Маленькие девочки на полузаснеженной пустоши

    заброшенный лес
    фото: Вольный город Тольятти

    Мы с женой – экотуристы, часть выходных дней обязательно посвящаем пешим походам. В минувшую субботу решили пройтись по дорогам леса между Шлюзовым и Жигулевским морем. Этот маршрут – один из наших любимых. Там ветер в соснах, птицы в небе и гулкая тишина. Люди встречаются крайне редко, и то на транспорте: парни – на квадроциклах, мужчины постарше – на машинах.

    Мы, вдоволь находившись, решили перед последним броском, то есть возвращением домой, немного отдохнуть. На краю полузаснеженной пустоши развели небольшой костер, пожарили хлеб и съели его, запивая чаем из термоса.

    И вдруг на горизонте появились две небольшие фигурки. Они шли по пустоши, спотыкаясь и падая на валежник. Там даже летом никто не ходит: остатки обгоревших деревьев, пеньки, сучья, высокая трава и рытвины. Сейчас, когда снег прикрыл изъяны ландшафта, можно не только подвернуть ногу, но и сломать ее. Лишь однажды я видел, как там бродил охотник, и то потому, что собака взяла след зайца.

    Через минут семь две усталые девочки с маленькими рюкзаками подошли к нашей стоянке. Они поздоровались и сообщили, что потерялись. Мы стали их расспрашивать. Выяснилось, что девочки учатся в школе № 11, которая расположена на Жигулевском море. В школе есть секция туризма, и вот вместе с тренером группа пошла в поход. Маршрут – в сторону федоровского леса.

    – Мы отпросились у старшего и решили вернуться домой.

    – Вас отпустили одних?!

    – Да. Мы хотели срезать путь, пошли напролом и заблудились.

    Девочка несколько раз повторила:

    – Пошли напролом… Здесь бродячие собаки есть? А кабаны? Мы слышали какие-то звуки.

    – Кабаны нам не встречались, а собаки, иногда две-три, попадаются.

    – Палку нам надо. Где взять?

    Вооружив девочек «посохом», мы спросили, куда им нужно. Дело в том, что мы находились в точке, примерно равноудаленной от Федоровки, Шлюзового и Жигулевского моря. Взрослому – полчаса быстрой и непрерывной ходьбы.

    Мы решили их проводить до Шлюзового – микрорайон был все-таки чуть ближе остальных. В пути девочки повеселели, рассказав, что одна учится в третьем классе, другая – в шестом. Бутерброды у них были с собой, а вот воду взять забыли. И мы, к сожалению, до этого выпили весь свой чай.

    Еще третьеклассница сообщила, что у нее мама работает на станции Жигулевское море. Поэтому она знает, где находится мост через железнодорожные пути.

    В Шлюзовом я увидел патрульную машину и хотел подойти к полицейским, но потом передумал. Вдруг это в конечном итоге обернется против школьниц: начнется разбирательство, и детей сделают крайними.

    – Вон купола недостроенного храма блестят. Видите? Напротив – мост. Идете по мосту и попадаете на Жигулевское море, а там – Майский проезд и ваша школа. Дойдете или проводить? Здесь – одна остановка или даже меньше.

    – Дойдем! Спасибо большое! – ответили весело юные туристки и, размахивая «посохом», зашагали в нужном направлении.

    Мы с женой еще раз удивились беспечности руководителя их группы и на время забыли о происшествии. А в воскресенье вечером позвонила мама 16-летнего подростка, которого нашли в субботу (!) замерзшим в федоровском лесу. Спокойный, домашний мальчишка, сидевший за компьютером всё свободное время. Следственный комитет сейчас проводит проверку, почему он неожиданно ушел в лес, стерев предварительно переписку. Не исключено, что «эскадрон смерти» (анонимные компьютерщики, доводящие подростков до самоубийства) дал ему какие-то инструкции и «задание».

    В любом случае, выводы делать рано. Но я сразу вспомнил про юных туристов, подвергавших свои жизни опасности, и в понедельник позвонил директору школы № 11 Валентине Апресовой. Она обещала во всем разобраться.

    Во время последнего разговора Валентина Николаевна сообщила, что при их школе уже пять лет работает секция туризма, которую ведет тренер-педагог дополнительного образования. Это взрослая женщина, у нее самой двое детей.

    Девочка постарше раньше ходила в эту секцию, потом бросила, а недавно снова пришла. Третьеклассница – ее подружка, в поход отправилась в первый раз. Именно она начала уставать и запросилась домой. Тренер сначала их не отпускала, но затем «показала прямую дорогу на Жигулевское море».

    – Педагог дополнительного образования мне не подчиняется. Мое мнение – она не должна была отпускать детей одних. Я разговаривала со всеми участниками этой истории, девочки сказали, что свернули с дороги и заблудились.

    – А группа была большая?

    – Обычная, это 12-15 человек. Двое взрослых – тренер и родительница.

    – А возраст детей?

    – Ученики средних классов.

    – Третьекласснице за ними не угнаться?

    – Да, они покрепче, тренированней.

    Еще я спросил, почему группа выбрала такой маршрут – к федоровскому лесу? Это было как-то связано с розыском пропавшего 16-летнего подростка, который организовали в субботу волонтеры поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт»? Директор школы ответила, что юные туристы, их тренер узнали о трагедии от нее…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 47 (1327) 27.11.20