Мальчишки из Тольятти, что же вы наделали: Я считаю, что половина вины родителей

    – За время следствия я сильно изменился. Искренне раскаиваюсь в содеянном и прошу учесть, что преступления совершал под влиянием взрослого человека. Я понимаю, что должен понести наказание, но прошу… назначить мне условно… Я хочу остаться на свободе… Хочу учиться, работать…

    Это слова одного из трех подсудимых. Остальные сказали примерно то же самое, с небольшими вариациями:

    – Прошу дать мне возможность исправиться на свободе… Хочу учиться, работать и создать семью…

    Они говорили то, что им посоветовали адвокаты, что ждали от них окружающие. Но за складностью казенных фраз угадывались страх перед тюрьмой, желание забыть случившееся, как самый дурной сон, и даже мольба:

    – Мы – хорошие, вы только нас не сажайте. Мы будем ходить по одной половице, соблюдать все-все законы, никому слова дурного не скажем. Что вам стоит? Пожалуйста…

    Но чудес практически не бывает, особенно если совершены особо тяжкие преступления, а именно к таким относится наркосбыт.

    На днях в суде Комсомольского района Тольятти вынесли приговор трем молодым жителям Нового города. Их обвиняли в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору, в значительном размере. В уголовном деле – полтора десятка эпизодов, задержание с поличным, официальные признания и так далее. И все же по-человечески жаль мальчишек, напрочь испортивших себе жизнь.

    Кто они? Когда пошли «на дело», то были второкурсниками колледжей: один учился в экономико-технологическом, два других – в политехническом. И несовершеннолетними. К суду только двоим исполнилось 18 лет, поэтому я не называю данные обвиняемых. Впрочем, им и без того досталось.

    Двое – уроженцы Тольятти, третий приехал в наш город с воюющего Донбасса пять лет назад. Вот что рассказала его мать:

    – Сын по характеру спокойный, дружелюбный, немного наивный. С раннего детства занимался бальными танцами, выступал с коллективом, в том числе за границей. В Тольятти начал заниматься футболом, борьбой, а в колледже ходил на танцы. Через два года после переезда я с мужем развелась, сын остался жить с отцом, но мы часто виделись, общались по телефону.
    Я разговаривала с сыном после случившегося. Он рассказал, что их знакомый парень, у того необычное восточное имя, предложил «работу», обещая «красивую жизнь». Мальчишки поддались на уговоры и почти сразу же попались…

    Действительно, кладчиков задержали на третий день. Первые два дня они «работали» вдвоем в Автозаводском районе Тольятти, потом «куратор» велел подключить третьего и направил в Комсомольск. Их заметили у дома № 44 по улице Мурысева. Еще бы! Ходили по подъездам, постоянно озирались по сторонам, типичное поведение наркокурьеров.

    При задержании они не оказали сопротивления, наоборот, напуганные произошедшим, все рассказали сотрудникам полиции, показали места закладок и отдали то, что не успели разложить.
    Став обвиняемыми, они в один голос заявили, что во всем виноват «куратор». У одного этот восточный парень в детстве отобрал игровую приставку, другому угрожал, что если откажется от «работы», то попадет на счетчик. Третьему обещал отмазать, когда возникнут проблемы, потому что «есть связи в полиции». Кстати, материалы уголовного дела в отношении агрессивного «куратора» выделены в отдельное производство, ведется следствие.

    Понятно, что вчерашним второкурсникам выгодно во всем обвинять кого-то другого, не себя. Только какие же они жертвы обстоятельств, если привезли в Комсомольск 50 (!) доз синтетического наркотика и прятали в щели подъездов маленькие пакетики?

    Резонный вопрос: кто виноват в случившемся? Ответы могут быть разные: наше больное общество, коррумпированные правоохранители, распоясавшиеся наркобароны… Я считаю, что половина вины, если не больше, родителей подсудимых. Не смогли они воспитать сыновей так, чтобы у тех было своего рода противоядие к наркотическим преступлениям.

    Не смогли или не захотели. Про неполную семью уроженца Донбасса я написал, у его приятелей, коренных тольяттинцев, ситуация не лучше. У первого мать, будучи в разводе, уехала в Белоруссию, оставив парня на попечение больных пенсионеров: дедушки и бабушки. У второго родители тоже развелись, мать воспитывала мальчишку одна, потом появился отчим.

    Как подтверждение – показания одной из матерей:

    – Сын находился под домашним арестом, и я много беседовала с ним, хотела узнать подробности. Первые дни он плакал, практически не переставая. Когда немного успокоился, рассказал, что все мальчишки попали под влияние «куратора», поддались, оказались трусоваты, не смогли вовремя дать отпор. А потом уже не смогли отказаться, якобы не было другого выхода…

    Встал вопрос о наказании. Суд нашел много смягчающих обстоятельств, адвокаты пытались доказать, что правоохранители нарушали установленные нормы, работники следствия не так квалифицировали действия второкурсников. Основной камень преткновения – как считать случившееся: как одно преступление или по количеству эпизодов? Мотив понятен, ведь за одно преступление меньше наказание.

    Государственный обвинитель из прокуратуры Комсомольского района подчеркнул, что подсудимые оборудовали тайники в разных местах, по разным адресам и делали закладки с разной массой. Эти закладки предназначались для разных наркоманов, и за каждую «курьерам» обещали отдельное вознаграждение. Вывод: это разные преступления. И суд поддержал гособвинителя.

    Теперь о приговоре. Двоим, они стали совершеннолетними, дали по три года колонии общего режима. Причем часть срока уже отбыто. Суть в том, что во время следствия у них в качестве меры пресечения был домашний арест. Обычно два дня домашнего ареста приравнивается к одному дню колонии. Здесь же с учетом нюансов в законодательстве применили другую пропорцию: один к одному.

    Что касается их подельника, то ему, как несовершеннолетнему, дали два с половиной года воспитательной колонии. До суда он был под подпиской о невыезде, а это не берется в зачет отбытого наказания.

    После оглашения приговора всех троих взяли под стражу в зале суда. Мальчишки, до последнего надеявшиеся на необъяснимое чудо, побледнели и как-то съежились. Да, не такой они себе представляли взрослую жизнь, не такой…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 20 (1251) 31.05.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    молодой парень сидит дома