изменить. Я считаю, что меры, которые могут спасти ситуацию, – это меры сугубо антикоррупционные. Надо брать каждого такого «дорожного строителя» на карандаш в надзорных органах, контролировать его: начиная от процесса составления асфальтовой смеси и заканчивая процессом укладки. Наш депутат сегодня мне сказал, что на профильном комитете дорожники снова попытались закинуть удочку, чтобы законодательно поднять цены на прокладку дорог. Да уже притчей во языцех стало сравнение наших запредельных цен на укладку дорог с ценами на дороги в Китае, например. А если цены ещё выше задерут, значит дорог будут делать меньше, а вот что качество изменится к лучшему – я сильно в этом сомневаюсь. Ведь у нас в стране не всегда хотят как лучше, но получают как всегда…

Ольга Сотникова, руководитель Центра социальной работы:

– Я думаю, ситуацию сможет улучшить общественный контроль. Не секрет, что после депутатских проверок и лёд с тропинок быстро очищается, и дороги приобретают проходимый вид. Общественная инспекция, конечно, должна привлечь и строителей, и специалистов по асфальтовым смесям, и экспертов в других вопросах, иначе к мнению её традиционно прислушиваться будут без должного внимания. Но в условиях всё возрастающей активности гражданского сообщества, думаю, это будет нетрудно сделать.

«Тольяттинский навигатор»
Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор», № 8 (433) 24.03.17
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС 7-4315 от 21.03.07

разбитая дорога

фото: “ТН”

фото: из открытых источников