Можно я буду счастливой?

    художник рисует женщину

    В былые времена считалось, что при наступлении второй половины жизни человек ощущает внутренне отчаяние и одиночество.

    Кажется, что все ресурсы исчерпаны, ждать впереди уже нечего. Для многих это период кризиса. Особенно, если детство было тяжелым, юность — бедной, молодость — неудачной.

    Вы никогда не задумывались о том, как и почему происходят некоторые привычные нам события? Давайте попробуем взглянуть на них под новым углом. Рассмотрим в них скрытый важный смысл и, возможно, нам со временем удастся изменить в жизни все, что не нравится, обрести гармонию с собой и окружающими.

    Помните, как в детстве мы просили разрешения: «можно я еще погуляю?», «можно мне купить мороженое?», «можно мне взять конфетку?». Хорошо, когда слышали: «Можно!» Очень хорошо.

    А взрослому человеку не у кого просить разрешения. Он самостоятельно живет, сам за все отвечает. И не просит разрешения — не у кого просить. От нас все зависит, только от нас! А может быть, надо попросить разрешения? Можно я буду счастливым? Можно я полюблю? Можно я выздоровею? Можно я разбогатею? Можно мне пожить хорошо, просто пожить хорошо — хоть немножко?

    Может быть, какие-то хорошие вещи не происходят потому, что мы не попросили разрешения, не догадались? Могут, конечно, отказать, но могут и разрешить. И сказать: «Конечно, можно, малыш! Пожалуйста!» И человек поедет в долгожданное путешествие – до этого никак не получалось! Выздоровеет — ему же разрешили! Полюбит всем сердцем и обретет взаимность, — разрешение получено. И купит себе новое платье или костюм, потому что можно. Разбогатеет и построит на берегу моря дом. Как только разрешат…

    Послушным и добрым людям трудно иногда жить на свете, очень трудно. Они просто забывают спросить разрешения иногда. И получить ответ: «Можно!» Откуда-то из глубины души…

    Как реагировать на стресс?

    Человек заболевает, если вынужден реагировать на стресс вопреки типу своей личности; если его реакции вынуждены. Один тип людей должен активно бороться и атаковать того, кто нападает и нарушает границы. Это лев, симпатический вид реакции. Другой тип при нападении замирает, молчит, сохраняет энергию, старается отстраниться, убежать — это парасимпатический тип реакции. Борьба или бегство, два типа.

    И психосоматические болезни возникают у львов, которые вынуждены проявлять излишнее дружелюбие и добродушие. Играть роль добряков, которая противоречит их природе. Сыграть можно, конечно. Но потом навалятся болезни. А «замирающая антилопа» может по роду деятельности проявлять агрессивность, нападать, проявлять мужественный гнев, но тоже здоровья ненадолго хватит.

    Льва нельзя кормить травой, а антилопу — мясом. Они погибнут. Поэтому так много споров о том, как правильно реагировать на нападение и нарушение границ. Смолчать и быть выше всего этого, улыбнуться и забыть. Или адекватно ответить — на том же языке, что и нарушитель границ.

    Пока наши реакции соответствуют нашей природе — мы вне опасности. Когда положение, должность, ожидания окружающих заставят нас реагировать неправильно — мы начнем разрушаться. Главное — понять свой тип реакции. Лев или антилопа. И выбрать, что важнее: соответствовать ожиданиям окружающих или оставаться здоровым.

    Не надо быть проще!

    Нарушение границ надо пресекать сразу! Моментально! Сию секунду! И тогда удастся избежать серьезного конфликта и крайне неудобного, оскорбительного периода соглашательства и терпения. Чем дольше вы вежливо терпите и переводите все в шутку, пытаетесь не замечать нарушения, тем сложнее потом будет найти выход.

    Потому что чем дольше мы терпим в расчете на то, что все уляжется само собой, тем агрессивнее становится нарушитель границ. Это закон. И с каждым разом остановить нарушение становится все труднее. Вы же сами позволили так с собой обращаться? Значит, это допустимо. Так с вами и надо обращаться.

