На каждого жителя Тольятти приходится 80 тонн углекислого газа

    В конце сентября премьер Дмитрий Медведев объявил о подписании Россией Парижского соглашения. Этот документ оговаривает сокращение выбросов парниковых газов в атмосферу ввиду изменения климата на планете. Решение очень важное и для страны в целом, и для нашего города в частности. Редакция «Площадь СВОБОДЫ» попросила прокомментировать это событие известного ученого и изобретателя Самарской области, доктора технических наук, специалиста в области экологии Сергея Афанасьева.

    – Со стороны руководства нашей страны сделан далеко не простой шаг. Судите сами, главная экономическая держава США и та колеблется. Ведь подписание упомянутого соглашения приведет к сокращению числа рабочих мест более чем на 2 млн человек. Речь идет о нанесении ущерба промышленности. Тревога вполне обоснована, так как все страны, поддержавшие этот документ, будут обязаны к 2020 году разработать национальные программы по переходу на безуглеродную экономику: промышленность не должна сжигать ископаемое топливо и, соответственно, выбрасывать в атмосферу парниковые газы, прежде всего диоксид углерода. И международные эксперты будут следить за выполнением принятых обязательств. Приоритет будет отдан «зеленым» технологиям в сфере энергетики, промышленности, строительства, сельского хозяйства и т.д.

    – Реально ли это для нынешней российской экономики?

    – Рассмотрим возможные последствия от принятого правительством решения на примере нашего города, в котором главными источниками выбросов выступают объекты теплоэнергетики и химические предприятия. На их долю приходится свыше 60 млн тонн в год выбрасываемого углекислого газа, то есть более 80 тонн на каждого жителя города Тольятти. Нагрузка на природную среду колоссальна, и стоит ли после этого удивляться изменению климата.

    Каким образом сократить выбросы парникового газа? Если рассматривать ТЭЦ, то, на мой взгляд, это нереально, ибо нельзя же оставлять городских жителей без горячей воды в холодных квартирах. В достаточно сложном положении окажутся и химические предприятия, использующие природный газ в качестве сырья, которые вынуждены будут либо совершенствовать свои производства, либо закрывать некоторые из них.

    Не исключен и вариант установления государством крупных платежей за «лишний» диоксид углерода и формирование квот. К этому уже призывает руководитель Роснано Анатолий Чубайс. Его не беспокоит, что результатом станет резкое увеличение тарифов ЖКХ.

    – Готово ли правительство РФ к оперативным мерам?

    – Я слежу за этой проблемой со времен ввода в действие Киотского протокола, предшествовавшего нынешнему Парижскому соглашению, который заканчивается на следующий год. Соответствующие ему методические документы уже разработаны. Также опубликованы проекты организационных приказов по федеральным министерствам РФ. Не за горами их официальное утверждение. Вполне понятно, что потребуется дополнительное выделение средств в бюджете на реализацию масштабного проекта, и их придется как-то изыскивать и компенсировать.

    Не осталась в стороне и наша область. Насколько я знаю, по инициативе Министерства природных ресурсов одной из фирм уже поручена разработка системы учета выбросов в атмосферу парниковых газов от различных стационарных источников.

    – А есть ли технические решения по утилизации парниковых газов?

    – В августе ко мне обратилась редакция делового журнала Neftegaz с просьбой написать для сентябрьского номера статью об использовании углекислого газа в качестве сырья в крупнотоннажных нефтехимических процессах. Я дал согласие, так как мною получено около десятка патентов в этой области на новые инновационные разработки, опубликовано немало научных работ и книг. Статья напечатана, она вызвала большой интерес у специалистов и ученых. Сейчас в издательстве Самарского научного центра Российской академии наук находится в работе еще один обширный учебник под названием «Физико-химические основы природных и антропогенных процессов в техносфере», затрагивающий эти и другие вопросы. Надеюсь, что данная книга станет настольной для технологов, экологов, инженеров и студентов вузов.

    – Какие же направления использования диоксида углерода предложены вами в статье?

    – Это создание новых производств азотных удобрений, вовлечение более крупных объемов углекислого газа в технологию получения метанола (предложенный нами ранее способ позволяет перерабатывать около 300 тыс. тонн в год углекислого газа и внедрен в ООО «Томет»), строительство заводов по выпуску уксусной кислоты, моторных топлив, интенсификация нефтедобычи путем закачки сжиженного газа в нефтедобывающие скважины и некоторые другие. По всем направлениям у нас создан обширный задел, и нужны соответствующие инвестиции для реализации данных высокоперспективных инноваций. В них мы предлагаем не только новые технические решения по оптимизации существующих технологий, но и современные способы извлечения углекислого газа из дымовых газов с предварительной их очисткой от присутствующих в них оксидов серы и азота. В этой области также предложено множество запатентованных технических решений. Я оптимист – надеюсь, что ситуация сдвинется в позитивную сторону.

    – Выиграет ли экология от реализации Парижского соглашения?

    – Безусловно. Ведь вместе с парниковым диоксидом углерода в нижние слои атмосферы попадают токсичные газы, ответственные за проявление так называемого фотохимического смога. Под ним подразумевается сизый туман в ясную солнечную погоду, и он обусловлен присутствием в воздушной среде окислов азота, метана и углеводородов. Конечно, все эти вещества вредны, но не они наносят главный ущерб здоровью многих людей. Наша атмосфера выступает как громадный химический резервуар, в котором перечисленные мной вещества начинают взаимодействовать между собой с образованием озона, формальдегида и сильно токсичных перекисных продуктов – радикалов, пагубно действующих на все живое и растительность, причем лишь формальдегид ныне определяется природоохранными службами. Иными словами, воздух, которым мы дышим, становится высоко агрессивным по отношению к человеку, и этот термин все чаще упоминается для регионов с участившимся фотохимическим смогом. Тольятти, к сожалению, не является исключением.

    Механизм последнего и способы решения проблемы достаточно подробно рассмотрены в моих научных статьях, патентах и книгах. К сожалению, посты экологического контроля не учитывают химических процессов, протекающих в воздушном бассейне.

    16 октября 2019 года на выездном заседании комиссии по экологии губернской думы, что состоялось в администрации Тольятти, мною впервые сделан подробный аналитический доклад, в котором перед собравшимися раскрыт механизм образования агрессивной воздушной атмосферы в Тольятти и названы не только конкретные источники, но и указаны массы выбрасываемых веществ. Приведенная мной информация для многих стала открытием.

    Ставка на приобретение дорогостоящей передвижной лаборатории на средства промышленных предприятий в дополнение к восьми стационарным постам Гидромета, по моему мнению, вряд ли оздоровит экологическую ситуацию в городе, ибо не продумано ее рациональное использование, и она не оснащена приборами для контроля тех опасных веществ, которые образуются в низших слоях атмосферы и пагубно влияют на здоровье людей. Вновь отмечу, что это озон, перекисные соединения и формальдегид.

    Иван Дмитриев, «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015

    сергей афанасьев

    фото: «Площадь СВОБОДЫ»

    error: Мы записали ваш IP адрес