Острый репортаж: Инвалид-колясочник замерзает в центре Тольятти

    женщина в инвалидной коляске
    фото: Вольный город Тольятти

    На электронную почту нашей газеты приходит очень много писем. В основном это письма боли и отчаяния. Когда человек уже не знает, что делать, как поступить, где искать правду (если она есть), поддержку, а еще – когда помочь некому. Нет родственников или есть, но они, к сожалению, номинальные. Например, как у героини данной публикации – 67-летней Любови Новоженовой.

    Но всё по порядку. Для начала приведем ее сдержанное обращение:

    «Здравствуйте, уважаемая редакция! Прошу вас помочь в решении проблемы в некачественном получении услуги, а именно: на протяжении многих лет у меня в квартире по адресу: улица Победы, 74 – холодные батареи в отопительный сезон.

    Я инвалид детства, прикована к коляске. Неоднократно обращалась в управляющую компанию – «ЖЭУ 26-го квартала», к генеральному директору. Не раз писала в прокуратуру Центрального района, в организацию ПАО «Т плюс», но в ответ получала только отписки. В квартире по-прежнему холодно.

    Не имею задолженности по коммунальным платежам, отоплению. Почему я не получаю услугу в полном объеме и должна находиться в холодной квартире? Помогите.

    Пожалуйста, опубликуйте мое обращение в газете, устала от издевательств коммунальщиков…»

    Мы позвонили Любови Михайловне с уточняющими вопросами, но в ходе беседы поняли, что нужно выезжать на место, в квартиру. Действительно ли всё так плохо, как рассказала пожилая тольяттинка?

    Да, действительно плохо.

    Дом, в котором живет инвалид-колясочник, находится прямо в центре города, рядом с ДК «Тольятти», городской думой, а если пройти через парк, где установлен памятник «Скорбящий ангел», то там уже и мэрия. Может быть, чиновники посодействуют и помогут нашей героине? Ведь проблема-то, как оказалось, под боком…

    Мы приехали, когда в городе было не так морозно, на уличном термометре – минус 8-9. А градусник у пенсионерки лежал на столе у окна, там, где еле-еле теплые батареи, и показывал лишь 17 градусов. Совсем прохладно. Но если его перенести в противоположный угол в зале или в спальне, то он покажет и того меньше.

    Я не стала снимать пуховик, лишь только ботинки, но через 20 минут нашей беседы мои ноги в одних носках окончательно задубели. Холодно.

    Хозяйка квартиры на втором этаже встретила нас в инвалидном кресле. На ней были надеты три кофты, шерстяной халат, теплые гамаши, закрытые утепленные тапочки и плед.

    – Мерзнете?

    – Ну как вам сказать? Я устала доказывать, что у меня в квартире холодно. Коммунальщики думают, что схожу с ума, сидя дома с градусником. Несколько дней назад опять приходил инженер управляющей компании и производил очередные отопительные замеры. Потом тыкал мне своим термометром, у него он почему-то показывал 23.

    – У вас холодно дома. И с ума вы не сходите, не переживайте.

    – Я рада, что нас теперь несколько.

    – Кто вам еще верит?

    – Социальный работник Екатерина. Я закреплена как инвалид в соцслужбе и получаю некоторые услуги. Катя приходит ко мне, покупает продукты, помогает по дому. Она тоже часто звонит коммунальщикам, и обращения мы с ней пишем. Но, как видите, в квартире всё равно холодно и некомфортно. А с учетом того, что я инвалид и ноги мои уже совсем потеряли чувствительность, мерзну еще сильнее и очень боюсь подхватить воспаление легких…

    Опасения пенсионерки не напрасны: в ее двухкомнатной хрущевке очень неуютно, потому что… слегка подмораживает и руки леденеют, хочется погреться у батареи, но она слегка тепленькая.

    Я обошла всю квартиру и потрогала батареи. Везде ситуация одна: сверху они еще более-менее теплые, а к низу – прохладные. Единственно, где хоть как-то комфортно – это в ванной, а самыми холодными оказались кухня и спальня.

    Кстати, специалист, приходивший в квартиру к пенсионерке измерять отопление в радиаторах, порекомендовал ей пользоваться… обогревателем.

    – Но какой обогреватель? Я оплачиваю все счета по отоплению, а за дополнительный обогрев увеличится счет по электроэнергии. За квартиру в месяц выходит 2500 рублей. Моя пенсия 13 тысяч в месяц, еще три тысячи получаю, как инвалид… Нет возможности шиковать и покупать обогреватель, финансово его не потяну.

    – А почему у вас холодно, коммунальщики чем объясняют?

    – Рассказывают, что подвал нашего дома давно распродан частным предпринимателям. И тот участок, где проходят мои коммуникации, принадлежит кому-то. А этот кто-то не пускает сантехников к трубам… Вы верите в это?

    – С трудом. А как же другие жильцы? Трубы-то одни, им что, не холодно?

    – Я не могу к ним подняться, сама в инвалидной коляске. Но соседи говорят, что у них чуть теплее…

    Вообще, проблемы с отоплением в этом доме – явление не новое. Еще полвека назад, при его строительстве, были обнаружены какие-то недочеты. Но дом сдали, а жильцы потихоньку мерзли.

    Сначала мерз дедушка пенсионерки, он был участник Великой Отечественной войны и квартиру получил за свои заслуги. Но осенью и зимой всегда ходил в валенках, даже спал в них и любил приговаривать: на мой век хватит, а вы с мамой уж разберетесь.

    Мама Любы разбиралась, пока жива была. Она всю жизнь тянула дочь-инвалида, себя, работала. Отец их бросил, когда узнал, что Люба родилась с ДЦП. А родилась такой, потому что ее мама всю беременность проработала на стройке в городе-курорте Сочи, тогда там возводили очередную здравницу.

    Время было послевоенное, не до декретов, на 7-м месяце беременности женщина таскала строительные мешки, в какой-то момент оступилась и упала. Ладно бы, но упала на длинный гвоздь, он вошел ей глубоко в ногу. Она испугалась, закричала, но вместе с ней испугался и закричал малыш…

    Еще в утробе младенца парализовало. И в тот день на свет появилась недоношенная килограммовая Люба. Естественно, врачи не давали прогнозов, только успокаивали молодую мать. Тогда их бросил отец, мужчины редко могут принять ребенка-инвалида и нервную жену. Не всем хватает терпения, мудрости пережить это и двигаться дальше, помогая семье. Обычно бросают убогих ради здоровых.

    Так через полгода семья с малышкой-инвалидом переехала в Тольятти. Строить ГЭС…

    Интересно, что весь рассказ о жизни наших героев можно уместить на полстраницы, а то и меньше…

    Любовь растили дедушка с бабушкой и мама. Были курсы реабилитации, массажи, санатории, и девушке удалось даже выучиться на мастера маникюра. Она 20 лет проработала в городской парикмахерской, но пришли лихие 90-е, приватизация, новые хозяева, точнее – хозяйка. Но уже не парикмахерской, а салона красоты. И Любовь Михайловну попросили. Она, оказывается, портила имидж салона. Инвалидам не место на людях, говорили ей.

    – А вы на работу в коляске приезжали?

    – Нет. Я тогда счастливая была, с костылями…

    Да уж, у всех нас разные критерии счастья. Кто-то счастлив, просто имея возможность ходить с костылями.

    А как же сейчас передвигается по холодному дому и обслуживает себя пожилая женщина? Потихоньку, не торопясь, при помощи металлических поручней, которые ей установили работники социальной службы…

    Пообщавшись с инвалидом, мы дозвонились до начальника аварийной службы управляющей компании Олега Чепрасова. Вот что он рассказал:

    – Практически каждую неделю мы выполняем ремонтные работы на этом доме. Холодно не только у той женщины, многие жалуются, оставляют заявки. Дом старый, проблем хватает, несколько дней назад случилась авария, сливали воду во всех стояках. Доступа в подвал действительно нет. Он выкуплен частным лицом, и не всегда удается туда попасть.

    Сегодня переговорил со старшей по дому, ответила, что капитальный ремонт запланирован на 2023 год… И в соседнем доме проблемы такие же.

    – Это же очень долго, если капремонт запланирован только через три года. Люди мерзнут.

    – Согласен, долго. Вчера выезжали бригадой, провели работы, воду опять сливали, промывали, поэтому температура в трубах повысилась за счет обратной циркуляции. Значит, и батареи стали горячее. Вы понимаете, ведь и тепловые сети занижают температурные показатели…

    Понятно, что температурный график утверждается ресурсоснабжающей организацией. Но все-таки куда важнее не температура батареи, а конечный результат – тепло в квартире. Именно его должны обеспечивать управляющие компании.

    Когда верстался номер, мы отправили текст данной публикации на официальные страницы в соцсетях губернатору Дмитрию Азарову и мэру Сергею Анташеву. Очень надеемся, что инвалиду-колясочнику помогут.

    Ксения Рис, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти»