Несколько слов о мозаиках «Сатурна»

О конструктивизме – советском авангардистском методе (направлении) в изобразительном искусстве, архитектуре, фотографии и декоративно-прикладном искусстве – знает сегодня каждый школьник, который умеет пользоваться системой интернет-услуг. Невероятно, но факт: конструктивисты видели своей задачей увеличение роли архитектуры в жизни, и способствовать этому должны были отрицание исторической преемственности, отказ от декоративных элементов классических стилей, использование функциональной схемы как основы пространственной композиции. Конструктивисты искали выразительность не в декоре, а в динамике простых конструкций, вертикалей и горизонталей строения, свободе плана здания. (А художники шли своим путем.)

Шедевром советского конструктивизма на территории Тольятти (города, свободного от исторической преемственности) является кинотеатр «Сатурн». Самый крупный в области, возник он в 1972 году и рассчитан был на массового зрителя численностью тысячу двести человек. Массовый этот зритель, как водится, должен был впитывать идеи светлого будущего и трудного, но одухотворенного (трудом), настоящего посредством самого доступного из языков – языка кино.

saturn-stroitelstvo-1971

 

foto-iz-fondov-tkm-avtozavodskoi-v-70ye-k-t-saturn-1

tkm-avtozavodskoi-v-70-Saturn

 

В «городе будущего» (каким виделся Автоград команде выдающихся московских архитекторов Союза во главе с Рубаненко) система поточно-конвейерного типа городской застройки непременно должна была иметь пространственные и смысловые архитектурные доминанты в виде произведений искусства. «Сатурн» как раз из них. И его расположение на главной транспортной артерии Автозаводского района, и форма строения, и архитектоника, и имя (название) – все есть выражение центральной идеи времени –  «Только вперед!». (Вперед и выше.)

caturn11-kinoteatr

foto-aleksandry-antonovoi-saturn
Действительно, что остается советскому архитектору, если ему запрещена форма, связанная с традицией, с «корнями» (путь к Богу закрыт, отрезан, взорван, выкорчеван). Куда ему податься? Куда устремиться? В игру чистых линий, форм и объемов! В космос, населенный и прирученный теперь – человеком! (здравствуй, товарищ Клушанцев.)

Новый, самый большой, самый красивый, самый фантастичный, самый конструктивистский кинотеатр своего времени открывал парад объектов советской архитектуры «города будущего» (и слитых с нею в «синтезе искусств» монументально декоративных произведений). Сконцентрированы они на главной артерии Автограда – улице Революционной. Из архитектурных объектов (изучаемых сегодня искусствоведами мира в контексте «советского модернизма») это: «Сатурн», ДКиТ, «Волгарь». Из монументально-декоративных: мозаики «Сатурна», серия «История транспорта», мозаики «Волгаря» (на внутренних стенах в пять этажей, с выходом на наружные стены), стела-панно «Радость труда» (с историей СССР за 50 лет, «в картинках» («паблик арт – мэйд ин юэсэса»). Завершается парад неожиданно и по-хорошему – спуском к набережной, оформленной художественным полотном из камней. И все это великолепие цвета и одухотворенной художником формы живым потоком входит в конвейерно-поточную утопическую планировку «города будущего» – для человека, вернувшегося, наконец, в свою теплую благоустроенную квартирку после работы. Ну не революция ли, на улице Революционной.

Так чем же примечательны мозаики «Сатурна», возглавляющего парад произведений советского искусства? На первый взгляд, невзрачные камни, падающие из стены. Но, оказывается, автором мозаичного полотна является Андрей Васнецов – тот самый, который создал триптих «История транспорта» (чья возможная утрата из ландшафта города колыхала недавно верхние слои сознания общественности); тот самый, который возглавлял проект реконструкции Варваринской церкви в Федоровке в 1980г (благодаря чему церковь девятнадцатого века (здравствуй, Бог) сохранила тогда свою историческую идентичность, ныне утраченную (сознание общественности спокойно). Напомним, что Васнецов – москвич, академик Академии художеств, лауреат всех возможных в Союзе премий и государственных наград. Коллеги по цеху, увидев мозаику «Сатурна» в 70-х, не поняли маэстро: во-первых, сюжет («занавес»), во-вторых, тусклая цветовая гамма (натуральный горный камень). Серо-черно-коричневая мозаика «Сатурна» (по гамме ровно такая же, какой вымощен, согласно проекту, парапет набережной Автограда) отличается от всех мозаичных панно советского периода (там всегда присутствует красный!). Она напоминает гобелены средневековья (здравствуй, Бог), спокойна в своем эмоциональном выражении, изыскана и тонка по ритму. Горные камни Карелии, Средней Азии, Урала составляют мозаичное полотно наружных стен здания «Сатурна». Так неожиданно и плотно соединившись с архитектурной формой советского конструктивизма (отрицающей прошлое), внутренний опыт художника-монументалиста возвращает тольяттинца из антропогенного космоса к скрытому за складками «занавеса» смыслу. Вкрапленное в горный камень стекло мозаики ловит солнечный свет, отзвучит движению неба. Рукотворное полотно из даров Природы, фактура которого похожа на переплетение суровых нитей, запечатлело доступную внутреннему взгляду художника данность, которую нельзя показать зрителю, но которая, тем не менее, есть. Абстракция из природного камня, спадающая тяжелыми складками «занавеса» сверху вниз и упирающаяся в пешеходную зону, показалась членам СХ СССР чуждой эпохе. Японские художники постигли ее смысл и повторили как технологию только в начале 2000-х. Одухотворенный человеческим опытом «город будущего» (которого нет) Тольятти запечатлел в своих памятниках (которых нет) и этот удивительный индивидуальный, ставший коллективным, опыт. Помнит, значит, бессознательно.

Ныне на «Сатурн» наступают масштабы традиций Православной церкви, крича на всех перекрестках – «С нами Бог!». Убогий, задавленный «Сатурн» готов отправиться вслед за «Маяком» и «Космосом» (и «Буревестником», и «Варваринской») – туда, где исчезает и растворяется все по-человечески первозданное, рукотворное, шедевральное. И занавес закрыт. А стекло, вкрапленное в камень, ловит каждое движение быстро меняющегося – неба. Которое почему-то остается, исчезая.

plitki-saturna-01

plitki-saturna-02

plitki-saturna-03

plitki-saturna-04

plitki-saturna-05

Автор благодарит искусствоведа Александру Антонову и архитектора Михаила Солодилова за радость встречи.

Любовь Черняева,
зав.сектором проектной деятельности ТКМ,
куратор проекта «ПАМЯТЬ МЕСТА: о мере» (памяти, сохранения, интерпретации)

фото: из открытых источников