По остаточному принципу

В этом году единственный российский производитель качественного противоаллергического препарата «Рузам» был вынужден приостановить отгрузку своей продукции в связи с перерегистрацией.

Найти раствор для инъекций можно было только в Москве и еще в нескольких региональных столицах, где предприниматели могли позволить себе закупку дорогостоящего препарата с запасом. По данным справочной службы Allapteki.ru, в Самарской области «Рузама» не было ни в одной из аптек.

Вместо него тольяттинцам назначали пресловутый Полиоксидоний, который давно в пух и прах разнесен доказательной медициной как бесполезный по всем показаниям (но он входит в государственный перечень жизненно важных лекарств и закупается медучреждениями за счет бюджета).

Рыночные отношения в качественной медицине не работают с «провинциалами». Платежеспособность и клиентский поток зачастую не удовлетворяют потребности в сверхприбыли.

Даже многие частные лаборатории существуют в Тольятти только как приемные пункты для сбора биоматериалов и отправки на исследования в Самару. Что уж говорить о более сложных процедурах и высокотехнологичной медпомощи, о которой многие частники даже не мечтают.

Но и государственное здравоохранение тоже иерархично в доступности качественной помощи для жителей разных весей. Например, если самарским онкопациентам реабилитация после радикального лечения доступна по умолчанию, то всем гражданам с периферии нужно прикладывать усилия для получения направления на реабилитационную программу в областной онкоцентр. Местные организации реабилитационных услуг не оказывают. В то же время мероприятия в региональном центре не подразумевают нахождения в стационаре. То бишь несамарцам необходимо самостоятельно решить вопрос временного жилья при получении «путевки» на восстановительные процедуры.

То же касается высококвалифицированной помощи. Как бы ни шутило врачебное сообщество о «специалистах по левой ноздре», существуют случаи, когда доктора без узкой квалификации не могут принять решений в исключительных ситуациях.

Например, ни одна из пациенток в Тольятти с редким генетическим заболеванием порфирия (у нас в городе таких три) не получила своего диагноза в местных больницах. Все в полуживом состоянии поступали к самарским специалистам, где получали точные заключения за считанные минуты, хотя до этого месяцами тщетно лечились в тольяттинских клиниках.

Но и специалисты не хотят выбирать между лучшей зарплатой, перспективами роста и местечковым патриотизмом. Зарплаты врачей на разных территориях прямо коррелируют с масштабами территорий. И государственные конкурсы с унылыми названиями «Где родился, там и пригодился» только навевают тоску.

И капитал, и государство рассматривают удовлетворение потребностей «провинции» по остаточному принципу. И у первых, и у вторых есть масса убедительных доводов, почему система так выстроена и почему жизнь так устроена. Но, увы, понимание это никак не нивелирует проблемы тех, кто мечется на отшибе, пытаясь контролировать собственное здоровье и здоровье близких.

Андрей Окунев, корреспондент рубрики «Медицина», «Площадь Свободы»
vl.saxmeev5@gmail.com

девушка в больнице

фото: prаvdаpfо.ru

фото: из открытых источников