Память, живущая в сердцах

В тольяттинском филиале немецкого культурного центра «Возрождение» состоялось традиционное мероприятие «День трудармейца», где собрались дети войны и дети трудармейцев, чьи родители были отправлены в 1941 году в лагеря НКВД только за то, что являлись немцами по национальности. Необходимо отметить, что самих участников тех событий — трудармейцев — осталось немного. Например, Марии Петровне Шенбергер в этом году исполняется 90 лет.

Открылось мероприятие демонстрацией фильма-воспоминания о тех далеких событиях сорок первого, когда российских немцев выселяли из родных мест проживания (из Поволжья, Крыма, Кавказа) в Казахстан, за Урал и в другие отдаленные уголки России. По архивным данным, к концу 1941 года общая численность депортированных составила 799 тысяч человек (из них только около 400 тысяч — немцы Поволжья). Собравшиеся зажгли свечу памяти, кусочком ржаного хлеба и минутой молчания помянули тех, кто умер, не пережив тяготы переезда (дети погибали от голода) и голодный рабский труд в лагерях НКВД (на сутки людям выдавался паек хлеба в 400-600 граммов).

Вот что рассказала Альма Бернц (1932 года рождения), пришедшая в центр со своей дочерью Алиной, которая сегодня пишет воспоминания о жизни матери.

— Нам объявили, что выселяют нас из дома на 3 месяца, и дали всего 24 часа на сборы. Не успели мы собраться, как на наши места уже приехали евреи, которые с милицией помогали нам грузиться на баржу. Многие семьи были смешанные. Если отец был русским, семью не трогали, а если был немцем, а жена русской — депортировали. Нас провожали с берега родные, многие плакали, прощаясь навсегда. Дело в том, что ходили слухи: как только баржу выведут в море, нас утопят. Но нам повезло, когда доплыли до берега, нас погрузили в вагоны для перевозки скота и повезли в Казахстан. Мы оказались в такой глухомани, где не было ничего, даже почты. Зимой было очень много снега, так что соседи откапывали друг друга. Летом были ягоды, которые мы, дети, собирали с бабушкой. Дело в том, что по прибытии на место поселения всех взрослых угнали в лагеря НКВД — на лесоповал и в шахты. Нас у мамы было 14 человек. Помню, как мы голодали, ели траву и побирались: если кто-то даст картофельные очистки, их бабушка промоет, добавит ложку муки и испечет лепешки. Какие они были вкусные! А весной из-под снега на полях люди откопали несобранное осенью просо. Мы насобирали его, не зная, что оно было отравленное, обработанное какими-то химикатами. Дома промыли, перемололи, сварили и наелись. И на следующий же день дети и взрослые в деревне начали умирать. Все были ослаблены от голода, сначала кровь шла горлом, мучились от боли. Мы сразу похоронили брата и сестренку. Из всех детей не пострадали только мы трое: хозяйка дома, пустившая нашу семью на постой, отослала нас на другой конец деревни по какому-то делу, и мы не успели поесть вареного проса. Умер и сын хозяйки, только что вернувшийся с фронта. Вот такая нелепость. В войну не погиб, а дома умер. Позже приехали какие-то люди из Москвы, собрали больных в одной избе и давали пить какие-то порошки, только тогда люди перестали умирать…Мы, дети, молились, чтобы наша мама вернулась к нам…

С воспоминаниями Хильды Конобеевой собравшихся ознакомила Светлана Стрижова-Баймлер, которая с Эрикой Лобановой, председателем немецкого культурного центра «Возрождение», проводила эту встречу. Хильда вспоминала о голоде и о том, как их, детей, обзывали в деревне фашистенятами и не взяли в школу. Несчастные голодные дети оказались без вины виноватыми.

О том, как пережили годы войны в Ставрополе, впоследствии затопленном, рассказала Нина Савкина, коренная ставропольчанка, дитя войны, чья семья избежала страшной участи депортации из Поволжья. Как молилась о матери и своих двух старших сестрах, угнанных в лагеря НКВД в далекой Сибири, рассказала Эльвира Политова-Лауб. О мучившем детей голоде в течение нескольких лет поведала Эмма Перминова-Гартунг, которая с семьей была вывезена на спецпоселение в Тобольскую глушь. Из-за того что детям нечего было одевать, они смогли пойти в школу только в 10-летнем возрасте, в 1949 году, и окончили только 4 класса.

На мероприятии прозвучали песни советских лет, состоялось традиционное чаепитие. Глядя на красивые, светлые, благородные лица собравшихся, невольно подумалось: боль в их сердцах уже переплавилась в печаль и любовь… Но память остается — как назидание на будущее.

Интересно:
На мероприятии был дан старт еще одному историческому проекту к 70-летию Победы — «Дети войны», в рамках которого будут собраны очерки-воспоминания российских немцев, очевидцев тех далеких трагических событий, которые были рождены с 1930 по 1945 годы. А руководитель молодежной организации Екатерина Пархоменко сообщила о проекте молодых к юбилею Победы. Он называется «Чтобы знали и помнили» и расскажет о вкладе российских немцев в победу.

центр «Возрождение» Тольятти

фото: “Площадь Свободы”

Лариса Агишева, газета “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников