Нас приучили просить

    Нас приучили не роптать, а просить. Поэтому так много звонков на прямых линиях. Люди даже в храм идут для того, чтобы у Бога что-нибудь попросить. Наша жизнь постоянно мельчает. Еще Герцен отмечал, что мещанство – это толпа сплоченной посредственности, которая мечтает всем владеть.

    Читатели уже заметили, что я об этом пишу все чаще, меня пугает, что когда-то самая революционная страна – Россия превращается в вялотекущий процесс. Как у Корнея Чуковского: что вам надо? Шоколада!

    И социологам с удовольствием отвечают о желании вести роскошную красивую жизнь, хорошо бы для этого иметь 965 тысяч рублей в месяц. Под понятием роскошной жизни подразумевается – ни в чем себе не отказывать. Так что нечему удивляться, что у нас все меньше людей, способных думать об общественных проблемах.

    В России США представляют как богатейшую и сильнейшую страну в мире. И мы стремимся к такой же жизни. Но там все построено на огромных кредитах, на своего рода долговой кабале. Заметны опаснейшие перспективы социального расслоения: им все чаще кажется, что жизнь устроена несправедливо.

    Нам тоже придется столкнуться с разочарованием, что рынок все отрегулирует без нашего участия. Российская экономика как затишье перед бурей. Продолжаем существовать за счет нарастающего экспорта углеводородов, доля их в I квартале 2019 года составила 62%. Отношения внешнеторгового оборота России просты как мычание: туда – сырье, топливо, оттуда – технологии, оборудование, ширпотреб. Однако наш главный потребитель – ЕС сокращает потребление энергии из России.

    В ближайшие годы все решится. 10-15 лет и – начнутся сбои в спросе на наше топливо. Что делать давно известно, но головы заняты другими идеями. Для того, чтобы достичь результата – необходим план. Мы отказались от планирования, а его отсутствие – это планирование провала, о чем любят писать американские экономисты.

    Отбросив главные понятия советской экономики – монополия внешней торговли и единый госбанк, невозможно пытаться создать мощную индустрию – это все равно, что носить воду в решете. Деньги уплывают за границу, а конкурирующие товары заполняют наш внутренний рынок. Китайцы говорят: из тысячи кошек не сделаешь тигра. Множество мелких бизнесменов – это еще не национальная экономика. Они вполне могут не связывать свои интересы с интересами России. Мы же видим, как наши чиновники и бизнес-элита предпочитают хранить деньги за границей и там же учить детей. И дело не только в отсутствии патриотизма, а прежде всего в моральных качествах. Если рыба гниет с головы, то какова голова, такова и вся наша жизнь.

    Отбирают будущую управленческую элиту по деловым показателям, а надо бы по нравственным, чтобы в головах их преобладали не карьерные мечты, а стремление – как пелось в советской песне – раньше думать о Родине.

    Или учить чиновников принудительно, ограничивая и строго карая за злоупотребления, так было при Грозном, Петре I, Сталине. Заметно, что власть нечто пытается делать, избавляясь от ельцинского наследия. Но огромные капиталы, которые успела прихватить верхушка, сдерживают радикальные необходимые меры, когда нет пощады никому, кто преступает закон. Сумеет ли власть извлечь нужные уроки, покажет время…

    Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти, член Союза российских писателей.
    оригинал статьи опубликован на сайте Тольяттинского Городского Комитета КПРФ

    много товаров в магазине