Общественное служение в СССР и его влияние на детей и семью

    ребенок на руках матери

    Продолжаем рубрику Тольяттинского краеведческого музея и Ассоциации психотерапевтов и психологов Тольятти в рамках выставочного проекта «Детство Ставрополя-Тольятти: 20 век».

    Рассмотрим тему общественного служения в СССР. Она связана с изменением концепции труда в советской стране (с феноменом трудового подвига на благо социалистического отечества), а также с равенством советских мужчин и женщин (мальчиков и девочек) — в учебе, труде, военном и трудовом подвиге.

    Цвет флага советской страны – это символ крови, пролитой отцами и дедами за идеалы социалистической революции. Кровь эта священна. Защищать интересы советской страны от врагов революции необходимо с оружием в руках как внутри страны, так и вовне (в т.ч. в других странах) — мужчинам, женщинам, детям. Трудовой подвиг сродни подвигу военному и предполагает ту же цель — защиту советского государства (созидание его мощи и силы). По Сталину, «техника без человека мертва», а «техника во главе с человеком творит чудеса». В концепции научного коммунизма базисом является Производство, надстройкой — идеология коммунизма.

    Труд, «сделавший из обезьяны человека», объявляется всеобщим и обязательным и предполагает служение социалистической Родине и советскому народу. Труд на благо семьи есть мещанство. Традиционный труд женщины внутри семьи (материнство, поддержка мужа, хозяйство) – тунеядство (порицается, преследуется — стенгазеты, театральные постановки, публичный разбор на собраниях, административная и уголовная ответственность, ссылка, расстрел). Труд на благо социалистического Отечества и трудового народа поощряется (морально, материально, статусно), поддерживается, является средством социальной адаптации к новой социалистической реальности, условием физической и психической безопасности, путевкой к социальным благам, условием сокращением срока отбывания (для заключенных). Человек труда увековечен в моральном кодексе коммуниста: пользуется всенародным уважением, в почете. На него хотят быть похожими все советские дети (даже Ленин на субботнике ходил с бревном…). Советские дети с молоком матери впитали: «Кто не работает» (на советское производство) – «тот не ест».

    Типично построение вербального контента советских установок, речевых штампов, лозунгов. Это высокие нравственные идеалы, связанные исключительно с социалистическим отечеством, со священной памятью о героях революции и гражданской войны (отдавших свои жизни и проливших кровь), с самоотверженным бескорыстным служением им (отличной учебой, примерным поведением, военным и трудовым подвигом). Этот обязательный к исполнению комплекс тиражируется на все возрастные группы (вне пола) и объявляется социальной нормой, высшим идеалом человечества (и человечности). В этом комплексе есть связь поколений (не только советские предки, но и советские потомки – им пишут письма в будущее, которые «хоронят» в земле в капсулах для последующего «воскрешения»). Есть здесь и традиция (советская). Также есть дети, родители, бабушки и дедушки (а семьи нет).

    Все члены советской семейной системы, вне зависимости от возраста, пола, равны — в героическом порыве и служении высоким идеалам строительства коммунизма. В СССР впервые в истории формируется новый тип семейной иерархии – «строителей коммунизма» (октябрята, пионеры, комсомольцы, коммунисты). В семейную историю внедряется миф о продолжении новыми поколениями «дела дедов и отцов» — героев (революции, войны, труда). Трансформируется и становится универсальной (вне пола) роль родителей: они призваны быть героями. Назначение детей – быть героями. Если в семье с героями не вышло, то на помощь придут доски почета, книжки, фильмы и мультфильмы про героев; памятники и бюсты героям на всех перекрестках и площадях советских городов, в школах, музеях и библиотеках; панно и мозаики в домах культуры, дворцах спорта, магазинах, домах отдыха, пионерских лагерях, на турбазах, пляжах, заводах, в общественных столовых, в детских садах.

    Приведем некоторые факты по теме из национальной и локальной истории.

    Трансформация модели семьи, изменение традиционных ролей мужчины, женщины, ребенка в советской стране – это политический акт. В декабре 1917 г. ВЦИК и СНК приняли декреты о браке и разводе. Первая советская конституция в 1918 г. обозначила юридическое равенство мужчины и женщины — впервые в истории закреплен конституционный принцип равенства полов. Женщина вовлекается в общественное производство и политическую жизнь, семья становится объектом государственного регулирования. Создан «новый» советский гендер («новая женщина», «новый мужчина» и новые отношения между полами). Мужчины и женщины (мальчики и девочки) воспитываются, обучаются вместе. Женщинам доступны все мужские профессии и роли. В СССР женщина совмещает роли «мобилизованной труженицы» и «мобилизованной матери», как правило, имеет 1-2 детей, среднее или высшее образование, может неоднократно выходить замуж, родить ребенка без мужа, получив поддержку от государства. В систему государственной заботы о здоровье женщины-труженицы входят медицинские аборты, сопровождаемые квалифицированными врачами. В СССР работают службы по планированию семьи, защиты материнства и детства.

