Пиратка Жигулевского моря

Победительница этапа Кубка мира по фехтованию среди юниоров Алена Комарова: «Спорт должен оставаться вне политики, и любой уважающий себя спортсмен должен это понимать»

«В ней есть нечто, что скрыто от глаз, но и глазам есть на что посмотреть», – эти слова из популярной киносаги «Пираты Карибского моря» как нельзя лучше представляют героиню нашего сегодняшнего интервью. Накануне самарская шпажистка Алена Комарова выиграла этап Кубка мира в Испании, а теперь рассказывает о жизни на фехтовальной дорожке и за ее пределами.

Подальше от войны

– Привет, Алена! Давай сразу разберемся, насколько ты наша? Откуда ты и где начинала заниматься фехтованием?

– Я сама родом из Луганска. В пять лет переехала в Израиль, там и начала тренироваться, довольно поздно – в 11 лет. Выступала за сборную Израиля, стала чемпионкой мира среди кадетов. А два года назад в Россию переехала, в Самарскую область.

– Переехала по спортивным мотивам?

– Нет, скорее в целях безопасности. Там постоянно шла настоящая война. Совсем рядом слышались взрывы, осколки снарядов попадали в соседние дома. И мы с семьей решили уехать подальше от войны.

– А почему именно к нам? Ты уже тогда была наслышана о нашей сильнейшей школе фехтования?

– Да, я всегда была на связи с моим нынешним тренером Михаилом Константиновичем Иевлевым. Общалась с его ученицами на чемпионатах Европы и мира и познакомилась с ним через них. И он обещал помочь с переездом.

– И теперь поединки с бывшими одноклубницами из Израиля стали для тебя принципиальными?

– Пока что с ними встречаться на дорожке не приходилось. На последнем этапе Кубка мира их вовсе не было, а на предыдущем они все повылетали на первом этапе. Но, конечно, надо себя показать и обязательно выигрывать у них. Тем более, мой бывший тренер угрожал, что будет делать все, чтобы я не выступала на высоком уровне. И я хочу ему доказать, что я не зря через все это прошла, и он меня не остановит.

– В некоторых видах спорта Чемпионат России выиграть сложнее, чем Чемпионат мира или Олимпиаду – слишком высока там конкуренция в сборной. Фехтование к таким относится?

– Определенно, да. Тяжелее всего отобраться во взрослую сборную – там у нас очень много сильных спортсменок. А дальше, на мире и Европе, уже чуть легче. В Израиле конкуренция была куда ниже. Я с 13 лет выступала за все сборные, включая взрослую. В 14 лет уже ездила на Кубок мира в составе взрослой команды.

Сборы лучше дискотеки

– Когда ты начинала заниматься фехтованием, ты на дорожке представляла себя мушкетером или, скажем, пиратом из фильмов и книжек?

– Совсем нет. Мне даже не нравится, как это выглядит на экране. Они дерутся для шоу, а для нас главное – сделать укол. Они прыгают по кругу, а у нас – дорожка, с которой нельзя сходить. И вообще, порой это выглядит просто смешно.

– Никогда не было обидно, что из-за спорта не можешь гулять, ходить на свидания и на дискотеки, как другие девочки?

– Раньше бывало обидно до слез. А сейчас я понимаю, что спортивная жизнь мне по душе. Почти каждый месяц – соревнования, сборы, новые места, новые знакомства. Это намного лучше, чем сидеть на лавочке или лишний раз сходить в клуб.

– Ну а все эти синяки? Знаю, уколы шпагой не так безобидны.

– Да уж, это ужасно. Летом особенно: хочется платье, юбку надеть, а все ноги в синяках. Иногда хожу – и люди аж спрашивают: «Тебя что, дома избивают?». Но я уже привыкла. На соревнованиях в пылу боя даже не чувствую боли. А на тренировках были такие люди, которые намеренно сильно колют, чтобы сделать побольнее. Я с ними больше не фехтую, смысла нет. От них ничего не получаешь кроме синяков.

– А в жизни как-то занятия фехтованием помогают?

– Пожалуй, да. Я стала сильнее по характеру, намного самостоятельней. Ну и реакция, конечно. Сама не понимаю, как это происходит, но легко могу поймать, например, падающий в метре от меня телефон у самого пола.

