Необходима общая позиция родителей

    молодая семья с детьми на прогулке

    Психолог Александр Колмановский в третий раз стал участником проекта «Химия слова», завершив очередной сезон лекцией на тему «Вершина треугольника: как отношения между родителями влияют на ребенка».

    Напомню, что с горожанами в рамках проекта «Тольяттиазота» известный столичный специалист по семейным и детско-родительским отношениям встречался в декабре 2017-го и мае 2018 года. В первый раз он рассказывал о так называемых вертикальных отношениях, и лекция называлась «Родители и дети», во второй раз речь шла, соответственно, об отношениях горизонтальных, любовных, между мужчиной и женщиной. Та майская лекция была рекордной по продолжительности и длилась три с половиной часа.

    На сей раз нам была представлена завершающая часть трилогии, об отношениях в виде треугольника, не любовного, конечно, но семейного. Что, впрочем, условно. Информация, которой щедро делится Александр Эдуардович, применима в любых отношениях и способна изменить нашу жизнь к лучшему, сделать гармоничными отношения не только между родственниками, но и коллегами, соседями, случайными попутчиками на жизненном пространстве.

    Еще на первой лекции Колмановский заявил, что нет отдельной детской и взрослой психологии:

    – В любом возрасте реакции одинаковы, но формируются они в детстве.

    В общем-то, основные постулаты правильных отношений в семье были озвучены еще на первой лекции, тема которой очень близка нынешней. Но повторение – мать учения. На сей раз психолог начал со знакомого утверждения:

    – Все мы знаем, что в воспитании ребенка необходима общая позиция родителей. Но чаще всего это правило не работает, так как применимо разве что в безмятежных ситуациях, когда мнения обоих родителей совпадают.

    А почему же они могут не совпадать? Все люди разные, при этом все справедливо убеждены в собственной положительности. Но если человек, при этом не важно, ребенок или взрослый, поступает неправильно, чаще всего он не способен это признать, занимает оборонительную и даже агрессивную позицию.

    Если один из родителей более назидателен в отношении ребенка, то вызывает протест, причем и своего чада, и второго родителя.

    – Такое осуждение одного родителя другим – чугунная плита для психики ребенка.

    Итак, начинать надо с родителей? Ведь свою назидательность, неумение принять себя и собственные промахи они позаимствовали, в свою очередь, от собственных родителей. Как разорвать порочный круг?

    Лекция Колмановского прошла в знакомом уже формате – скорее не лекции, а семинара или массовой консультации. Психолог призвал задавать вопросы с места, перебивать его, если потребуется незамедлительное уточнение.

    Любой человек считает, что он хорош. В любой ситуации ему требуется подтверждение этого факта. При этом любое замечание, сделанное ребенку взрослым, может звучать обвинением. Признать себя виноватым, плохим – значит подвергнуться наказанию. Страх наказания – причина грубости, лжи, непослушания и всего, что в первой лекции Колмановский с юмором назвал «детским криминалом».

    – Ребенок ударился, плачет. Добрый взрослый что говорит, в первую очередь – с самыми лучшими намерениями? Не плачь. А для ребенка это значит: раз плачу, значит, я плохой. Но ему больно! Что нужно делать взрослому?

    Сочувствать и сопереживать. Получая это в детстве, человек вырастает гармоничной личностью. Если не получает, что встречается гораздо чаще, вырастает… Мимино.

    Кадры из этого фильма показывали и в первой лекции. Его главный герой Валентин наконец-то попал в большую авиацию, но с грустью вспоминает родное село. Когда его спрашивает старший пилот:

    – А хорошо сейчас в горах?

    Мимино отвечает:

    – Ничего особенного.

    Если он признается, что скучает по родным местам, его осудят, посмеются над ним? Вряд ли. Но он привычно боится показать свои чувства. Как однажды укушенное на водопое животное боится подойти к воде.

    – Надень шапку! – требует мать.

    Что ей руководит? Опять страх. Но страх бывает за себя и за другого. Возможно, взрослая женщина боится, что если ребенок заболеет, ее осудят – плохая мать! Ведь еще в детстве она боялась быть или казаться плохой.

    – Послушай, на улице холодно, ты можешь простыть! Опять пропустишь занятия, не сдашь экзамен и будешь переживать, зачем тебе эти проблемы?! – вот правильно донесенный до ребенка мотив.

    Сами взрослые – те же дети, с тем же опытом жизни в семьях, где на них орали родители.

    – Мне рассказали про семью, где папа начинал орать, а ребенок шел к нему обниматься. Ребенку нет еще трех лет. Но он научился понимать: взрослый кричит не потому, что он плохой, а потому, что ему плохо.