    Чем дальше в лес, тем больше дров. Унижений, токсичного юмора, фамильярности, а потом и открытой агрессии или мании преследования. И придётся либо отойти в сторону, либо пойти на открытый конфликт. И увидеть удивление на лице нарушителя: как так? Почему нельзя? Раньше же можно было! Вы же позволяли!

    Не надо привыкать к панибратству и невоспитанности! Не надо отравлять себе жизнь излишней деликатностью и раздумьями о том, почему другой человек вас не любит или запугивает. И проще быть не надо! И ближе к народу. Надо пресечь нарушителя границ и пойти домой в хорошем настроении. И не забыть запереть дверь на замок. Чтобы ещё какие-нибудь остроумные люди не залезли в наш дом…

    Фрейд был мудрый очень. Но вот предлагал такой способ разрешения конфликта. Приводил такой пример, когда писал о подавленных желаниях и комплексах. Дескать, если пьяный грубиян на лекции начнет кричать и хамить, бесполезно его выставлять за двери. Он еще больше озлится. И будет ломиться в дверь, мешать читать лекцию, ругаться… Надо с ним по-хорошему договориться, чтобы он не мешал и сидел смирно. По-доброму.

    Это, знаете ли, плохая стратегия. Грубиян вряд ли долго молча просидит. Это я точно знаю. Потому что был в моей практике случай, когда пьяный хулиган ломился в библиотеку на мероприятие о войне, оскорблял ветеранов и детей войны.

    Способ управы есть гораздо лучше, чем у Фрейда. Можно попросить крепких мужчин из присутствующих помочь библиотекарю и выпихать хулигана на улицу. Взять и вывести. Или можно вызвать ГБР, а потом полицию, тоже хорошо помогает от хулиганов. Иначе вместо мероприятия и доброго общения придется уговаривать распоясавшегося хама, и только с ним и общаться. А все будут терпеливо ждать и недоумевать — зачем, собственно, они пришли.

    Вот так надо поступать с грубиянами — блокировать. Очень помогает. И с плохими мыслями, мрачными воспоминаниями, страхами и злыми влияниями так надо поступать. Взять за шиворот и спустить с лестницы. Или благонравно передать в руки полиции. Договариваться толку нет. Фрейд это понял, когда фашисты пришли к власти.

    Все плохое надо прогнать и приказать больше не возвращаться. Сказать: «Иди прочь и не возвращайся!», и дать хороший толчок в спину. Гнать плохие мысли, страхи, тревоги — вот что надо иногда делать! И гнать злых грубиянов, а не договариваться с ними. И дальше говорить о хорошем, о добром, о целительном — для хороших и добрых людей. И дальше стремиться к добру, здоровью, счастью и долгой жизни, как в детстве писали на поздравительных открытках. Правильно писали. Вот это пусть с нами и остается!

    Контролировать слова и поступки

    Мы не можем контролировать свои мысли и ощущения. Тревогу, страх, уныние и боль; чем больше мы стремимся их контролировать, тем более беспомощными себя ощущаем. Никто не может гарантировать нам полную безопасность и безоблачное настроение — гарантий нет. В любую секунду может произойти что угодно. Такова жизнь. Но мы можем контролировать свои слова и поступки. Это полностью в нашей власти. Психически здоровый человек обладает властью над своими поступками и словами. Этим от ненормального и отличается.

    Нужно принимать меры. Что-то заболело — идти к врачу. Сломалось — починить. Сильно похолодало — тепло одеться. Дождь полил — раскрыть зонт. Нужен ответ — спросить знающего человека. Колесо спустило — накачать.

    Не оскорблять чувства других унылым видом, жалобами или агрессией — вот это вполне в нашей власти. Как только перестаешь пытаться контролировать мысли и чувства, уверять себя, что бояться постыдно, тревожиться — глупо, обижаться — грешно, как только начинаешь контролировать слова и поступки – наступает облегчение. Это древний японский метод.

