О тексте гимна России из Тольятти, или как я перелезал через ворота госпиталя

    Анатолий Иванов

    В 2001 году в России принимался Государственный гимн.

    Принимался он в законодательном порядке, то есть так же, как и все законы, начиная с рассмотрения в Государственной думе. При этом президентом РФ на рассмотрение был внесен текст гимна на слова Сергея Михалкова и музыку Александра Александрова.

    Однако в Тольятти нашелся человек, который написал свой вариант текста. Им был Борис Чупров, подполковник внутренних войск в отставке. Вот он и обратился ко мне с просьбой внести его текст гимна на рассмотрение Государственной думы. Мне этот текст понравился, его слова также были на музыку Александрова. К тому же, серьезную просьбу своих избирателей я всегда считал их наказом, поэтому, как говорится, взял под козырек.

    Оформив текст в виде своей законодательной инициативы, я внес на рассмотрение Государственной думы соответствующий проект. Как оказалось, всего было внесено четыре варианта текста гимна. Госдума их рассмотрела и приняла, как и ожидалось, вариант, внесенный президентом. Представленный мною законопроект занял почетное второе место.

    Свой наказ Борис Иосифович посчитал мною выполненным, так как понимал, что победить в неравных условиях невозможно. Даже выход его творчества на уровень Государственной думы он посчитал своим успехом. Поэтому пригласил меня к себе домой, и мы с ним за этот успех выпили бутылочку армянского коньяка, которая, как оказалось, у него была припасена еще с советских времен.

    Но у Бориса Иосифовича было серьезное заболевание, в связи с которым он неоднократно проходил лечение в московском госпитале МВД России. Однажды, во время очередного пребывания там, Борис Иосифович мне позвонил, попросив срочно к нему приехать. Я не мог ему в этом отказать, несмотря на то, что через несколько часов должен был уехать поездом, вместе с родным братом, на свою малую родину в Воронежскую область, чтобы проведать могилы наших отца и бабушки. При этом билеты мы купили заранее.

    Приезжаем с братом на проходную госпиталя, там дежурят два милиционера, которые меня на территорию госпиталя не пропускают, требуют оформление специального пропуска. Показываю им свое депутатское удостоверение – не помогает. Звоню начальнику госпиталя, но его нет на месте – обеденный перерыв. Мне же нужно было успеть на поезд, поэтому я отодвинул с пути милиционеров и прошел на территорию. Они сначала кинулись за мной, но потом отстали – нельзя все же бросать проходную.

    Прихожу в палату Бориса Иосифовича, а он лежит и не может встать – такое было его состояние. С большим трудом говорит мне:

    – Анатолий Семенович, я чувствую, что умираю, но у меня здесь все денежные сбережения, хочу отдать их вам. Делайте с ними, что хотите!

    Купюры у него лежали в полиэтиленовом пакете под больничным матрасом, он их достал и передал мне.

    Деньги я взял, рассчитывая возвратить их Борису Иосифовичу после выздоровления, на что искренне надеялся. В пакете лежали 42 тысячи рублей, в то время это были большие деньги. В любом случае, хранить их под матрасом было нельзя.

    Во время нашей беседы в палату забежали капитан милиции с сержантом и стали требовать, чтобы я немедленно покинул территорию госпиталя, при этом не слушая моих пояснений. Тогда я сказал, что не уйду, пока не закончу встречу, и предложил попробовать вывести меня с применением физической силы, на что они не решились – ведь депутат является лицом неприкосновенным.

    Закончив встречу, возвращаюсь на проходную, но меня с территории не выпускают – дверь закрыта, а милиционеров уже пятеро. Говорят, подождите, придет начальник, оформит протокол в связи с нарушением вами пропускного режима, после чего уйдете. Мне же ждать было некогда. Ничего не оставалось, как с помощью брата и благодаря хорошей физической подготовке перелезть через трехметровые металлические ворота. При этом поранил руку об их острые пики. Но на поезд мы все же успели.

    После возвращения из поездки я отправил депутатский запрос министру внутренних дел. Не для того, чтобы наказали милиционеров, которые действовали по инструкции о пропускном режиме, а в целях ее изменения – чтобы в ней было предусмотрено прохождение депутатов Государственной думы на территорию госпиталя по их удостоверениям, без оформления специального пропуска. Это требование было выполнено.

    Можно по-разному относиться к моему перелезанию через ворота. Кто-то может сказать, что, учитывая высокий статус депутата, мне должно было быть стыдно это делать. Но было не стыдно, а обидно, но не за себя, а за депутатов, которым приходится иногда выполнять свои обязанности в подобных условиях.

    Я же горжусь тем, что выполнил наказ своего избирателя. Особенно учитывая, что Чупров, к сожалению, умер через несколько дней после нашей с ним встречи. Деньги же Бориса Иосифовича я передал его родственникам.

    Вот такая история. С праздником, уважаемые тольяттинцы, с Днем города!

    Анатолий Иванов, экс-депутат Госдумы трех созывов
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 22 (1303) 05.06.20
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015