Пешехода лишили водительских прав

     «Сотрудники ДПС хотят незаконно лишить меня прав. Хотелось бы, чтобы на заседании присутствовал представитель СМИ».
    Такая просьба поступила от водителя с десятилетним стажем Дениса Маскаева. Дело рассматривалось мировым судьей участка №54 Советского района Нурсиней Хамадеевой.

    Пустые графы

    Денис Маскаев производит впечатление уверенного в себе человека. Говорит сдержанно и грамотно. Его версия истории такова.

    21 февраля этого года Денис и его жена Елена поехали к родителям в село Дмитриевка Самарской области. Весь день машина простояла во дворе. Вечером супруги вышли к ней за вещами. Тут подъехали инспекторы ДПС. Не представились. Начали задавать бессмысленные вопросы: «Как дела? Как здоровье?..» Решив, что это знакомые мужа, Елена забрала вещи и спокойно вернулась в дом. Инспекторы составили протокол: им не понравилось, что у автомобиля не было брызговика. Это мелкое нарушение.

    Дальше события развивались неожиданным для Дениса образом:

    — Мне предложили проехать на медицинское освидетельствование в Нефтегорск, на что я, в принципе, согласился, потому что был абсолютно трезв. Но один из инспекторов заявил, что назад они меня не привезут, – а ехать надо было 60 км. Заметив мою растерянность, они предложили подписать протокол об отказе. Не разъяснив последствия. Без свидетелей и понятых… Я подписал, на этом все закончилось. Позже из Интернета узнал, чем мне это грозит: 30 тысяч штрафа и лишение водительских прав на полтора года!

    В протоколе написано: «Не выполнил законное требование сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения». В графе «положения ст. 51 Конституции РФ мне разъяснены» стоит подпись Маскаева. В графе «права и обязанности, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, мне разъяснены» опять-таки стоит подпись Маскаева. И от своих подписей Денис не отказывается.

    В графе «основания для направления на медицинское освидетельствование» написано: «Управление транспортным средством с признаками алкогольного опьянения: резкий запах алкоголя из полости рта, отказ от прохождения освидетельствования на месте прибором». В графе «пройти медицинское освидетельствование» рукой Маскаева написано «Не согласен» и заверено его подписью.

    Графы ниже, предназначенные для двух понятых, девственно чисты…

    «Боюсь за наш закон»

    По утверждению Маскаева, в спорный момент он был пешеходом, поскольку транспортным средством не управлял.

    — Никакого видимого повода придраться к вам не было?

    — Нет. Что меня еще удивило – инспекторы спорили между собой, кто будет меня оформлять. Я так понял, что протоколом на брызговик они прикрыли себя – как будто была законная остановка.

    — А если бы вы поехали на медосвидетельствование?

    — У меня бы ничего не обнаружили, и дело лопнуло.

    — Значит, они рассчитывали на то, что вы откажетесь?

    — Получается так. Вообще я с уважением отношусь к работе сотрудников ГИБДД. Если мне приходит штраф за превышение скорости, я без вопросов оплачиваю. Но когда дело доходит до абсурда и меня пытаются, как молодежь говорит, «развести», чтобы выполнить план и начальство по головке погладило, я считаю, это надо пресечь.

    — Как настроены перед судом?

    — (После небольшой паузы). Рука руку моет. В России живем… Неправильно оформленный протокол принят к рассмотрению. Это о чем-то говорит.

    — Что вас больше страшит – лишение прав или штраф?

    — Да все плохо. А в первую очередь боюсь за наш закон, за правосудие – неужели оно никак не может повлиять на действия таких сотрудников?! Значит, они будут продолжаться…

    «В трезвом уме и здравой памяти»

    Из Нефтегорского районного мирового суда дело передали в Самару, по месту жительства Маскаева. Наивно полагая, что все решится в его пользу на первом судебном заседании, Денис явился без адвоката. Уже на втором заседании он был с защитником, «потому что ознакомился с материалами и увидел грубые нарушения». Адвокат указал на незаконные действия правоохранительных органов: понятых нет, видеозапись снята на личный телефон одного из инспекторов. Такое видео не может быть представлено на обозрение суда. Но судья дала возможность: «Переписывайте на компакт-диск и приносите».

    Финальное заседание 31 марта начинается с обзора видеозаписи. Вокруг ноутбука на столе судьи толпятся участники процесса, в том числе инспектор Владимир Шелонихин. Запись совсем короткая. Слышно: «Денис Юрьевич, это ваша роспись в протоколе?» – «Совершенно верно. Будучи в трезвом уме и здравой памяти, я отказываюсь от прохождения медицинского освидетельствования».

    — Так, еще раз, — говорит судья.

    И снова звучит: «Будучи в трезвом уме и здравой памяти…» По моему ощущению, не только ум, но и голос Дениса абсолютно трезв.

    Защита ходатайствует об исключении из судебных доказательств протокола, «поскольку он составлен с грубыми нарушениями». Проведя в совещательной комнате четверть часа, судья Хамадеева возвращается в зал и подробно, с многочисленными ссылками на статьи закона, аргументирует свой отказ. Складывается впечатление, что, если бы на заседании не присутствовал корреспондент, формализма было бы гораздо меньше. Кажется, единственное, на что влияет пресса, – правосудие застегивается на все пуговицы и переходит от стойки «вольно» к стойке «смирно». А результат, разумеется, тот же.

