«Мы не против завода, мы против места его строительства»

Когда одни хвалят проект, а другие ругают, самое правильное – поехать на место и самому во всем разобраться.

Я отправился на общественные слушания, которые состоялись в среду вечером, 31 января 2018 года, в актовом зале ДК ТоАЗа. Место встречи указываю не случайно, потому что там 500 мест и практически все они были заняты.

Осенние баталии

Информация о том, что есть тольяттинские предприниматели, готовые в промышленно-грузовом секторе речного порта построить современное производство ЖБИ, появилась еще в прошлом году. Первые общественные слушания состоялись 9 ноября 2017 года. То ли инициаторы проекта не подготовили расширенную презентацию, то ли повлияла близость к юбилею революции, но собравшиеся отклонили внесение изменений в правила землепользования и застройки. Иными словами, из 150 человек 63 проголосовали против строительства завода, 46 – за, остальные воздержались. Несмотря на то, что сторонников проекта в зале было подавляющее большинство, по всей видимости, организаторы слушаний ошиблись с подсчетом голосов, что немудрено сделать в тесном зале, не вместившем всех собравшихся. В результате перевес в 17 голосов на бумаге создал угрозу появлению нового предприятия.

В мэрии тяжело вздохнули и даже выпустили потом пресс-релиз. Суть – в двух абзацах:

«Город остался без 421 миллиона рублей инвестиций и 129 рабочих мест, которые обещали инвесторы. Администрация города, тщательно рассмотрев данный проект, согласовала проведение новых общественных слушаний. Инициаторы уверены, что если до населения донесут достоверную информацию, они изменят свое решение.

По словам представителей инвестора, производство собираются организовать в промышленном секторе грузового порта, рядом с Комсомольским РУВД на месте старого бетонно-смесительного узла. Площадь цеха будет составлять 3,5 тысячи кв. м с максимальной годовой производственной мощностью в 25,2 тысячи куб. м. Санитарная зона при норме 300 метров составит более 430. Все технологические процессы будут безотходны, закрыты и изолированы от внешней среды».

Дошла информация и до губернатора Дмитрия Азарова, который удивился, что город отказался от такого выгодного проекта.

Это подтвердил заместитель мэра по финансам, экономике и развитию Алексей Бузинный, открывший уже зимние слушания. Он подчеркнул, что Тольятти должен развиваться, иначе из города так и будет уезжать молодежь в поисках лучшей жизни. Для Комсомольска проблема особенно актуальна, если учесть обанкротившийся «АВТОВАЗагрегат», который раньше считался районообразующим предприятием.
Новый завод ЖБИ, по словам Алексея Юрьевича, вписывается в территорию экономического развития города. Это является большим преимуществом.

Европейские стандарты

Проект нового завода представлял директор по производству фирмы «Ромекс – промышленное строительство» Александр Кротов. Он сразу сообщил, что является жителем Тольятти и что компании в этом году исполняется 20 лет.

– Первые годы мы работали в Самарской области, потом – по всей стране. Сейчас пытаемся воплотить в новом проекте полученный опыт. Почему выбрали Тольятти? Потому что здесь живем сами, здесь наши родители и дети. Мы хотим, чтобы город развивался, – подчеркнул Александр.

Площадка в грузовом порту выбрана с учетом логистических операций. Согласно СанПиН, производство ЖБИ требует установления санитарно-защитной зоны в 300 метров. Это соответствует уже установленной санитарно-защитной зоне вокруг речного порта. Более того, до ближайшей жилой зоны – 430-500 метров.

Новое производство будет в 10-20 (!) раз меньше существующих заводов ЖБИ, а по технологиям – на уровне западноевропейских стандартов.

«Предусмотрено изготовление продукции в закрытых и герметичных модулях, конвейерах, корпусах, а также использование технологии высокофункциональных самоуплотняющихся бетонов, которая исключает необходимость виброуплотнения и термовлажной обработки бетона. Это обеспечивает сокращение негативного шумового и вибрационного воздействия на окружающую среду.

Частицы бетона и вода, образованные после промывки оборудования, разделяются и повторно используются в производственном цикле. Схема замкнутого цикла, при которой отсутствуют отходы, – обратно полученная вода, песок и щебень используются для приготовления следующей партии бетона – позволяет исключить образование пыли и грязи на производстве и разноса их ветром на прилегающие территории».

Это выдержка из документов, представленных в ходе слушаний.

Александр Кротов подробно объяснял, как на обычных заводах ЖБИ образуется бетонная пыль и почему ее не будет на новом производстве. При «зеленых» технологиях сырье хранится в закрытых бункерах, перекачка того же цемента осуществляется с помощью гибкого рукава цементовоза, присоединенного к приемному патрубку силоса. Процесс изготовления самоуплотняющихся бетонных смесей давно освоен в Западной Европе, как и правила герметичности при работе с цементом на бетонно-смесительных узлах. Не случайно в Хельсинки такой бетонный завод находится в 150 метрах от жилых домов, а в Стокгольме – в 67 метрах.

Директор компании привел несколько цифр социально-экономической эффективности проекта: создание 129 рабочих мест, зарплата – от 35 тысяч рублей, поступления за 10 лет – 637 миллионов в бюджеты всех уровней, в том числе 173 миллионов – в областную казну и городскую. Кроме того, уже пройдены две государственные экспертизы, подтверждающие экологическую безопасность нового производства. А затем резюмировал:

– Разрешите нам идти вперед. Вместе с вами!