– Какой он – стиль фехтования Алены Комаровой? Как-то сказались годы тренировок, проведенные за пределами России?

– Когда я только переехала, мне все говорили, что у меня не русский, а европейский стиль фехтования. Сразу заметно, что стойка совершенно другая. А еще у меня хороший укол в руку. Иногда мне его даже готовить не надо.

Армия и спорт

– Ты уже возвращалась в Израиль в составе сборной России?

– Нет, и я думаю, в ближайшее время туда не вернусь. Там армия, а я все еще гражданка Израиля тоже.

– Так ты военнообязанная?!

– Да, и если я приеду туда до 27 лет, меня просто заберут в армию на два года. Женщины там тоже обязаны служить, и я считаю, это неправильно. Мне еще очень повезло, что с этого года отменили этап Кубка мира в Израиле. Иначе мне пришлось бы его пропускать и терять очки.

– В России военнообязанным спортсменам, которые выступают за сборную России, иногда засчитывают это в качестве службы в армии и даже присваивают за спортивные победы воинские звания. Создаются специализированные спортроты. В Израиле разве нет такой практики?

– Нет. Спортсменам просто дают больше выходных и дней отпуска, отпускают домой пораньше. Но не более того. Думаю, у нас в России более правильный подход. Спортсмены и так много делают для страны.

– Один из твоих тренеров – депутат Госдумы Михаил Дегтярев. Летом ему запретили выезжать в Европу по политическим мотивам. А раньше он ездил с тобой на соревнования?

– Нет, потому что сама начала ездить на соревнования в Европу как раз в этот момент. До этого целый сезон не могла выступать, пока не оформила гражданство России. Очень жалко, конечно, что Михаил Владимирович не может поддерживать меня за границей. Но со мной всегда мой главный тренер Михаил Константинович Иевлев.

– А вообще, из-за политики как-то изменилось отношение к российским спортсменам на международных соревнованиях?

– К сожалению, бывают с этим проблемы. Недавно был командный турнир, и нашу девочку откровенно засудили в финальном поединке. Сначала ошибочно зафиксировали заступ и дали очко сопернице. Потом дали красную карточку за то, что тренеры с этим поспорили, – и этим самым укол подарили другой команде. И еще один наш чистый укол не засчитали. Было очень обидно. А мне однажды мало того, что не дали дофехтовать целую минуту, так еще в протоколе подделали мою подпись! Естественно, мы подали протест. И меня то вызывали на дорожку, чтобы еще раз провести этот бой, то отправляли обратно в раздевалку. Все знали, что мы правы, но судья так и не дал повторить поединок. В итоге мы уже не стали это обжаловать чисто из уважения к нашим соперникам-французам.

– К Израилю в мире тоже относятся неоднозначно. Во время выступлений за сборную Израиля тоже были неприятные моменты, связанные с политикой?

– Были, и это все, конечно, ненормально. Когда по жеребьевке мы попадали на арабские страны, иногда с нами просто не выходили фехтовать. Просто постоим на дорожке – и проходим дальше. А один раз соперница, которая только что проиграла 15:1, пожала руку моей одноклубницы буквально краешками пальцев. Судья просил пожать нормально, но та принципиально отказалась. В итоге ей за неспортивное поведение показали черную карточку – дисквалификация. И это правильно. Спорт должен оставаться вне политики, и любой уважающий себя спортсмен должен это понимать.

pobeditelnitca-etapa-kubka-mira-po-fekhtovaniiu-sredi-iuniorov-alena-komarova-1

pobeditelnitca-etapa-kubka-mira-po-fekhtovaniiu-sredi-iuniorov-alena-komarova-2

pobeditelnitca-etapa-kubka-mira-po-fekhtovaniiu-sredi-iuniorov-alena-komarova-3

pobeditelnitca-etapa-kubka-mira-po-fekhtovaniiu-sredi-iuniorov-alena-komarova-4

pobeditelnitca-etapa-kubka-mira-po-fekhtovaniiu-sredi-iuniorov-alena-komarova-5
Андрей Седогин, газета “Самарские известия”

фото: из открытых источников