    Свидетели

    Елена Маскаева повторяет показания мужа. Держится спокойно, ни разу не сбивается.

    — Маскаев управлял автомобилем? – спрашивает адвокат.

    — Нет. Машина стояла во дворе.

    — Маскаев выпивал? – спрашивает инспектор.

    — Нет.

    — А на диске видно…

    — На диске видно ваше неэтичное поведение, уважаемый, — перебивает защитник.

    Судья задает тот же вопрос:

    — Он не употреблял алкогольные напитки?

    — Нет, — повторяет Елена.

    — Присутствовали ли вы при оформлении протокола?

    — Нет.

    — Что известно вам со слов супруга?

    — Что сделали предупреждение за брызговик и составили протокол.

    — Брызговик не был прикручен, — поясняет Шелонихин. – По данной статье есть предупреждение. Если снова попадется – штраф 500 рублей.

    Второй свидетель защиты – Андрей, брат Елены.

    — Я приехал в село Дмитриевка в четыре пополудни, накануне дня рождения крестника, — говорит он. – Вечером мы всей семьей смотрели фильм. В одиннадцатом часу сестра с мужем пошли к машине за вещами. Лена вернулась одна. Я не придал этому значения. Сам из дома не выходил, сотрудников не видел.

    — Маскаев управлял автомобилем в вечернее время? – спрашивает адвокат.

    — Машина стояла во дворе и не заводилась.

    — Ваша честь, мы за ним двигались, — возражает инспектор. – Там есть такой закуток… Можно нарисовать?

    Что-то чертит на листе бумаги и попутно объясняет. Денис и Андрей тоже подходят к судейскому столу. Адвокат иронически напоминает о предоставленной видеозаписи:

    — А вы рисунки смотрите… Должностное лицо вопросы свидетелям задает, прямо как прокурор!

    — Свидетель даже не видел эту машину, — парирует инспектор.

    По другой дороге

    Напарник Шелонихина, Ренат Яфясов, сообщает суду, что неприязненных отношений к Маскаеву не имеет, до того инцидента никогда прежде не видел.

    — Дмитриевка, улица Солнечная, — по-военному рапортует он. – Время позднее, точно не могу сказать. В ходе патрулирования со старшим лейтенантом полиции Шелонихиным мы увидели, как транспортное средство выехало за бордюр, совершив нехарактерный маневр. Вышел данный гражданин…

    Судья интересуется, какие имелись признаки опьянения.

    — Запах.

    — А другие?

    — Растерянность… Мы предложили пройти медосвидетельствование на месте.

    — Почему он не согласился?

    Яфясов пожимает плечами:

    — Проявил недоверие к нашей аппаратуре.

    Адвокат спрашивает:

    — Почему же, по вашей версии, вы не остановили Маскаева на месте, а двинулись за ним на дворовую территорию?

    — Не успели.

    — Патрульный автомобиль был оборудован? Почему не воспользовались громкоговорителем?

    — Транспортное средство двигалось по нижней дороге, мы ехали по верхней, — чуть сбиваясь, начинает объяснять инспектор.

    — «Мы ехали по другой дорожке», я так и запишу, — иронично кивает адвокат. – Давно вы знакомы с Шелонихиным?

    — Вопрос некорректный, — замечает судья. – Они должностные лица.

    — Как давно вы работаете с Шелонихиным?

    — В совместном экипаже – один месяц.

    — Вам уже приходилось выступать в судебном заседании?

    — Вопрос снимается, — говорит судья.

    — Ваша честь, свидетельствуя друг для друга, открывается простор для дачи ложных показаний…

    — Нет, не выступал, — отвечает Яфясов.

    Его отпускают, и он покидает зал.

    Решение судьи Хамадеевой:

    — Дениса Маскаева, уроженца села Дмитриевка, привлечь к административной ответственности и подвергнуть административному наказанию в виде 30 тысяч рублей штрафа и лишения права управлять транспортным средством на срок 1 год 6 месяцев.

    Судья поясняет, что водительское удостоверение Маскаеву надлежит сдать в течение трех рабочих дней со дня вступления постановления в законную силу. Штраф должен быть уплачен не позднее 60 дней.

    Инспектор Шелонихин выглядит весьма довольным.

    — Без комментариев, — говорит он.

    «Это нельзя замалчивать»

    — В принципе, этого я и ожидал, — говорит Маскаев. – Но это только начало. Будем обжаловать в Советский районный суд.

    — А то, что инспектор говорил, – мол, ваша машина двигалась?..

    — Это лжесвидетельство, — уверенно отвечает Денис. – Скорее всего, первый опыт. Я смотрел на поведение Яфясова – видно, что не каждый день на суды ходит. Нет еще налета цинизма.

    — Вы продолжаете утверждать, что машина стояла, а вы были абсолютно трезвым?

    — Безусловно. Полтора года лишения прав… А я так привык к автомобилю, что даже за хлебом на нем еду! Если бы я был действительно виноват, не так обидно. Я против произвола! Таких, как я, много. Нас незаконно лишают прав. Такое нельзя замалчивать.

    супруги макеевы

    Денис Маскаев и его жена Елена. Фото: Самарские известия

    Автор: Анна Штомпель, газета «Самарские известия»