    Идеи равенства, братства, тотального государственного управления распространяются и на мир детства. Первые дети Ставрополя, отправившиеся на пятидневку в детские сады и ясли, появились при втором рождении города в 1950-е гг. (в связи с великой индустриальной стройкой коммунизма – возведением Куйбышевской ГЭС и переездом города на новое место). Именно тогда открываются первые ведомственные детские сады (от Производств), в т.ч. с интернатным и круглосуточным обслуживанием: 1951-1967 гг. – открытие детских садов «Куйбышевгидростроя», заводов «Куйбышевазот», «Волгоцеммаш», «Синтезкаучук». Каждый 2-й ребенок посещает «группы с продленным пребыванием». Для осуществления «единой системы воспитания детей дошкольного возраста» открыты ясли-сады для детей от 2 мес. до 7 лет. Открыты детские сады-комбинаты (с кухней, кладовыми, бельевыми, прачечными, дворовыми постройками). К 1967 г. в городе — 50 детских садов (в начале 1920-х гг. в Ставрополе их было 5).

    Идея комфорта и благополучия транслируется и на мир советского детства. Приведем меню детского сада «Лесная сказка» 1960-х гг.: ЗАВТРАК — морковь тертая с сахаром, каша гречневая молочная, какао с молоком, хлеб с маслом и сыром; ОБЕД — свекольник на костном бульоне со сметаной (свекла с огорода детсада), картофельное пюре с котлетой, соленый огурец (с огорода, или воспитатели приносили со своих участков), хлеб, компот из свежих ягод с огорода детсада (смородина, вишня) или из сада (яблоки); ПОЛДНИК — сухарик или гренки, молоко; УЖИН: капуста тушеная, чай, хлеб. Песни детей-дошкольников Ставрополя-Тольятти 1950-60-х гг.: «Эх, хорошо в стране Советской жить», «Наша Родина», «По волнам-океанам», «Краснофлотцы», «Ой, встала я ранешенько»…

    Любовь Черняева, старший научный сотрудник отдела развития ТКМ, клинический психолог, арт-терапевт, член АПиП

    Комментарий эксперта:

    Любая власть в обществе следует определённой концепции и заинтересована, чтобы члены общества разделяли эту концепцию и следовали ей. Концепция обязательно содержит ведущую идею развития, культурно-исторический миф, науку, технологические особенности, экономический уклад и образование, необходимые для внедрения концептуальных идей в действительность.

    Российская многодетная патриархальная рестьчнская или пролетарская семья, члены которой практически полностью безграмотные, не могли быть ни источником, ни опорой для развития нового социалистического общества. Всеобщий ликбез и политические законодательные акты привёли к новому: женщина, обученная грамоте, получила возможность развить свой личностный потенциал и участвовать в общественной жизни, встав на одну, равную, позицию с мужчиной. Естественно, она меньше времени могла уделять семье и воспитанию своих детей. А государство, получив удобную возможность влиять на сознание детей в детских садах и школах и формировать его в соответствии с концептуальной идеей (через комиссаров, патриотически заряженные лозунги, пионерские и комсомольские организации, героизацию революционных образов в средствах массовой информации) быстро, по историческим меркам, и массово поставило в строй новые (!) научные, инженерные, медицинские и военные кадры.

    Автор статьи сравнивает дореволюционный и постреволюционный миры (семью и общество), представляя факты, зафиксированные в архивных исторических материалах, но не оглашает собственного отношения и оценки произошедшим в них изменениям. Но, всё-таки, можно с уверенностью сказать, что для большинства членов российского (постсоветского) общества и их семей наступившие перемены в итоге роасцениваются как положительные. Они дали старт и «путёвку в жизнь» тем, кому, в противном случае, пришлось бы «батрачить на помещиков, попов» или спиваться от «жутких условий производственной эксплуатации»…

    Андрей Ткач, врач психотерапевт, заведующий реабилитационным отделением ТПНД, директор АНО «Медико-психологическая практика «Генезис»