Вопрос доверия

– А что думает обо всем этом Гринблат? – неожиданно раздался вопрос из зала.

Депутат городской думы вышел на середину сцены, взял микрофон:

– Сегодня стоит вопрос о доверии, а не технологии. Жаль, что во время первых публичных слушаний люди не получили полную информацию о предлагаемом проекте из-за недостатка мест в небольшом зале. Я не технолог, но знаю, что в Комсомольском районе мало рабочих мест.

Раздались аплодисменты. Борислав, сурово посмотрев в середину зала, громко заметил:

– Аплодисменты не нужны, сегодня не концерт. Давайте без них обойдемся. Вопрос со строительством завода сложный, где-то даже непопулярный. Городская дума его рассматривала и будет еще рассматривать, скорее всего – на следующей неделе. Собственник земельного участка – речной порт, он вышел с инициативой о строительстве. Это его право, он налогоплательщик. Но нужен контроль: общественный, природоохранный.

Голос депутата, усиленный микрофоном, гремел в зале так, что кто-то с первых рядов попросил говорить потише.

– Я могу и без микрофона выступать, – с улыбкой ответил Гринблат. – Хочу уточнить у руководителей проекта: сколько грузовых машин ежедневно будет приезжать к заводу и уезжать от него?

– Пятнадцать в течение суток: одна грузовая машина – это цементовоз, 8-10 – с готовой продукцией, остальные – с арматурой и другими комплектующими, что составляет доли процента от общего трафика в этом районе.

Еще депутат уточнил, насколько загружен сейчас речной порт. В ответ прозвучали две цифры: 10 миллионов тонн – это мощности районообразующего предприятия, 3 миллиона – его сегодняшняя загрузка. Вывод напрашивался сам: новый завод поможет улучшить положение порта. В зале задумались.

Как устроиться на 35 тысяч?

Не менее интересной получилась и финальная часть общественных слушаний. Председатель совета микрорайона Шлюзового Павел Осипов задал сразу несколько вопросов:

– Не составит ли конкуренцию новое предприятие опытному заводу, который работает у нас? Левобережный завод ЖБИ сейчас сохранил только название, на его территории работают мелкие фирмы, не влияющие на рынок железобетонных изделий. Завод находится тоже в Шлюзовом. Может, там вам организовать производство? Откуда вы будете брать цемент? Из Жигулевска? Точнее, из комбината в Яблоневом Овраге?

В ответ прозвучало:

– Мы посмотрели много площадок, перед тем как сделать выбор. Оптимальный вариант – бывший бетонно-смесительный узел грузового порта. Жигулевский цемент – хороший, но он с учетом нашей технологии не подходит. Что касается здешнего песка… Он мелкий, значит, сырье станем завозить из других мест. Теперь о конкуренции: еще раз хочу повторить, что рынок сбыта нашей будущей продукции – Москва, Нижний Новгород, Екатеринбург и, возможно, Петербург.

Тут же уточнили у Александра Кротова, откуда будет оборудование для нового завода. Он ответил, что из Германии и Финляндии.

– А санкции?

– На это санкций нет. Оборудование достаточно простое, его легко обслуживать своими силами.

Раиса Е., живущая в доме № 4 по улице Коммунистической, заявила:

– Мы не против завода, мы против места его строительства!

Выступлений было много, но если отодвинуть на второй план эмоции, то на первом окажутся опасения. Вдруг заводской транспорт добавит жителям микрорайона децибелов?
Директор завода Владислав Куракин пояснил, что весь их грузовой транспорт до московской трассы будет ездить через железнодорожный переезд, то есть не появляясь на улицах города. И добавил, что сам он из Комсомольского района и родители живут там же, поэтому он тоже не хочет, чтобы здесь ухудшилась экологическая обстановка.

– Как часто вы планируете делать замеры воздуха после запуска производства?

– Будет 30 замеров в первый год, причем в четырех точках. И делать замеры будем не мы, а специалисты аккредитованной лаборатории, – подчеркнул главный инженер Александр Желнин.
Жители крайних домов снова и снова поднимали вопрос о границе санитарно-защитной зоны, подозревая инициаторов проекта в лукавстве. Им, жильцам, кажется, что расстояние до завода будет меньше 300 метров. Александр Кротов призвал воспользоваться официальными данными «Дубль ГИС» и мэрии, где указано, что до ближайшего дома расстояние более 430-440 метров.

Тут встал мужчина и решительно подошел к сцене:

– Меня зовут Олег Ринге, 44 года, житель Тольятти. Когда девочке-инвалиду потребовалась дорогостоящая операция, мы собирали по копейке. Я обратился к ребятам из этой фирмы, и они помогли. Сегодня Леночка сама на коляске приехала сюда. Я хочу еще раз поблагодарить ребят за помощь, а всем присутствующим сказать: я им верю.

Следом, но к уже микрофону, подошла девушка и спросила:

– Вы обещаете работникам хорошую по тольяттинским меркам зарплату. Как устроиться на 35 тысяч?

– Есть желание – записывайтесь. Закончатся собственно слушания – подходите.

Подвел итоги эмоциональных диалогов заместитель мэра Алексей Бузинный, предложив голосовать. Большинство было за…

На слушаниях был Георгий Аксенов, «Вольный город Тольятти»

Смотрите видео общественных слушаний 31-01-2018:

голосование жителей 31 января 2018 года

Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 55 (1183) 02.02.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362