Люди боятся не дожить

    Среди полсотни депутатов губернской думы – всего девять женщин. Соотношение для российской политики вполне обычное (один к пяти), хотя многие считают, что представительницы прекрасной половины человечества должны быть представлены в гораздо большем числе, причем на всех уровнях законодательной власти. С того, насколько активны женщины на заседаниях и часто ли спорят с коллегами-мужчинами, начался наш разговор с Ольгой Севостьяновой – председателем профсоюзного комитета «Тольяттиазота», четвертый год представляющей наш город в областном парламенте.

    – Каждая из женщин вносит свой вклад, – сказала Ольга Борисовна. – Все заметны, причем среди девяти есть заместитель председателя думы (Екатерина Кузьмичева), руководитель комитета по здравоохранению, демографии и социальной политике (Марина Сидухина), да и остальные работают активно и грамотно в тех сферах, которые представляют. В общем, нельзя сказать, что в губернской думе все решают мужчины.

    – Женщины в основном социальную сферу курируют?

    – Да – здравоохранение, образование… Хотя, к примеру, Светлана Бескоровайная является заместителем председателя комитета по промышленности. Все работают в думе не первый год, так что дело свое хорошо знают.

    – С мужчинами часто приходится спорить на заседаниях?

    – Споров достаточно, однако они к гендерной политике отношения не имеют. Обычно, если возникает дискуссия, то по важному вопросу, без акцента на то, что в чем-то лучше разбираются мужчины, а в чем-то – женщины. Мысли у всех схожи, смотрим в одну сторону, хотя, в зависимости от рассматриваемого вопроса, депутатская позиция может отличаться.

    – Какие основные темы обсуждались на заседаниях губернской думы после новогодних каникул?

    – Недавно приняли закон, запрещающий продажу снюса – жевательного табака, употребление которого несовершеннолетними может нанести серьезный вред организму. Проблема для региона серьезная. Мы же понимаем, что изготовители такой вот сомнительной продукции на месте не стоят, придумывают способы, как обойти закон. У нас ведь то, что не запрещено – то разрешено. Значит, и мы должны принимать контрмеры для борьбы с распространением нежелательного для подрастающего поколения товара. Говорят, что эти снюсы уже в тольяттинских школах продают. Закон своевременный.

    – Наверное, не ошибусь, если скажу, что к комитету по здравоохранению, демографии и социальной политике, в состав которого вы входите, особое отношение у жителей губернии. Ведь именно здесь в первую очередь обсуждаются вопросы, касающиеся доплат, льгот или иных мер поддержки. Насколько продуктивно получается работать?

    – О продуктивности пусть судят избиратели, а я скажу, что большинство из принимаемых законов и постановлений носят ярко выраженную социальную направленность. К примеру, в прошлом году в рамках реализации национальных и партийных проектов, а также финансирования социально значимых мероприятий было перераспределено более 5,7 миллиарда рублей. Основная часть средств направлена на здравоохранение, завершение строительства 7 детских садов, создание комфортной городской среды, переселение из аварийного жилфонда, реализацию реформы системы обращения с отходами, обеспечение жильем детей-сирот и прочие социальные цели.

    Сейчас вот начали обсуждение размера потребительской корзины, причем некоторые депутаты считают, что ее необходимо увеличить до 31 тысячи рублей. Для тех, кто слабо в этом разбирается, скажу, что речь идет о минимальном наборе необходимых человеку в месяц продуктов питания, а также непродовольственных товаров и услуг. От размера потребительской корзины напрямую зависят прожиточный минимум и минимальный размер оплаты труда.

    – 31 тысяча – очень хорошая сумма, если речь идет о минимуме для одного человека.

    – Конечно, однако для этого придется изыскать порядка 4-5 триллионов рублей в целом по стране. Цифра очень серьезная, и нужно понимать, есть ли в России вообще такие деньги.

