«Пельменей могу съесть килограмма три»

Тольятти глазами австрийца Зигфрида Верта.

Австрия – живописная страна, расположенная в Альпах, родина известнейших во всем мире композиторов (Моцарта и Шуберта), актера, экс-губернатора Калифорнии и иконы бодибилдинга Арнольда Шварценеггера, а также венских балов и вафель. На прошедшей неделе австриец Зигфрид Верт рассказал «ПН» о том, как адаптироваться в чужой стране, что сейчас модно есть в ресторане и почему он не стремится возвратиться домой.

Кто: шеф-повар, 58 лет

Откуда: Вена, Австрия

Сколько прожил в Тольятти: 3 года

20 лет на лайнере

Я уже больше 30 лет не живу в Австрии. 20 лет работал на круизном лайнере, но в какой-то момент подумал: «Окей, с меня хватит». Тогда мой австрийский друг, работавший в Казани, предложил мне устроиться шеф-поваром в ресторан только что открывшейся гостиницы. А три года назад меня пригласили работать в Тольятти, в ресторан «Ладья» гостиницы Lada-Resort.

Когда ехал в Казань, переживал: во-первых, я вообще не говорил по-русски, во-вторых, вычитал, что 60% жителей этого города мусульмане. Подъезжаю на такси в гостиницу и испытываю паническую атаку: «О, боже! Я не могу ничего прочитать, не знаю, на какой улице нахожусь, не знаю, как об этом кого-то спросить». На деле быстро адаптировался к новой реальности.

Знаете, как рассуждает средний европеец? «В России все плохо: пустые полки в супермаркетах, а люди враждебно настроены». Мы не виноваты в том, что эти стереотипы такие живучие – так вашу страну показывают в новостях. Однажды ко мне в Казань приезжал папа. Он широко раскрыл глаза и сказал: «Вау! Тут чертовски здорово».

20 градусов мороза

Тольятти очень сильно отличается от Казани. Город строился для работников АВТОВАЗа, и это заметно, если вы понимаете, о чем я. А летом здесь красиво – все зеленое, рядом лес, Волга. Зимой, честно говоря, не очень. Как по мне, так любой город зимой некрасивый: это просто не мое время года. В Австрии самый холод – минус 15 градусов, но такое бывает очень редко, здесь же минус 20 – норма. Стараюсь в такую погоду лишний раз на улицу не выходить.

Я не вижу большой разницы между русскими и австрийцами. Отмечу только то, что русские – семейные люди. В нашей стране не так поддерживают связь с родителями, например. При этом австрийцы более открыты. Зато с русскими намного легче общаться, когда ты узнаешь их ближе. В общении мне не важна религия или национальность. Если человек сложный, то с ним будут возникать проблемы независимо от того, русский он, австриец или еще кто-то.

Местные часто спрашивают, почему я живу в России. Вы ведь обычно стремитесь перебраться в Европу, считаете, что там можно больше зарабатывать и уровень жизни выше. А мне нравится здесь. Если ты хороший специалист, то сможешь зарабатывать в любой стране.

3 кг пельменей

Я люблю готовить, но дома, кроме особых случаев, на кухне трудится жена: мне хватает 10–12 часов на работе. В ресторане мы создаем интернациональные блюда, потому что в гостинице часто останавливаются иностранцы. Можно сказать, что у нас каждое блюдо от шефа: продумываем различные вариации, следим за мировыми трендами, изучаем вкусы наших гостей и совершенствуем меню. Сейчас в тренде тыквенный тартар с креветками и свекольный гель.

При этом я обожаю русскую кухню. Вот, например, пельменей могу съесть килограмма три. Ну, или оливье. Из того, что нравится большинству русских, не люблю селедку и сушеную рыбу, которую обычно едят с пивом.

Я вожу здесь машину. Да, в Европе, конечно, ездят поспокойнее, но я уже привык к вашим водителям. У меня вазовский автомобиль. Эти машины часто ругают. Может, старые модели действительно некачественные, но современные вполне ничего: за то время, что живу тут, машина ни разу не ломалась.

Деловая газета «Понедельник» Тольятти

мужчина австриец

фото: «Понедельник»