Нельзя получать сумасшедшие зарплаты, когда предприятие терпит убытки

В ближайшее время на АВТОВАЗе должна произойти смена руководства. Место президента займет Ив Каракатзанис, который, так же как и его предшественник Николя Мор, несколько лет проработал в Румынии. На днях мы встретились с ветераном ВАЗа Юрием Целиковым, попросив его подвести итог очередного этапа правления французов, а также попытаться спрогнозировать дальнейшее развитие событий в плане увеличения (или уменьшения) долгов предприятия.

Юрий Целиков

Юрий Целиков

– Юрий Кузьмич, чем лично вам запомнился готовящийся покинуть ВАЗ Николя Мор?

– А с чего вы взяли, что он его покидает? Да, Николя Мор уходит с поста президента, но будет заместителем председателя совета директоров, то есть, можно сказать, пошел на повышение. Получит дополнительный доход от надзора за заводом. У него ведь контракт заключен на четыре года, а прошло только два.

Вообще, Николя Мор производит впечатление человека, любящего получать большие деньги, так что уходить ему отсюда резона нет. Знаете, сколько он в год зарабатывает? По моим данным, около 40 миллионов рублей. Это больше, чем президент России за шесть лет. Получается, что заводом управлять сложнее, чем страной?

– Не забывайте, что иностранные топ-менеджеры привыкли зарплату в евро получать. Интересно было бы узнать, какой доход эти люди имели, работая во Франции и Румынии? Тогда было бы с чем сравнивать…

– Отъезжавшие из Тольятти французы в приватных беседах с уважаемыми мною людьми признавались, что заработали здесь больше, чем за 15-20 лет работы в других странах. Согласно официальным данным, представители правления (а их 13 человек) по итогам прошлого года получили зарплату на сумму 297 миллионов рублей, премий – на 193 миллиона, а компенсация расходов составила 27 миллионов. Итого – 518 миллионов. Понятно, что они хозяева и могут творить что хотят. Ну пусть тогда и зарплату рабочих доведут до такого же уровня, как во Франции или хотя бы в Москве!

– А что за компенсации?

– Прежде всего – на авиабилеты. У них семьи в Москве, вот и летают туда-сюда.

– Хорошо, что хоть не в Париже. А то договорились бы с «Эйр Франс» об открытии регулярного рейса из Самары и летали…

– Подождите… Может быть, и до этого еще дойдет. Правда, сейчас с Францией отношения напряженные. Чемезова ведь до сих пор туда не пускают, несмотря на наличие у него ордена Почетного легиона.

– Ну а если в целом дать оценку деятельности Мора на посту президента? Вы неоднократно отмечали, что он слабее Бу Андерссона.

– Могу сказать, что Мор всё реже бывает на заводе. По сути, он дипломат, выполняющий на заводе функцию дежурного от Франции. Вообще, подавляющее большинство ветеранов не понимают, почему наше правительство помогает иностранному предприятию (не забывайте, у кого контрольный пакет акций) субсидиями, да еще и в период, когда против России вводят новые санкции.

Вы спрашиваете, какие итоги работы Мора? С 20 июля снимают с производства «Приору», которая до сих пор пользуется приличным спросом (особенно на Кавказе) и вполне могла бы поспособствовать улучшению финансовой ситуации на заводе. А причина знаете в чём? Сейчас зачитаю вам отрывок из приказа: «В связи с окончанием срока действия одобрения типа транспортного средства и экономической нецелесообразностью внедрения изменений для приведения технического уровня в соответствие с регламентом, а также в целях упорядочения модельного ряда». То есть нужно было лишь вложить не очень большие деньги в оформление одобрения типа – и можно было еще два года ее выпускать.

