«Люкс для иностранцев» – предновогодняя премьера театра «Колесо»

    сцена из спектакля «Люкс для иностранцев»
    фото: «Площадь Свободы»

    Говорят, у каждого театра свой зритель. Тезис, конечно, не из бесспорных. Но с тем, что поклонники этого театра в большинстве своем любители комедии, в «Колесе» вряд ли станут спорить.

    А потому последней из премьер непростого 2020 года художественное руководство театра решило как следует насмешить. И привлекло в союзники британского сценариста Дэйва Фримана, который как раз и при жизни был, и в наши дни остается востребованным докой в жанре комедии.

    Аншлаг наполовину

    В афише – комедия. Билеты распроданы. И вот пятидесятипроцентный аншлаг случился. Зал точно наполовину полон, а это как раз то, что в наши дни в Роспотребнадзоре по-прежнему считают важным и для успешной театральной постановки, и для решительного боя с проклятым вирусом, на который, кстати, в первом акте премьеры заметно намекают режиссер-постановщик Михаил Чумаченко и почти все герои пьесы. Ну как их не понять!..

    Ломать не строить?

    Задача художника-постановщика Сергея Дулесова – построить отель. Построить и тут же довести его того состояния, когда жить в нем становится небезопасно. Вода хлещет из радиатора, дверные косяки падают на постояльцев, шкафы перестают слушаться и не отдают своего содержимого по первому требованию хозяев. У него получилось.

    Говорят, работа слесарного цеха театра в подготовке основы для декорации этого хваленого люкса для иностранцев была архитяжелой: Сергей Дулесов запросил такую высоченную металлическую конструкцию, которую традиционный трансфер для декораций никак не мог перенести в бутафорный цех. Ее пришлось перемещать сразу на сцену.

    Мы, зрители, конструкцию, конечно, не увидели. Бутафоры вовремя превратили ее в потертый и обшарпанный старый люкс. Иначе говоря, в незавидный номер захудалой иностранной гостиницы. У нас-то ведь таких точно нет.

    Зер гуд

    Как и задумал автор пьесы, отель на сцене «Колеса» прописан на границе Франции и Германии. Когда-то, возможно, он тоже был молодым и красивым, но мы этих времен уж точно не застали.

    Туристам предназначены сразу две двуспальные кровати в одном и том же номере, не в меру капризный шкаф и нещадно эксплуатируемый по разным поводам туалет. Вот, собственно, и все прелести люкса, которым с первых минут интригуют ремарки Фримана: целых четыре спальных места в одном скромном номере – это слишком даже для старенькой деревенской гостиницы.

    География тут, конечно, имеет значение. Потому что две гостиничные звезды – нахальный вымогатель чаевых швейцар Карак в исполнении артиста Андрея Чураева и менеджер, он же хозяин отеля, Хайнц, воплощенный артистом Андреей Бубновым, говорят на ломаном немецком с вкраплениями чего-то похожего на смесь английского и французского. А Андрей Чураев изобрел для своего персонажа еще и пикантный иноземный акцент, который заметно усиливает речевые характеристики нелюбезной принимающей стороны:

    – Даз ист отель Хайнца. Что, ля франсе? Черт вас разберет, откуда вы… О, йа, йа, дойчлянд. Ванна работает зер гут!.. Сливается тут же, клянусь май мутер…. Бронирую апартмент для вас… Ох уж эти иностранцы – ванну подай им глубокую, а сами в биде ноги полощут.

    Строго по плану

    Так или иначе, желающие получить ту самую глубокую ванну скоро сошлись и в одном номере, и в одном сюжете. И мы сюжета пересказывать уж точно не станем. А скажем только, что гостей в отеле травили фирменными обедами и сама гостиница разрушалась строго по авторскому замыслу. Все падало вовремя и именно на тех, на кого запланировал режиссер. Радиатор мочил всех по-черному, и тоже делал это в самый нужный момент. И бутафорские головы оленей на стенах издавали все заказанные звуки тоже согласно расписанию.

    Сюрприз для мужа

    Герои пытались выжить в предложенных Фриманом и Чумаченко обстоятельствах. Обстоятельства эти первыми наивно продегустировали Стенли и Бренда Паркер с Романом Верхошанским и Светланой Тихомировой.

    Потом в сюжет красивой походкой вошла вполне положительная красавица от Марины Филатовой. Ее Хельга Филби, как водится, решила сделать мужу сюрприз. Чем такие сюрпризы заканчиваются, зал будто бы точно знал заранее и уже авансом дружно рукоплескал собственным ассоциациям: у наших друзей еще и не то, знаете ли, бывало… Жару сюжету добавила обольстительница в жанре кабаре Елена Добрусина со своей Симоной.

    Все, конечно, выжили, дружно стараясь насмешить. И к концу спектакля свой, лояльный зал хохотал вовсю. Потому что ну как же не засмеяться, если и весь этот зал, и герой Андрея Чураева под самый занавес видят монашенку с… голым задом. Герой Андрея так собственно прямо про голый зад и сказал. В первоисточнике, правда, Фриман использовал совсем другое определение увиденного. Но так или иначе, очень глубоко открытая спина перевоплотившейся в монахиню Симоны и правда вызвала у зрителей премьерного спектакля полный восторг.

    Как в Бразилии

    Сценарист Фриман придумал еще один, в духе бразильских сериалов, сюжетный поворот: папа-швейцар нежданно-негаданно находит кровную родню. Ну разве это не повод посмеяться!

    Еще один – внезапное превращение классической комедии положений в не заявленную драматургом мелодраму. На минутку, но все же…

    Стройная, длинноногая героиня Марины Филатовой под занавес внезапно завершает комедию романтичной минорной точкой. Красивая героиня красиво снимает, скорее всего, очень красивое обручальное кольцо, красиво оставляет его на столике люкса и так же красиво уходит из некрасивого треугольного сюжета.

    А зритель думал, что сюрприз для мужа – это смешно…

    Марта Тонова, газета «Площадь Свободы»