Пациент всегда остается крайним

Похоже, получить квалифицированную медицинскую помощь у нас в городе становится все сложнее.

Моя подруга прошла через сложную операцию на надпочечниках. Такие у нас не делают, только в Самаре. Через неделю ее выписали домой — сейчас ведь долго на больничной койке не держат, экономят все что можно. Период реабилитации оказался тяжелым. Температура скакала, поднималась до 38 градусов, а потом вдруг резко падала. Подруга жаловалась на слабость и боль во всем теле. Позвонила хирургу, оперировавшему ее в Самаре. Тот спросил: «У вас к шву претензии есть? Если нет, идите на прием к эндокринологу». Поскольку операция была эндоскопической, претензий ко шву у моей подруги действительно не оказалось. Второй вопрос: как попасть на прием к узкому специалисту? В Тольятти это практически невозможно. Тем более в том состоянии, когда жуткая слабость даже с постели не позволяла вставать.

— Но у нас ведь есть скорая помощь, которая как раз для таких случаев и существует, — решила моя подруга и набрала заветный номер. В момент визита врачей я как раз пришла ее навестить. Мы дружно рассказали доктору про сложную операцию, показали выписку из больницы. Но врач посмотрел у больной только горло и поставил диагноз: «У вас ларингит».

Мол, надо горло полоскать. Мы опять попытались рассказать про несчастье с надпочечником и попросили отвезти в эндокринологию. Пусть, дескать, специальный врач больную посмотрит, сама она до медицинского учреждения просто-напросто не дойдет.

Доктор померил подруге сахар, так как он у нее бывает повышенным, и вынес вердикт:

— Вас только в инфекционную больницу с ларингитом можем госпитализировать. Сахар у вас нормальный, а в эндокринологию мы лишь в коме возим. Есть такое распоряжение руководства, и за его нарушение нас наказывают.

— Спасибо большое, мне только инфекционки сейчас не хватает… Будем ждать кому, — слабым голосом пробовала шутить подруга (кома, уточним, состояние между жизнью и смертью, и ждать ее — так себе удовольствие).

На следующий день кто-то посоветовал горемыке сделать капельницу с гормональным препаратом. Самолечение, конечно, самое последнее дело, но после него подруга ожила. Даже на прием к терапевту в поликлинику доехала (к эндокринологу ведь не попадешь просто так, надо обязательно получить направление). В кабинете у терапевта, она, правда, чуть не упала со стула — настолько было плохо. Врач прониклась и предложила отвезти домой на скорой. А через день добрый доктор позвонила подруге на сотовый и предложила-таки лечь в эндокринологию. Та обрадовалась, ведь лучше госпитализироваться поздно, чем никогда. После операции, однако, прошли три недели мук, страданий и боли.

Недаром в минздрав Самарской области и в фонд медицинского страхования поступает огромное количество жалоб на дефицит кадров в тольяттинских больницах. Пациент всегда остается крайним, становится заложником ситуации. Продолжаем бить в колокола, потому что, заболев, нам скоро не к кому будет обратиться за помощью. Страшно становится, когда люди в белых халатах нашу жизнь от страданий не всегда охраняют и у смерти на пути не успевают встать. Чаще не потому, что не хотят, просто их физически не хватает.

Ольга Пимантьева, «Площадь Свободы»
oleangelina@yandex.ru

девушка в больнице

фото: prаvdаpfо.ru

фото: из открытых источников