Другая нерешенная проблема – локализация. Нам обещали, что ее уровень должен достичь 70 процентов, однако если эта цифра где-то и используется, то лишь в отчетах. По факту же даже сами производители комплектующих признают, что доля импорта при изготовлении деталей у них выросла. Кстати, именно «Приору» можно назвать одной из самых локализованных моделей. Считаю, что не стоило ее снимать с производства до тех пор, пока завод не выйдет на прибыль.
Кроме того, Мор не выполнил самое главное обещание, а именно – создать три комиссии (по качеству, локализации и дилерской сети) с участием ветеранов.

– Неужели ничего положительного не можете сказать об уходящем президенте? Между тем сейчас много говорят о том, что завод сокращает убытки. Разве не позитивная информация?

– Да, и плюс операционную прибыль показали. Зато дилеры не досчитались в сумме около 5 миллиардов рублей. Раньше (при Бу Андерссоне) маржа составляла около девяти процентов, а сейчас – не более четырех. Вот конкретный пример. По программе «Трейд-ин» автосалон предоставляет покупателю скидку в 50 тысяч рублей, однако от завода получает компенсацию лишь в 30-40 тысяч с каждой проданной машины. Кроме того, дилерам навязывают автомобили самых дорогих (люксовых) комплектаций в то время, когда народ заинтересован в дешевых: покупательская способность-то пока невысокая в России. Около 20 миллионов человек живут за чертой бедности, но, возможно, кто-нибудь из них тоже хочет приобрести машину, особенно для сельской местности. Только акцент почему-то делается на дорогие модели и комплектации.

– Вазовское руководство много говорило о ребрендинге в дилерской сети, то есть о приведении автосалонов в соответствующий вид. Этот процесс завершился?

– Ребрендинг продолжается, причем дошло до того, что теперь заставляют даже мебель покупать определенных цвета и конструкции, да еще и у конкретного поставщика, указанного компанией «Лада-Имидж». Стоимость доходит до 2,5 миллиона рублей, хотя в городе дилеры этот комплект могут купить в пределах 300 тысяч.

Кстати, в середине мая в Москве должно состояться разбирательство антимонопольного комитета. Касается оно допущенных ВАЗом нарушений на рынке услуг по техническому обслуживанию. В частности, дилеров заставляют на прибыль, полученную с каждого проданного автомобиля, приобретать аксессуары и запчасти на сумму 15 тысяч рублей. На рынке они стоят гораздо дешевле, да и нет у клиента потребности в них. То есть приходится навязывать покупателям эти аксессуары, чтобы выполнить условия получения премии. Антимонопольному комитету предстоит дать оценку этому и другим фактам.

– Согласно оптимистическим прогнозам, уже к концу этого года ВАЗ может полностью избавиться от убытков. Что думаете по этому поводу?

– Вполне может быть, с учетом того, что Ростех готов списать около 20 миллиардов долгов предприятия. Иностранного, напомню. А ведь это, по сути, деньги российских налогоплательщиков.

– Что ждете от нового президента Ива Каракатзаниса?

– Во-первых, надеюсь, что он начнет учить русский язык. Честно скажу, за Мора было стыдно, ведь он за два года лишь по бумажке читать научился, да и то с большим трудом.

Во-вторых, проявить честность в вопросах локализации и поддержать поставщиков из Самарской области. До сих пор ведь получаем комплектующие из Турции, Индии и других стран. Хотя у нас тут особая экономическая зона и территория опережающего развития – то есть созданы условия для развития предприятий.

В-третьих, надеюсь, что французы начнут следовать одному из заводских слоганов – «Сила в истории» – и перестанут ревновать к советскому периоду ВАЗа. Когда приезжали чехи, совершившие кругосветное путешествие на «копейке», один из выступавших французских вице-президентов прямо сказал, что ревнует к тому, как хорошо на заводе относятся к этому автомобилю.

В-четвертых, до завершения на ВАЗе периода убытков зарплата у Ива Каракатзаниса не должна более чем в десять раз превышать ту, которую получают простые рабочие. А оставшиеся пусть кладет на депозит, чтобы эти деньги помогали работать заводу. Думаю, все со мной согласятся: нельзя получать сумасшедшие зарплаты в тот момент, когда предприятие терпит убытки. Без сомнения, самый большой резерв в плане экономии – это урезание зарплат и компенсаций топ-менеджерам.