    Когда-то жизнь человека полностью зависела от отношений с социумом, с другими. И тот, кто жаловался, гневался, раздражался, истерики устраивал, — тот вызывал неприязнь и отторжение. Этот человек нарушал законы социального взаимодействия, этику общения. Его избегали и с ним старались не общаться, его не считали уважаемым и ценным. В трудную минуту такой человек помощи не получал; он оставался изгоем. Выстраивать отношения, сдерживать себя, контролировать свое поведение и свои слова — это было жизненно важно. Иначе — гибель.

    Никто не может полностью контролировать чувства и мысли. Все нормальные воспитанные люди способны контролировать слова и поступки. И этот контроль целителен; он лечит, укрепляет отношения, возвращает спокойствие души и самоуважение. Поэтому надо перестать стараться контролировать свои естественные чувства и мысли — на это уходит огромный ресурс. А нужно перенести контроль на слова и поступки. Это гораздо легче и проще. И приносит немедленные результаты.

    Избегайте жалобщиков!

    Вы начали избегать того, кто жалуется? У кого тридцать три несчастья, кто вечно расстроен, раздражен, кто постоянно нуждается в сочувствии? Не корите себя! Никто не может постоянно испытывать эмпатический стресс. Он точно такой же разрушительный и опасный, как реальный стресс, лично наш. И к своим собственным стрессам мы добавляем чужой, эмпатический.

    И в нашем организме вырабатывается кортизол — «гормон смерти», приближая нас к инфаркту или к другим опасным болезням. И чем больше мы сопереживаем, тем быстрее разрушается наше здоровье.

    Выработку смертельного гормона можно остановить. Два способа есть: немедленные и решительные действия для прекращения чужих страданий. Операцию сделать, гипс наложить, накормить, эвакуировать… Но обычно это невозможно. Не та ситуация.

    Второй способ — получение компенсации. Деньги. Именно поэтому психотерапевты и психологи не вымерли поголовно, хотя находятся в постоянном эмпатическом стрессе — они получают компенсацию. А компенсация — это дофамин, гормон жизни и счастья.

    Других способов нет. Только провести невидимую черту между собой и вечным страдальцем. Перестать сочувствовать. Но для эмпатов это невозможно, поэтому они и отстраняются. Они тоже жить хотят. И обвинять себя не надо – жалобщик прекрасно понимает, что делает. Крадет у вас дофамин и отдает свой кортизол. Лечится за ваш счет. И поэтому так злится, когда ему дают реальные советы переменить жизнь или требуют платы. Он всего лишь ждет сочувствия!

    Мы сочувствуем. Но и у нас есть чувства. Мы тоже живые! И иногда важнее избежать болезни и гибели, чем слушать в сотый раз плаксивые и смертоносные жалобы и описания обид и несчастий. Человек может дать лекарство. Но сам лекарством служить не должен! И незачем себя корить. И сдирать с себя кожу, чтобы потеплее укутать жалобщика…

    Ничего никому не обещайте!

    Никогда никому ничего не обещайте! Даже так: «я постараюсь», «я приложу усилия», «я сделаю все, что возможно!». Даже так говорить не надо! Эти слова подсознательно воспринимают как обещание. И, если не смогли — значит, не старались, плохо усилия прикладывали, не сделали все, что возможно! Надо мысленно прикинуть, что мы действительно можем сделать — и пойти, приложить усилия. Постараться. Если есть, конечно, такая возможность.

    Потому что, если пообещаете и не сможете выполнить обещание, — придется оправдываться. Объяснять, просить войти в положение, — и вы поменяетесь ролями с тем, кто сам просил.

    Если выполните, вы всего лишь отдали обещанный долг. Сделали то, что должны были сделать. И вас в лучшем случае вяло поблагодарят, как того, кто вовремя вернул долг. И не оценят ваши усилия и старания — вы же и так были должны. Так что обещать ничего никому не надо. Чтобы не превратиться в должника. Чтобы коллекторы звонить не начали, давя на совесть, вину, ответственность, чувство долга.

    Можем — сделаем. И порадуем просившего. Не можем — не сделаем. Но извиняться и оправдываться не придется. Поэтому лучше всего так и сказать: «Я ничего не могу обещать!», ведь и нам никто ничего не обещает. Зато отношения сохранятся, если нормальный человек просил. Или распадутся, если манипулятор пытался вас использовать. Не обещаю, что это поможет, но это — единственный правильный вариант.