    Разумеется, папа в такой ситуации успокаивался. Ребенок научился отделять проявляемую человеком агрессию от личности этого человека. Понимать, что родитель плохой – невыносимо для ребенка.

    В любом младенце, человеческом и животном, заложена программа лояльности к родителю, залог выживаемости. Ведь у человека двухуровневая психика – натуральная животная и высшая человеческая. В ситуации, которую мы воспринимаем как прямую угрозу, первой включается у нас как раз животная психика:

    – И щенок, и ребенок, испугавшись, лезут под кровать. Они думают, что их оттуда не вытащат?! В состоянии опасности второй уровень не включается.
    Поэтому первая реакция на агрессию – агрессия. В любых отношениях: горизонтальных и вертикальных. Родители, выросшие в семьях, где взрослые боялись осуждения, воспитывали назидательностью вместо сопереживания, переносят порочную практику в свои семьи.

    Кто-то должен этот круг разорвать, то есть сдержать свой порыв, диктуемый первым уровнем психики, понять, что чувствует другой человек, ребенок или взрослый, и мягко, открыто объяснить свои чувства. Например, в ситуации из фильма, когда девушка хочет себе какую-то вульгарную, по мнению матери, вещь, следует сказать:

    – Я не против, но боюсь, подставишься, ведь окружающие тебя неправильно поймут.

    В фильме же мать заявляет:

    – Не хочу, чтобы моя дочь выглядела, как шлюха.

    Вообще, по мнению Колмановского, всякая оценка – зло. В том числе и оценка школьная. Умные учителя говорят родителям:

    – Я ставлю оценки потому, что вынужден это делать. Но вы не обращайте на них внимания.

    Отметки, по мнению психолога, родственны физическим наказаниям. А он уже высказался на эту тему однозначно:

    – Наказывать нельзя, никого и никогда!

    Это заявление, конечно, вызвало недоумение и протест. Но уже говорилось, что весь детский криминал вызван страхом наказания. Вытащенный из-под кровати щенок или ребенок не сомневается в неизбежной каре. Да она будет еще более суровой из-за того, что спрятался, негодник! А вот попробуйте – обманите его ожидания: раз, другой, третий.

    В общем-то, разорвать порочный круг (страх – наказание – агрессия – страх) может человек с высоким уровнем самопринятия. В каждой родительской паре есть тот, у кого он чуть-чуть повыше. Видимо, он и должен начать.

    В том примере с малышом, который шел обнимать орущего отца с пониманием «папе плохо», наверняка это была мама. Во внешней жизни у ребенка, за которого традиционно боятся, уже разовьется иммунитет к агрессии. Он будет понимать, что причина агрессии – проблемы и неурядицы проявляющего ее человека. А сам он, конечно, хороший. Неосуждение, принятие как себя, так и другого. Собственно, давным-давно уже священники, как велит Писание, осуждают грех, но жалеют грешника. И возлюбить другого, как себя – означает понять и принять, сначала себя, потом другого.

    Правила, как видим, вполне универсальные. Но слушателей интересовали тонкости:

    – Есть такие люди, которые постоянно всем недовольны и всех осуждают. Что, нужно понять и принять их точку зрения?!

    – Их нужно понять, их ощущения. Притом что точка зрения может быть ошибочна. Например, подруга говорит: «Мой муж такой козел!» Вы говорите: «Я понимаю, как тебе с ним трудно». Но вы не говорите, что ее муж действительно козел! Представьте ситуацию, когда вы с кем-то на повышенных тонах поговорили по телефону, и тут видите, что кто-то это услышал. Какая реакция вас устроит? Наверное, сочувственная фраза: «Достали тебя, понимаю». Но не осуждение ни вашего оппонента, ни вас.

    Еще один слушатель не захотел соглашаться с лектором:

    – Люди с низким самопринятием, люди, получившие жесткое воспитание с назиданием и наказаниями, все же в этом мире достигают большего! Возьмите Моцарта. Стал бы он великим композитором, не будь властного, жестокого отца?!

    – Думаю, пример не показателен, – ответил Колмановский. – Те, кто имеет высокое или низкое самопринятие, встречаются с равной вероятностью и среди гениев, и среди обычных людей. Просто первых и там, и там очень-очень мало…

    Такие полезные знания почерпнули слушатели последней в этом году лекции «Химии слова». Получится ли применить их на деле? Колмановский посоветовал избегать перфекционизма, но потихоньку, по шажку продвигаться от «минуса» к «плюсу», нарисованных на его традиционной схеме самопринятия человека.

    Следующая лекция проекта состоится уже в 2020 году. Следите за информацией в нашей газете и на сайте ДК «Тольяттиазот».

    Надежда Бикулова, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 49 (1280) 20.12.19

    молодая семья с детьми на прогулке