Мусорный полигон: Оборудование будет работать уже осенью 2018 года

Один из полигонов бытовых отходов в Ставропольском районе с помощью новейшей технологии уже осенью обещает решить главную проблему свалок – неприятный запах и разлет легкого мусора по ветру.

Городские свалки — давняя беда жителей пригородов. В последнее время по стране прокатилась волна митингов жителей пригородных сел и маленьких городов, которые требовали ликвидировать полигоны рядом со своим жильем. Не обошла стороной эта протестная волна и Ставропольский район. Рядом с Тимофеевкой находятся сразу три полигона по захоронению отходов, поэтому для жителей села эта проблема особенно актуальна. Конечно, большинство сельчан не особенно вникают в то, сколько свалок находится рядом, какая из них доставляет им дискомфорт запахом и летящим по ветру мусором, и есть ли при этом нарушения экологических норм.

Между тем, у каждой из трех свалок свои владельцы, и руководство как минимум одной из них вместе с активистами села пытается найти путь решения проблемы. Директор свалки «Эколайн» Андрей Лазуткин всегда готов к диалогу с жителями села. По его словам, полигон изначально был спроектирован так, чтобы минимизировать воздействие на окружающую среду.

«Занималась этим проектом команда молодых предпринимателей, которые в основном не были связаны с экологическим бизнесом, — рассказывает он. — Я тоже до 2005 года, когда мы начинали проект, не имел к этой теме никакого отношения, работал в сфере торговли. Но когда мне предложили заняться этим, согласился. В то время проблема несанкционированных свалок стояла гораздо острее, чем сейчас, и хотелось заняться чем-то действительно нужным для города, построить действительно современный полигон, отвечающий всем экологическим требованиям».

На момент запуска в 2006 году «Эколайн» был единственным в Самарской области полигоном с геомембраной – специальной пленкой, которая располагается между отходами и почвой и исключает проникновение вредных веществ с полигона в грунтовые воды. Выбор надежного импортного материала дал свои результаты: никаких своих характеристик геомембрана не потеряла. Проект, соответствовавший всем экологическим требованиям, в процессе строительства и эксплуатации был улучшен: поставлено ограждение, которое препятствует разлету мусора, усовершенствована система пожаротушения. По словам Андрея Лазуткина, посещавшие «Эколайн» французские и бельгийские специалисты подтвердили: полигон соответствует не только российским, но и более строгим европейским нормам захоронения бытовых отходов.

Свалка никогда не имела каких-либо существенных замечаний со стороны контролирующих органов по воздействию на окружающую среду. Но руководители полигона не удовлетворяются этим и продолжают внедрять технологии, которые сделают «Эколайн» еще более безопасным.

«В районе, где мы располагаемся, находится еще две свалки, — говорит Андрей Лазуткин. — Я не могу отвечать за них, и не знаю, насколько они соответствуют экологическим нормам. Местные жители жалуются на неприятный запах и разлет легкого мусора, и их можно понять. Но мы делаем все возможное, чтобы наш полигон был как можно более безопасен для окружающей среды. В этом году мы значительно продвинемся в этом направлении».

Идею, как сделать полигон еще более безопасным для окружающей среды, сотрудники «Эколайна» позаимствовали у коллег из Нижнего Новгорода. На нижегородском полигоне тольяттинские специалисты увидели установку, которая брикетирует все бытовые отходы и упаковывает их в полиэтилен. Этот брикетированный и упакованный мусор укладывается на полигоне. По заявлению директора «Эколайна» Андрея Лазуткина, подобное оборудование будет работать уже осенью этого года. Оно уже заказано и находится в стадии изготовления. Такая установка позволит исключить разлет легких фракций мусора, и что особенно важно для жителей рядом расположенных населенных пунктов, сильно уменьшит неприятный запах от свалки. Лазуткин подчеркнул, что брикетирование бытовых отходов — это испытанная технология. Она уже используется в скандинавских странах, которые далеко продвинулись в сфере защиты окружающей среды, а также в Италии.

Андрей Лазуткин, директор полигона «Эколайн»:

— Свалки, конечно, неприятное место, но без них пока никак не обойтись. Эффективные технологии переработки существуют, но за них надо платить. Вторичное сырье нужно отобрать, отмыть и переработать. В Германии, например, за кубометр отходов население платит что-то около трехсот евро. И все же ситуация, пусть медленно, но меняется в лучшую сторону. Правительство понимает остроту этой проблемы и предпринимает усилия для того, чтобы как можно больший объем отходов шел именно на переработку. Картон, бумагу, стекло и металл, например, захоранивать запрещено уже сейчас, их можно только утилизировать, то есть пускать во вторичный оборот.

Сейчас готовятся нормативные акты, которые расширят этот список. В него войдет пластик и многое другое. Полигоны по захоронению отходов вынуждены вкладываться в оборудование, которое позволяет отбирать некоторые фракции отходов для их вторичного использования. В частности, в мусоросортировку.

— «Эколайн» также имеет свой мусоросортировочный комплекс?

— Да, мы построили его прямо на территории полигона и считаем это правильным шагом. «Хвосты», то есть неперерабатываемые отходы, не нужно никуда везти, их захоронение происходит здесь же на полигоне. За последние десять лет вся технология захоронения мусора претерпела кардинальные изменения. В 2006 году, когда мы только начинали, мы вообще ничего не отбирали из отходов, кроме металла. В 2008 году появились технологии переработки ПЭТ-бутылки, и мы начали отбирать этот вид пластиковой тары. Потом также по мере появления новых технологий и инфраструктуры стали отбирать полиэтилен определенных марок, пластик, стекло, картон и бумагу. Я уверен, что если мы и дальше будем двигаться в этом направлении, то в России появятся совершенные технологии захоронения мусора, которые минимизируют влияние на окружающую среду.

— Что делается конкретно на полигоне «Эколайн», чтобы снизить влияние свалки на окружающую среду?

— Мы собираемся ставить у себя на «Эколайне» оборудование, которое позволит исключить разлет легких фракций мусора, и, что особенно важно для жителей рядом расположенных населенных пунктов, сильно уменьшит неприятный запах от свалки. Я надеюсь, что уже будущей осенью мы начнем брикетировать мусор. Подчеркну – это испытанная технология. Она уже используется в скандинавских странах, которые далеко продвинулись в сфере защиты окружающей среды, а также в Италии. Внедрение новых технологий выгодно и нам. Каждый кубический метр полигона стоит денег, и чем больше фракций мы отберем из общей массы отходов, чем больше ее уплотним, тем более снизим свою себестоимость и получим больше доходов.

— Некоторое время назад произошел инцидент в Волоколамске, где свалочным газом отравилось несколько десятков детей. Как эта проблема решается у вас на полигоне?

— Наш полигон не такой большой, чтобы здесь возникала проблема со свалочным газом. Но проектом предусмотрено, что после закрытия свалки мы должны пробурить скважины в теле полигона, поставить сборники метана, вывести их в трубопровод и – на факел. На больших свалках площадью 100 гектаров и более должны ставиться метановые ловушки уже в процессе эксплуатации полигона. И кстати, свалочный газ используют в самых разных целях, с его помощью даже получают электроэнергию.

Автор: Иван Дмитриев, «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru

мусорный полигон "Эколайн" возле Тимофеевки

фото: «Площадь Свободы»

Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь Свободы»
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015