Письмо в защиту Бу Андерссона

Бу Андерссона на АВТОВАЗе не понимают. И не потому, что он говорит по-английски. Он просто не может достучаться до тех, кто его не хочет слышать. Людям больно, горько и неприятно, поэтому они закрыты для диалога с руководством.

Кто вставил вазовцам бананы в уши?
«Нам вставили в уши бананы, чтобы мы не пошли на митинг», – так сказал один сотрудник АВТОВАЗа после недавней встречи Бу Андерссона с 6000 заводчанам в ледовом дворце. Не знаю, кому и что вставили или заткнули, но если человек решил пойти на митинг, то его не удержит никто. Лично я идти туда не собираюсь, потому что был на таких сборищах неоднократно, и ни разу не слышал там конструктивных предложений (фразы типа «все отнять и поделить» нельзя считать конструктивом). Покричать, потусоваться, выпустить пар – только для этого митинги и собираются. И я не удивлюсь, если они исподволь организованы самой администрацией автозавода – чтобы «стравить давление в котле».
На самом деле, бананы в ушах у нас изначально. Я это понял на той встрече в «Лада Арене». Ощущение было, как будто снова в школе сижу на задней парте – чуть не каждая реплика Андерссона сопровождалась язвительными комментариями. Не по существу, нет. Его просто дразнили и высмеивали. Когда мы вышли из зала, люди уже не стесняясь  матерились в голос. Один сказал, что хотел «пульнуть бутылку» в оратора, и его осудили за нерешительность. Откуда такая злость? При том, что Андерссон говорил вещи правильные – о развитии завода, о том, что надо улучшать систему оплаты…

АВТОВАЗ: причины ненависти
Откуда такая ненависть? У каждого вазовца есть, что ответить на этот риторический вопрос. Абстрагируюсь от идиотских слухов типа «Андерссон сжег библиотеку». Просто расскажу о своем примере. Андерссон продолжил взятый ранее курс на оптимизацию численности. Шесть моих коллег покинули компанию – и почти никто не сделал это с легким сердцем. Люди, с которыми я годами работал и дружил, ушли с предприятия, проклиная все и вся. Когда мы прощались, мне хотелось опустить глаза, как будто я предаю их, оставшись на заводе.  Сейчас они устроились вполне неплохо – работящий человек и грамотный специалист всегда найдет себе место. «За забором есть жизнь», – сказал на днях по телефону один из моих товарищей. Конечно, есть, я ему верю. Но осадок-то остался. И остались пустые столы и пыльные компьютеры вокруг. И осталась работа, которую нужно продолжать выполнять, но теперь малыми силами – моими силами. Боль и пустота – теперь это есть у каждого. К тому же некоторые до сих пор волнуются: а вдруг и меня сократят?  И каждый однозначно может сказать, кто виновник этих неприятных переживаний.

Ну и как понять Андерссона?
Чтобы понять Андерссона, нужно не раз и не два крепко подумать. Нужно проявить силу воли. Далеко не у каждого есть на это желание и возможности. Я и сам до конца не уверен, что доверяю ему. Но однажды так случилось, что президент АВТОВАЗа лично покритиковал меня.  Просто взял, и на совещании указал на несколько недостатков в моей работе. Отойдя от шока, я понял – Андерссон на 100% прав. Можно и нужно работать лучше.

А еще я понял, что нельзя вечно жить с ненавистью. И нельзя работать, не понимая своего лидера, и бесконечно злясь на него. Когда боль от потерь поутихнет, можно и задуматься: куда и мы идем, и правильной ли дорогой нас ведет Бу Андерссон?

Увольнение хороших людей – это плохо. Но кто из нас станет спорить с тем, что в целом штат АВТОВАЗа раздут? Что много дублирующих функций и подразделений?
АВТОВАЗу нужны новые модели. И только сильный лидер способен продавить нашу бюрократию и запустить новый продукт – «Весту», «Икс Рэй» и прочее.

Нам и нашим клиентам нужен нормальный сервис. Андерссон хочет повысить прибыльность дилеров – и это правильно. В этом случае у дилеров будут работать нормальные слесаря и хорошие продавцы, которые, наконец, перестанут тянуть эту годами навязшую в зубах жвачку: «ну что вы хотите за такие деньги?…»

АВТОВАЗу нужна прибыль. Будет прибыль – будут и зарплаты и премии. Но прибыль невозможна без снижения затрат.

А слухи?
Слухи есть всегда. Про Путина, к примеру, много слухов – в Интернете даже специальные странички есть, с карикатурами. Россию в целом там тоже опускают ниже плинтуса. Однако если долго читать такую страничку, возникает четкое ощущение: если я русский – я ничтожество, лузер априори, я живу в стране с глупыми людьми, которую ненавидит весь «остальной нормальный мир». Но кому хочется ощущать себя  ничтожеством? Так же и с АВТОВАЗом. На наш завод и его руководство «наезжали» годами. А сегодня мы и сами с удовольствием то смакуем какие-то подробности личной жизни Андерссона, то передаем из уст в уста какие-то рассказы про его зарплату. Хотя у некоторых предыдущих директоров ВАЗа доходы были побольше. Поливая грязью свой завод, взращивая в груди ненависть к нему, мы просто втаптываем себя в землю. Мы лишаем себя будущего. Сейчас среди вазовцев считается нормальным выступить в соцсетях на глазах тысяч потенциальных клиентов  и вывалить на их головы все эти слухи. Что в итоге? Клиент не захочет связываться с компанией, где «бардак, миска супа в третью смену и сожженная библиотека».  Можно сразу повесить себе на грудь табличку «не покупайте наши машины и не платите мне зарплату».

Обратно в «вату»?
Андерссон работает без выходных – это я точно знаю, ибо сам не раз работал на его мероприятиях по субботам и воскресеньям. Он не летает в Москву на каждый уикенд.  Он каждый день рано утром собирает всех главных производственников и инженеров, и «пинает» их, чтобы работали и решали проблемы. Андерссон ездит на «Ладе», наконец – и в ведомственном гараже «высотки» сегодня нет ни одной иномарки. Не об этом ли мы мечтали?

Нет, мы наверное мечтали, чтобы снова погрузиться в «вату», когда на заводе куча непонятных людей (зато все при деле), когда завод продолжает выпускать модели 40-летней давности (а что вы хотите за эти деньги) и когда на заводе нет иностранных специалистов (мы сами с усами, только почему-то уже с обеда в пятницу никого на работе не найдешь). Мы умеем изображать деятельность, умеем изображать развитие. Умеем каждый год таскать на московский автосалон пенопластовый концепт-кар. Только вот именно при Андерссоне этот макет может впервые стать реальным автомобилем. Поможем ему или будем вставлять палки в колеса? Не отвечайте, я знаю ответ.

президент АвтоВАЗа в Лада-Арене

Фото: www.soyuzmash.ru

Станислав Березий, сотрудник АВТОВАЗа.

фото: из открытых источников