На экскурсию по ВАЗу захотели все и сразу

Как-то не везет мне с походами на вазовские дни открытых дверей. Пару лет назад нас с женой чуть не раздавили на входе из-за какого-то умника, решившего, что одной маленькой калитки для многотысячной толпы будет достаточно. Помню, зарекся тогда от подобных мероприятий, однако со временем плохое забылось и мы мало того, что сами поехали на ВАЗ, так еще и шестилетнего сына с собой прихватили…

Неприятности начались еще на остановке, когда, с трудом дождавшись 214-ю маршрутку, мы обнаружили, что там нет не только сидячих, но и стоячих мест. Пропустили одну, потом вторую, а в третью решили влезть любой ценой…

На правах помещенной в бочку селедки начинаю возмущаться вслух:

– Ну почему вазовское руководство не могло договориться с мэрией, чтобы в этот день ездили автобусы, которые обычно возят вазовцев на работу и обратно? Есть же 28-й, 36-й, 72-й и так далее…

Остальные ехали молча. Самое интересное, что половина пассажиров вышла на остановке «Рынок», заставив с облегчением вздохнуть оставшихся. А то я уж начал думать, что и пенсионерки с котомками тоже собираются на экскурсию по ВАЗу. Впрочем, и без них желающих набралось немало.

Надежды на то, что организаторы учтут опыт минувших лет и изменят пропускную систему, лопнули в тот момент, когда мы увидели толпу, растянувшуюся на несколько сотен метров аж до самой заводской высотки. Такую большую очередь я видел лишь один раз в жизни, когда в 1988 году поехал с родителями в Москву и попросил их сводить меня в мавзолей. Впрочем, тогда, кажется, людей было даже меньше, чем сейчас желающих пройти на ВАЗ…

Простояли мы часа полтора, и это притом, что немного схитрили, встроившись в середину людского потока и сэкономив таким образом достаточно много времени. Людская масса двигалась очень медленно, так что у людей было много времени, чтобы промыть косточки организаторам.

– Разве можно так над людьми издеваться! А ведь тут сотни детей, – слышалось из толпы. – Жаль, нельзя в глаза посмотреть тем людям, которые придумали эту систему.

Очередь была хорошо видна с верхних этажей вазовской высотки, что всё-таки оставляет надежду на то, что какие-то меры в дальнейшем будут приняты. Впрочем, не исключено, что иностранные топ-менеджеры, наоборот, глядя на всё это, испытывали чувство гордости за возглавляемый завод, а не жалость к тем, кто стоял там внизу с детьми под палящим солнцем.

– Расступитесь, тут мальчику плохо! – закричали неподалеку.

Обернувшись, мы увидели побелевшего подростка, еле стоявшего на ногах.

– Воды дайте, быстро! И в газон его, в газон!

Выпить он успел, однако вскоре содержимое бутылки транзитом через желудок оказалось на асфальте, по пути испачкав одного из организаторов. Тот чуть слышно ругнулся, после чего предложил юноше и сопровождавшему его родственнику пройти без очереди в экскурсионный автобус.

Некоторые, не в силах терпеть издевательство, выходили из очереди и ехали домой. Те же, кто решил принципиально отстоять до конца, были вынуждены, толкаясь, слушать плач детей и ругательства их родителей. Впрочем, были и те, кто даже в этот непростой период старался сохранять оптимистичный настрой. К примеру, один молодой мужчина, смеясь, говорил своей спутнице:

– Я здесь пять лет отработал! Сказали бы мне тогда, что буду два часа в очереди стоять, чтобы на завод попасть, – не поверил бы.

А от еще одного стоявшего рядом со мной мужчины пахло водкой. То ли выпил с утра перед выходом, то ли прямо здесь бутылку втихаря откупоривал – не знаю. Могу лишь сказать, что никакого досмотра входящих на завод (как и выходящих оттуда) не производилось. Поставили, правда, пять рамок-металлоискателей, однако использовать их возможности не было, поскольку людская масса заполнила каждый сантиметр свободного пространства, не оставив места для работников службы безопасности.

Примерно через час стала понятна причина столь длительного ожидания. Организаторы решили, что неправильно просто так пускать людей на территорию, поручив загружать их в автобусы прямо на входе и отправлять на экскурсию. Многоместные машины заполнялись быстро, однако потом минут по пять стояли, выдерживая определенный интервал. Очередь из-за этого продолжала расти, особенно в период с 10:00 до 13:00, когда стали подтягиваться те, кто любит поспать подольше.

Наконец-то и мы, заняв свои места, отправились на экскурсию. Надежды на возвращение хорошего настроения почти не было (испортить его просто, но как быть потом?), а когда заехали на территорию прессового производства и в салоне почти нечем стало дышать, многие совсем приуныли. Даже экскурсовода не слушали, хотя он старался выглядеть веселым и жизнерадостным.

Пересаживаясь с одного автобуса на другой, мы побывали на нескольких производствах, а напоследок прогулялись по главному конвейеру, сделав вывод, что отечественных моделей там почти не осталось. По первой линии в основном ползут «Рено» и «Ниссаны», компанию которым составляют наши «Икс Реи», вторая разобрана, а третья, где производятся внедорожники «Лада 4х4», почему-то стояла.

В целом впечатления остались неплохие, и большинство горожан выходили с завода вполне довольными. Если бы не кошмар на входе, можно было бы с натяжкой поставить организаторам «пятерку», а так что-то среднее между тройкой и четверкой. Конечно, вазовское начальство может сказать, что не ожидало такого количества людей (по предварительным подсчетам, за день предприятие посетило 25 тысяч человек), однако не первый же раз проводятся такие мероприятия. Тут нужно было либо организовывать предварительную запись на экскурсии (например через интернет, с указанием конкретного времени), либо сначала пропускать людей на главный конвейер, не создавая пробку на входе, а уж потом тех кто захочет, рассаживать в автобусы и катать по территории.

Организаторам просто нужно сесть и подумать: с какой целью проводится мероприятие? Если для привлечения максимального количества посетителей – это одно, а если главной целью все-таки является комфорт, то нужно менять подход к реализации. Что касается меня, вторично наступившего на одни и те же грабли, то в ближайшие два-три года я постараюсь не приходить на день открытых дверей Волжского автозавода. И дело тут не в обиде, а в элементарном уважении к себе.

Тимур Калинин, бывший вазовец
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 35 (1214) 31.08.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

горожане на конвейере завода