Мне просто очень нравится моя работа

    Нашу героиню, обычную тольяттинку, так она сказала про себя, мы встретили на конечной троллейбуса № 4. Обеденный перерыв у водителя городского троллейбуса, обаятельной и энергичной Людмилы – 47 минут. За это время можно успеть перекусить, выпить теплого чаю и, может быть, немного… повязать крючком.

    Мы расположились в салоне очень чистого троллейбуса.

    – Проветриваю, а чистота… Сама полы мою, не могу, когда грязь или мусор.

    – Когда вы моете, убираете? В перерывах?

    – Ранним утром перед сменой – щеткой с ведра снаружи, а после рабочего дня в салоне троллейбуса протираю полы.

    – Вам за это доплачивают?

    – Нет, это моя инициатива виновата и чистоплотность.

    – Я задам вам некорректный вопрос, можете на него не отвечать. Какая зарплата у женщины – водителя троллейбуса в городе?

    – Почему? Отвечу на этот вопрос. Что тут скрывать? В среднем 25-27 тысяч в месяц. Если работаешь по праздникам и выходным, то 30 тысяч. В январе мы неплохо получили, так как многие трудились на новогодних каникулах.

    – А вы?

    – И я!

    – Вам так нравится ваша работа?

    – Очень нравится! И отвечаю вам без лукавства и какой-то наигранности.

    – Нашли мы вас, Людмила Николаевна, в соцсетях как удивительную, доброжелательную женщину – водителя троллейбуса, которая шьет чехлы на сиденья для удобства и эстетического комфорта пассажиров.

    – Нет, я не шила, просто вязала крючком.

    Вы понимаете, эта милая женщина ответила: просто вязала крючком. У нее двое детей, муж, она печет кексы на праздники своей бригаде. На рассвете, а это три или четыре утра, успевает сделать зарядку, сварить кашу, потом едет на любимую работу. График ненормированный, иногда Людмиле нужно приехать к 4:38, поскольку так расписан очередной дневной маршрут. Частенько в троллейбусном депо необходимо быть уже в 3 утра, бывает послабление – на три часа позже!

    – Людмила, сколько ковриков вы связали?

    – Всего 27.

    – Но прославились-то еще и тем, что ваши чудесные коврики стали воровать сами пассажиры, якобы старушки.

    – Да какая это слава? Мне некоторые вообще сказали, что специально навязала, чтобы показали по телевизору.

    – Наверное, позавидовали. И украли тоже из-за зависти, ну и корысти: все в дом.

    – 10 штук в общей сложности сняли. Как позже выяснилось: люди решили, что нам их выдают. И даже прозвучала такая фраза – еще получат на работе. Никто и не думал, что это кто-то сам связал. Да ладно, взяли и взяли. Плохо, что ко мне не подошли, я бы отдала…

    Когда пару лет назад город закупил новенькие троллейбусы, водители сами стали шить чехлы на сиденья из брезента. Для чего? Чтобы пассажиры не пачкали новые кресла, мало ли.

    А Людмиле захотелось уюта, да и людям сделать приятное. Первые две штуки связала, с кондуктором натянули, а пассажиры не садились. Думали, нельзя, боялись попачкать новые вязаные чехлы. Никто не привык к такому. Потом Людмила еще два связала за выходные. Натянули, вновь никто не садится. Тут пришлось водителю объявить пассажирам, что на сиденья с красивыми чехлами можно и даже нужно усаживаться и наслаждаться поездкой в троллейбусе с комфортом!

    – Откуда время у вас на вязание?

    – Нет его, времени! Вот, например, на обеде есть 5-10 минут, связала полрядочка.

    – И вязать любите, в удовольствие?

    – Никогда не задумывалась. Сама родом из Марийской АССР. Нас в семье было пятеро детей, а зимой в школу я, пятиклассница, ходила не в шапочке, как все девочки, а в серой шали. Обидно не было. Просто понимала, что это не модно, бабушки в платках и я – маленькая школьница. Отчетливо помню: взяла пряжу, спицы и начала вязать. Видела, как мама вечерами вязала носки. Спросила у нее: как тут, как здесь зацепить, как пустить пряжу. И шапка готова. Вот после того случая вяжу под настроение…

    Теперь понимаю, на каких женщинах держится все. Не услышала от Людмилы про усталость, недовольство. У нас люди, сейчас особенно, всем недовольны и возмущены. Тут женщина работает не в офисе, а водителем в смене. А смена 12 часов! Потом домой – воспитывать детей, тушить мясо, вязать.

    В ее кабине, как дома: аккуратный кусок ковролина на полу. Поэтому водитель снимает калоши, в которых ходит по салону, и переобувается в резиновые шлепанцы. Так комфортнее. На панели управления: зеркальце, телефон, помада и бутылка с водой. К рейсу готова! Всем бы так – не унывать, бежать на любимую работу, не жаловаться, а если поломка, то – в калоши и… «башмаки» менять. Что это, спросите вы? Людмила ответила:

    – Так это провода.

    Видите, и нам сразу все ясно. Провода это! Раньше, когда еще старенькие троллейбусы ходили, водители двери сами ремонтировали. Людмила тоже. Отвертку в руки и – вперед.

    – Водителем я работаю с 1992 года. Вообще, по профессии крановщица мостовых кранов, а водителем как стала? С подружкой ехали в троллейбусе, я ей так спокойно говорю: вот всегда хотела рулить. Может, в водители пойти? Она покосилась: разве так можно, разве это мечта? Да и не женская профессия. Я махнула рукой, полгода отучилась и вышла в свой первый рейс. Так до сих пор и рулю.

    – 8 Марта тоже в рейсе?

    – В этом году выпал выходной, буду отдыхать.

    – Если бы на праздник выпала смена, пошли бы? Или поменялись?

    – Конечно, пошла бы! Я же вам говорю – мне просто нравятся моя работа и мой троллейбус…

    Ксения Рис, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 9 (1290) 06.03.20

    людмила водитель в тольятти

    два кресла в салоне троллейбуса 7