«Мусорная вертикаль» сама себя подставила?

    Главный идеолог проходящих в областном суде так называемых «мусорных» процессов, тольяттинский депутат-коммунист самарской губернской думы Алексей Краснов считает, что на руках у истцов теперь есть все доказательства фальсификации норматива накопления твёрдых коммунальных отходов (ТКО). И указал их, кто бы вы думали? – один из разработчиков того самого норматива Александр Моглячёв, выступавший на прошлой неделе в суде в качестве свидетеля. Александр Владимирович так старательно обосновывал правильность тарифов, что выдал все секреты методик, которые применял в ходе своих расчётов.

    Началось заседание по оспариванию приказа областного министерства ЖКХ № 1023 вполне рутинно. Ни один из вызванных в суд представителей муниципалитетов в третий раз не явился. В дело вступила новый (третий по счёту) прокурор Устинова. Представление сторон, представление новых документов и началась привычная пикировка.

    Представители «мусорной вертикали» настаивали, что они правы во всем просто потому, что правы, а ответчики не правы уже только потому, что у них «и раньше никаких прав не было». Это так представитель тарифного департамента Никитина прокомментировала невозможность перерасчёта платы за вывоз мусора, когда применяется норматив накопления ТКО «по квадратным метрам».

    Коммунист Михаил Матвеев призывал «адвокатов мусорного дьявола» перейти «пока их не уволили» на сторону «сил добра». Вновь звучали сомнения в подлинности так называемых «замеров накопления ТКО», якобы проведённых муниципалитетами. Департамент привычно огрызался: «нам предоставили цифры, а как называлось само действо: замеры, эксперимент или прогноз – нас не волнует».

    Опять ярко выступила истец Елена Кудряшова, как всегда буквально расстреливая в упор ответчиков аргументами, законами, постановлениями, а в особенности – «умными» словами, в ответ на которые те усердно делали понимающие лица.

    Снова долго спорили о том, как могут производить мусор квадратные метры в городах. И о многом другом, о чём было говорено-переговорено на протяжении последнего полугода.

    Словом, всё грозило перерасти в очередную затяжную перестрелку доводами со стороны истцов и откровенным издевательством со стороны ответчика. Но…

    Но тарифный департамент всё же определился с кандидатурой свидетеля, который, по их замыслу, должен был размазать непокорных противников заоблачного норматива в тонкий блин. На роль жертвенного агнца выдвинули одного из подписантов внутренней экспертизы норматива, непосредственного разработчика норматива Александра Моглячёва – члена коллегии, руководителя управления регулирования ценообразования в непроизводственной сфере.

    Александр Владимирович спокойно и временами невозмутимо отвечал на вопросы в течение достаточно длительного времени. Дословно приводить его опрос не имеет смысла. Это интересно лишь специалистам. Но будем объективны: в отличие от коллег, он не грубил, не хамил и отвечал конкретно на поставленные вопросы. Причём настолько конкретно, что подробно рассказал и об «исключении экстремумов», и о других мелочах, легших в основу формирования нормативов.

    По окончании его опроса истцы только что ни потирали руки от удовольствия. И неважно, что суд длился почти 6 часов. И пусть очередное заседание вновь перенесли. Истцам, что называется, сдали крупные козыри, имея которые на руках, они и намерены завершить разгром пресловутых нормативов.

    Что же так порадовало противников «мусорного» лобби? Этим с корреспондентом «Тольяттинского Навигатора» поделился депутат Самарской губернской думы коммунист Алексей Краснов, которого считают главным мозговым центром «антимусорной коалиции»:

    – Алексей Геннадьевич, после выигрыша прошлого суда по отмене тарифа мы ждали сегодня окончания суда и по нормативу. Отчего вновь перенесено заседание?

    – Здесь судья находится в более сложной ситуации. Даже при отменённом тарифе министерство, правительство области всё равно примут новый тариф, который начнёт действовать с 2020 года. Период «бестарифья», если он возникнет, продлится достаточно недолго. Это позволяет «ответственным лицам, принимающим непростые решения» (чиновникам высокого ранга), не так нервно относиться к иску по тарифу.

    В случае с иском по оспариванию норматива накопления ТКО принятое решение будет иметь далеко идущие последствия, так как норматив, в отличие от тарифа, принимают не на полгода и даже не на год. Здесь, если мы выигрываем суд, у власти не будет этого «буферного» периода, после которого они могут попытаться вновь применить все свои трюки. В случае нашей победы встанет вопрос о том, чтобы пересчитать норматив заново. А после сегодняшнего заседания у нас есть все доказательства, что норматив был искусственно завышен в кабинетах министерства ЖКХ, тарифного департамента методом математических манипуляций.

