Люди даже не догадываются о происходящем: Как можно лишиться единственного жилья

Запрет отбирать за долги единственное жилье, установленный ст. 446 ГПК РФ, сегодня превратился в анахронизм.

Ситуации, когда человек имеет многомиллионные долги и при этом проживает в доме площадью 200 и более квадратных метров, встречаются в Тольятти достаточно часто. И дом такого должника неприкосновенен, так как это – единственное жилье. Однако в последнее время участились случаи, когда отдельные адвокаты и риелторы научились отбирать единственное жилье у самых бедных граждан. О том, как действует данная схема, на конкретном примере объясняет юрист.

Изначально ст. 446 ГПК РФ создавалась с гуманной целью: не позволить кредиторам полностью лишить должника собственности, обеспечить ему хотя бы минимальный уровень жизни. Однако некоторые «продвинутые» адвокаты и риелторы нашли возможность обходить этот закон, причем делая это на вполне законных основаниях.

Прежде чем перейти к самой схеме, надо понять, что собой представляет среднестатистический россиянин-банкрот. «Чаще всего это работающий, состоящий в браке и имеющий детей бедный человек средних лет либо пенсионного возраста, – поясняет юрист. – В недавнем прошлом он имел глупость воспользоваться услугами «микрокредитных организаций» со ставками по займам в 240% годовых и выше. Такой должник просто малограмотный человек, которому когда-то срочно понадобились деньги. Теперь за долги он потерял всю собственность, кроме единственного жилья. Вот именно такая личность и становится потерпевшей в той схеме, о которой сейчас пойдет речь».

Судебные приставы, взыскивая долги такого неплательщика, отказываются выставлять на торги его единственное жилье, опираясь на ту самую ст. 446 ГПК РФ. Некоторые кредиторы с помощью нехитрого трюка обходят данную статью. Если проблема заключается в том, что квартира у должника всего одна, кредитор делает так, чтобы у этого человека появилось еще какое-нибудь жилье.

«Самый простой и недорогой вариант – подарить должнику какую-нибудь избушку в сельской местности, – раскрывает схему юрист. – Если у человека сохранилось хоть чуточку ума, такой подарок он не примет и на регистрацию договора дарения не придет.

Тогда, как ни странно, банкроту-физлицу эту же самую избушку можно купить. Данная схема интересна тем, что здесь у человека отсутствует возможность не принять эту недвижимость».

Делается это так. Между взыскателем и собственником избушки заключается договор купли-продажи. При этом в текст договора добавляется условие о том, что жилой дом приобретается в пользу третьего лица, и указываются паспортные данные должника. Должник, таким образом, становится выгодоприобретателем – то есть таким участником правоотношений, у которого нет никаких обязанностей, а имеются только права.

«Если кто-то задался целью купить вам дом в глухой деревне, предотвратить это вы не сможете, – объясняет юрист. – И хотя под договором подписи должника нет, право собственности на объект недвижимости у него возникает. Что особенно интересно, человек об этом обычно даже не догадывается».

По словам юриста, до недавнего времени Росреестр сопротивлялся регистрации договоров в пользу выгодоприобретателей, но сейчас такие сделки регистрируются беспрепятственно: видимо, количество перешло в качество.

«После регистрации перехода права собственности взыскатель получает выписку из ЕГРН на объект недвижимости и едет к судебным приставам, – продолжает свой рассказ юрист. – Таким образом, в материалах исполнительного производства появляются документы о том, что должнику принадлежат сразу два жилых объекта. Схема завершена, и основное жилье у должника отбирают. Конечно же, проживание в загородной избушке оказывается невозможным в связи с ее ветхим состоянием. В одном из случаев мы даже столкнулись с тем, что строение существовало только на бумаге, а по факту отсутствовало вовсе. Само собой, расходы кредитора на поиск и покупку избушки на порядок меньше, чем стоимость недвижимости, которой кредитор в итоге завладевает».

По словам юриста, бороться с данной схемой очень трудно. «Прежде всего, должнику затруднительно своевременно узнать о том, что у него появился какой-то объект недвижимости и что правила ст. 446 ГПК РФ его больше не защищают, – поясняет он. – Затем, даже если он сразу узнал о появлении у него права собственности, оспорить данную сделку нереально. В суде спросят: чем нарушены права должника? Тем, что ему купили жилье? Именно поэтому единственным выходом является немедленная продажа избушки, а сделать это человек часто не успевает».

Самое неприятное в ситуации – то, что часто вместе с должником на улице оказываются члены его семьи, в том числе дети. Наличие у детей доли в праве собственности на квартиру или дом не спасает: с молотка уходит доля родителя, новый собственник вселяется в жилое помещение, и проживать в нем становится невозможно.

Несомненно, ст. 446 ГПК РФ будет отредактирована. Но когда – неизвестно. Ясно одно: ни один должник сегодня не может больше спокойно спать в своем доме, надеясь на то, что его жилье – единственное.

P.S. По понятным причинам, некоторые существенные детали комбинации в этом тексте не указываем.

Оригинал статьи опубликован в деловой газете «Понедельник» Тольятти
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 – 00311 от 11.02.2011

из дома вынесли домашние вещи

фото: lratvakan.com