    Барьер ! Еще барьер!

    Каждый человек наделяется ежедневной порцией энергии. Это первейшее условие жизни, и каждое утро дает нам шанс начать все сначала, исполнить то, ради чего подарена нам жизнь.

    Движение приносит свои плоды вне зависимости от направления. Есть такая поговорка: «Все пути ведут в Рим», так и с нашими жизненными дорогами. Куда бы мы ни держали путь, мы обречены на постижение все того же окружающего мира, на познание собственных уроков.

    Жизненный путь никогда не бывает ровным. Жизнь ставит перед нами внешние барьеры. Наши внутренние барьеры являются точным повторением внешних.

    Соответственно, преодолевая внешний барьер, мы преодолеваем и внутреннее препятствие. При этом, чем серьезнее барьер, тем выше оценка, получаемая за его преодоление. В данном случае не столь важно, кто именно дает оценку — родители, учителя или товарищи. Вне зависимости от обстоятельств, главную оценку мы всегда даем себе сами.

    Каждый непройденный барьер вызывает повторение ситуации, то есть требует своеобразной переэкзаменовки. Но поражения столь же нужны нам, как и победы, поскольку тренируют дух, учат мобилизации сил, способствуют развитию самоанализа, не позволяют возноситься и расхолаживаться. Очень часто наша победа кроется в правильном осмыслении уроков поражения.

    Если череда затянувшихся поражений способна привести к заниженной самооценке, то полоса удач приводит к завышенной самооценке, что столь же чревато и опасно. Обычно люди, испытывающие подобный дисбаланс, задаются следующими вопросами «Зачем мне что-либо делать, когда и без того все замечательно?» или «Зачем что-то предпринимать, если все равно ничего не выходит?»

    Если возникает любой из этих вопросов, поторопитесь сказать себе «Стоп!». Оба вопроса бессмысленны и вредны. Жизнь без движения невозможна, и даже, когда мы, устав от борьбы, ставим на себе крест, это всего лишь самообман. Крест ставит наше сознание, но отнюдь не ее величество Жизнь. Она-то по-прежнему наделяет нас энергией и силами, тащит за волосы, когда это нужно, теребит и заставляет «просыпаться». Даже отказываясь от движения, мы все равно движемся.

    Плывущий человек волен выбрать свой главный вектор, но даже если он перестает плыть и идет на дно, движение все равно продолжается — пусть и не в самом выгодном направлении. Многие из нас уже при жизни идут ко дну, полагая, что обманули судьбу и избежали множественных препятствий.

    Как бы не так! Судьба преследует их даже во время «погружения», болезнями, несчастьями и жестокими оплеухами пытаясь привести в чувство, принуждая вынырнуть на поверхность и начать бороться с волнами житейского моря. В этом и заключается значение поражений и падений. В том-то весь фокус, что любая наша неудача — это почти всегда испытание на прочность, а заодно тренировка воли, закалка духа и развитие тактических способностей.

    И замечательно, если, добиваясь желаемого, мы умеем делать паузы, осмысливая достигнутое, намечая себе очередные ступеньки. Хуже, если с достижением цели мы лишаемся стимула, побуждавшего нас к движению. В абсолютном выигрыше оказываются те, кто получает удовольствие от самого процесса движения. Достижение цели не означает для них конца, поскольку любое движение само по себе бесконечно.

    Давайте становиться хозяевами своей внутренней империи! Давайте учиться прощать себя за негативные качества и акцентировать внимание на позитивных!

    Давайте научимся выбирать цель ближайшего будущего и цель текущего дня. Обилие дел не должно пугать. Жизнь любит активных людей, посылая «энергетические добавки», преподнося неожиданные сюрпризы и подарки.

    И последнее. Человек уходит из жизни, не забирая с собой ничего. Но остаются прекрасные дети, посаженные деревья, замечательная музыка, построенные дома, написанные книги… — то, что вызывает у людей чувство благодарности, добрую память.

    Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Библиотеки Тольятти», e-mail: rossinskiye@gmail.com