    – То есть, это просто фальсификация?

    – Чистой воды.

    – Отсюда следующий вопрос: есть ли какая-то перспектива, что административное дело перерастёт в уголовное? Говоря проще: за эти манипуляции кто-то сядет?

    – Когда сегодня в ходе опроса вызвали свидетеля по фамилии Моглячёв (который и осуществлял расчёт норматива), все его ответы указали, что произошла подтасовка цифр в интересах регионального оператора. Мы сразу пришли к выводу, что это вопрос уголовного дела. Мы и по тарифу тоже написали заявление в Генеральную прокуратуру России, чтобы в Самару прислали прокурорскую экспертную группу для того, чтобы вскрыть этот «мусорный нарыв». Однако в случае с тарифом все расчёты производились, исходя из представления оператора о своих будущих расходах. Да, все эти расчёты являются экономически необоснованными. Легко, как мне кажется, здесь будет доказать преступную халатность, а вот преступный умысел – тяжело. А в случае с манипуляциями нормативом мы сразу подозреваем преступление.

    В чём заключалась афера? Муниципалитетами были даны сведения департаменту ценового и тарифного регулирования. Откуда они их взяли – это ещё тот вопрос, но, по крайней мере, они прислали какие-то цифры. Опустим правдивость этих цифр… Далее департамент ценового и тарифного регулирования осуществляет расчёт и «ошибается» на 20 миллионов рублей в пользу регионального оператора! Причём это не арифметическая ошибка. Разработчик сознательно применяет методику, которая позволяет ему (как считает свидетель Моглячёв «на основании своего богатого опыта») путём примитивных арифметических манипуляций «пририсовать» объёмы вывозимого мусора. А это уже уголовное дело. Причём 20 миллионов рублей – это уже мошенничество в особо крупном размере!

    – Какие-то дополнительные ходатайства в связи с этим будете готовить?

    – Конечно! К следующему суду мы дадим полный расклад: как именно был сфальсифицирован норматив.

    – А то, что суд назначен на 14.00 не намекает на то, что решение у судьи готово, и она сходу начнёт его оглашать?

    – Ну, нет! Ещё не было прений сторон. А до них мы присовокупим к материалам дела свои новые доводы, соображения. Потом нам нужно дать оценку сведениям, которые предоставил департамент. В частности, один из наших экспертов, как только получил в руки эти документы, сразу задался вопросом: муниципалитеты ссылаются на то, что они взяли информацию о нормативах накопления отходов у управляющих компаний. Но! У управляющих компаний нет в видах деятельности таких работ, как осуществление натурных замеров ТКО! Они у них просто не заложены в тот функционал, который оплачивается собственниками жилья. Если УК сами, за свои средства эти исследования проводили, то каким образом они это делали? Закупали сертифицированные измерительные приборы? Приглашали специалистов? У них есть специальный транспорт и весы? Никакой информации об этом нет, так как первичную документацию муниципалитеты не предоставляют (и, кстати, представители муниципалитетов не приходят на заседания суда, хотя их в который раз вызывают)…

    – А почему не приходят, как считаете?

    – Да потому что, как только мы или суд зададим муниципалам вопрос о том, каким образом все эти «замеры» осуществлялись, они «поплывут» в своих показаниях. Как объяснит представитель Похвистнева наличие в документах двух разных организаций, осуществлявших замеры? В данных 2016-го года фигурирует одна контора, в документах от 2019-го значится другая. Причём у той организации, которая якобы проводила какие-то исследования в 2016-м, мы уже успели просмотреть госконтракты. Там администрация заказывала лишь вывоз жидких ТБО (видимо – фекалий) и обслуживание кладбищ. Ни о каких замерах ни слова нет. Это говорит об очередной, как мы подозреваем, фальсификации. Состряпанной прямо к суду, чтобы предоставить хоть какие-то цифры, на которые «опирался» департамент.

    – Ваши возражения, ходатайства не приведут к тому, что истцы затребуют очередной тайм-аут, чтобы «ознакомиться с документами»?

    – Не думаю. Возражения будут зачитаны вслух юристом Валентином Сошниковым, так что «ознакомление» произойдёт прямо в ходе судебного процесса. А дальше – на усмотрение суда. Я уже сказал, что подтасовка цифр, произошедшая в пользу регионального оператора, доказывается простыми арифметическими действиями. Сложить, разделить, умножить, ещё раз умножить и снова сложить. Всё.

    Андрей Сергеев, «Тольяттинский навигатор»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор», № 34 (529) 24 октября 2019 г.
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС 7-4315 от 21.03.07

    около самарского областного суда

    Фото: «Тольяттинский навигатор»

    error: Мы записали ваш IP адрес