А если в целом, то отвечу на ваш вопрос короткой эпиграммой:

Надеюсь, что наш ВАЗ воспрянет
И в автопроме он заМОРышем не станет.

– Недавно вышел фильм о работе бывшего президента ВАЗа Бу Андерссона. Лично я его не смотрел, однако некоторые разглядели в нем антироссийскую направленность. Мол, приехал швед и увидел, что в нашей стране, мягко говоря, не любят работать…

– Фильм я видел, тем более что его уже разместили в интернете. Там, правда, титры на шведском языке, а главные герои говорят то по-русски, то по-чешски или на других языках. Хорошо бы его перевести и показать по местному телевидению. Поверьте, ничего антироссийского там нет.

Приехав на ВАЗ, Бу Андерссон прежде всего увидел, что здесь излишняя, по западным меркам, численность персонала. Сей факт его возмутил, и вскоре началась оптимизация, продолжающаяся до сих пор. Не знаю, осуждать его или хвалить, однако он после себя оставил две абсолютно новые модели, на которых сегодня держится экономика ВАЗа. В отличие от Андерссона, Мору несказанно повезло, поскольку в стране ожил автомобильный рынок. А период работы шведа совпал с резким падением курса рубля, что стало одной из причин многомиллиардных долгов предприятия.

– Кстати, работники отмечают, что туалеты, которые активно реконструировались и вычищались при Бу Андерссоне, сейчас снова в упадке. А часть из них вообще позакрывали…

– Соглашусь, ведь я тоже периодически бываю на заводе. И не только туалеты в упадке (относительный порядок лишь на главном конвейере), но и кровля протекает во многих местах. Самое ужасающее зрелище между второй и третьей вставками, где раньше было производство комплектующих для «восьмерок» и «девяток». Понятно, что денег не хватает, но ведь не за горами 50-летие выпуска первого автомобиля. Неужели так его и встретим?

– Вы упомянули про гостивших в Тольятти после кругосветного путешествия чехов. Насколько известно, им подарят «Весту». Как думаете, рискнут они на ней еще раз преодолеть столь сложный путь либо посетить Африку, в которой еще не были?

– При прощании с чехами я им сказал: «По Европе на ней покатайтесь, а для Африки или Австралии лучше купите старенькую «Ниву», подшаманьте – и вперед! Уверен, вы на ней не пропадете в любой точке нашей планеты, ведь запчасти можно найти едва ли не во всех странах мира».

Модель «Лада 4х4» до сих пор бьет рекорды по продажам, и хорошо, что на ВАЗе ее пока оставили в покое. Сейчас, правда хотят сделать новый внедорожник на платформе «Дастера», однако не забывайте, что это лишь паркетник – красивый, но не для широких масс. Не могу гарантировать этому автомобилю такое же славное будущее, как у его предшественника.

А вообще, внедорожник «Лада 4х4» можно использовать как средство передвижения партизан, если на нашу страну опять рискнут напасть иноземцы.

– Вы серьезно?

– Ну вы же телевизор смотрите и видите международную обстановку! До сих пор в уставе ВАЗа есть пункт о том, что акционерное общество сохраняет мобилизационные мощности, то есть в случае войны способно перейти на выпуск оборонной продукции, в частности вездеходов. Другое дело, что правительство перестало давать мобилизационное задание.

– В заключение не могу не спросить: вы верите в светлое будущее тольяттинского автогиганта?

– Нет сомнений в том, что завод будет жить еще долго, правда, какое-то время продолжится лечебное голодание. Сколько оно продлится? Не знаю. Во многом это зависит от степени аппетита высшего руководства завода.

Андрей Липов, «Вольный город Тольятти»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 16 (1195) 27.04.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

сборка автомобилей лада