О чем нужно знать туристу перед поездкой в аэропорт

    Чемоданное настроение нарастает с каждым днем, приближая туриста к дню вылета или отъезда.

    Повторение — мать учения, и мы возьмем себя в руки и сделаем остановку для… отдыха перед отдыхом. Два-три дня без сборов вещей, просмотра турсайтов, доставания необходимых мелочей. Диван, книга, работа — и никаких разговоров про проблемы в пути.

    Без шаблонов

    У «Победы» — новое правило: теперь в самолеты этой авиакомпании можно прихватить с собой рюкзак или сумку любого размера. И больше никаких шаблонов для определения максимума в 75 сантиметров. «Победа» предупредила, что информация на стойках аэропортов может опоздать к пассажиру, а потому в случае чего путешественник может ссылаться на сайт летающей компании. Мы так и сделаем.

    Десять минут?

    От слов «чемодан», «вокзал», «аэропорт» организм просыпается, взводится как курок, мобилизуется на готовность к путешествию, в предчувствии которого очень хочется не зависнуть на полпути до отпускного счастья из-за задержки рейса, нетрафаретного чемодана или ключей, потерянных в преддорожной нервотрепке.

    А потому вокзал выглядит ужасно добрым дядей по сравнению с аэропортом хотя бы уже потому, что на перрон можно попасть хоть за десять минут до встречи с проводником, а в аэропорт — за пару часов до взлета лайнера. И все-таки не стоит откладывать посадку в вагон до последней минуты: и на доброго дядю находит мондраж. А вдруг наш первый вагон прицепили пятым по счету? Лето все-таки, с запасных путей выходит такое количество дополнительных поездов, что такие недоразумения лучше предвидеть.

    Ближе к выходу

    Опытные путешественники, конечно же, знают, что попросить место поближе к кабине пилота, иллюминатору или, например, туалету — нормальное явление во время регистрации.

    Кстати, чем раньше мы попадем к началу регистрационной очереди, тем больше вакантных мест у выхода или туалета для нас останется.

    Правда, торопиться стоит все же… медленно, не загоняя себя еще до взлета. Тем более что в зоне таможенного контроля лучше быть спокойным и собранным. И список вещей, которые подлежат обязательной декларации, лучше узнать заранее. Еще одна нервная клеточка останется при вас.

    А ключи и всякую прочую мелочь из карманов лучше убрать еще дома. Не то в суете можно потерять что-нибудь из важных вещиц.

    До дьюти

    Дьюти фри влечет человека летающего и иногда успокаивает нервы. Но лучше узнать, в какие ворота придется выходить на посадку до броска в магазин беспошлинной торговли. У этих ворот пассажир должен оказаться за двадцать минут до вылета вашего самолета. И непременно трезвым. Ведь посадка самолета по причине повышенного градуса нашего чемоданного настроения — вещь дорогостоящая.

    Свой — не для чужих

    Уж сколько раз твердили миру, что брать вещицы в свой чемодан от незнакомых и слезно просящих об услуге людей — вещь коварная. И какую бы сумму нам ни приплатили за доброе сердце и доставку маленького подарочка любимому дяде — мы от этих денег точно откажемся.

    Без паники

    Крайне неприятная история: пропал чемодан в чужом аэропорту, в чужой стране, с сотрудниками, говорящими на чужом языке. Мы не станем паниковать, потому что информация о потере любимого кожаного друга тотчас же вводится в международную систему поиска, и как правило, чемодан отыскивается достаточно быстро.

    Но мы же не хотим, чтобы он вообще потерялся, а потому — яркая лента, непохожие на магазинные личные бирки и приметы чемодана сначала нужно создать, а уж потом сообщить о них стороне, которая сочувственно бросится помогать нам искать пропавшее барахлишко. Да и контактные данные, телефон и электронный адрес лучше пристроить на чемодан так, чтобы их было видно не только нам. Мы так и сделаем.

    Наша справка

    Чем раньше мы попадем к началу регистрационной очереди, тем больше вакантных мест у выхода или туалета для нас останется.

    Информация о потере чемодана во время авиаперевозки тотчас же вводится в международную систему поиска.

    Марк Дорожкин, «Площадь Свободы»
    mail-ps@mail.ru

    самолеты на аэродроме

    фото: Дмитрий Рузов