    В том, что размер потребительской корзины будет пересмотрен, сомнений нет. Туда добавят новые продукты и услуги. Работа уже ведется, однако очень сложно говорить о ее увеличении почти в три раза, то есть до той самой 31 тысячи. Думаю, что предложение, скорее всего, принято не будет. Нужно ведь понимать, что резкое увеличение потребительской корзины и минимального размера оплаты труда сразу же отразятся на темпах инфляции. Нам хочется получать больше и чтобы цены не повышались, но так, к сожалению, бывает очень редко.

    – Интересно будет узнать, чем все закончится. И все же наверняка на первом плане в работе вашего комитета – здравоохранение…

    – Наверное, да. Все знают о такой проблеме, как недостаточная обеспеченность медицинскими кадрами. В Тольятти она примерно 50-60 процентов, а в некоторых других городах еще ниже. Более-менее нормальная ситуация только в Самаре. Не хватает по региону около 200 терапевтов, более 250 узких специалистов, 400 участковых медсестер, 60 фельдшеров и так далее.

    – Какие-то новые пути решения этой проблемы появились?

    – Прорабатываются различные меры поддержки. В прошлом году средства из бюджета выделялись на улучшение жилищных условий, а недавно было внесено изменение в закон Самарской области, чтобы дети медработников имели право на первоочередное получение мест в дошкольных учреждениях. Понятно, что этого недостаточно, однако пока приходится двигаться маленькими шажками.

    – Избиратели, которые к вам на прием приходят, тоже на медицину жалуются?

    – Еще как. Сетуют на большие очереди и на то, что к узким специалистам попасть на прием очень сложно. Недавно приходил бывший работник «Тольяттиазота», у которого возникли проблемы с онкологией. Срочно нужно было на прием к специалисту в Самару, однако у нас процесс так долго идет, что люди боятся не дожить до того момента, когда им окажут квалифицированную помощь. Пришлось подключать к решению вопроса коллег-депутатов, и в итоге мы поспособствовали, чтобы человека принял главный онколог Самарской области. К счастью, все оказалось не так страшно, как предполагалось. Надеюсь, что все у него будет хорошо, однако в то же время понимаю, что каждому таким образом помочь не смогу.

    Это неправильно, когда люди, беспокоясь о здоровье, вынуждены подключать все свои связи. О какой доступности медицины мы в таком случае можем говорить? Я сама в начале февраля пришла в поликлинику на прием к узкому специалисту. Мне талончик дали на 27 марта. Только когда представилась, пообещали быстрее решить вопрос. Тут, как говорится, без комментариев. Скажу лишь, что это неправильно.

    – Что поделать, если такая ситуация с кадрами…

    – Я не могу понять. Почему людей, получающих образование за бюджетные (то есть, по сути, за народные) деньги, не обязывают после окончания вуза отработать три года по распределению? Меня пытаются убедить, что такой подход неправильный, нельзя человека держать на привязи, он сам должен быть творцом своего счастья. Но мое мнение таково, что в медицине просто необходим возврат к советской системе распределения кадров. Хотя бы временно, до нормализации ситуации.

    – То есть вы именно этот метод считаете основным в плане борьбы с дефицитом медработников?

    – Одним из основных. Есть же на «Тольяттиазоте» такая практика, когда заключается договор с сотрудником, оплачивается его обучение на условии того, что потом он должен вернуться и отработать определенное количество лет на заводе. Разве это неправильное кадровое решение? Так и в медицине ситуация схожая.

    – Была информация, что ваш коллега и по совместительству главный врач 5-й горбольницы Николай Ренц собирается строить жилье для медиков. Это может как-то помочь в решении обозначенной нами проблемы?

    – Идея хорошая, однако пока сложно назвать сроки начала строительства.

    – Не совсем понятно, он в первую очередь будет строить для своих работников?

    – А вы как думаете?

    – Думаю, что для своих.

    – Ну, какой бы он был главный врач, если бы не стремился в первую очередь решить проблему в своем учреждении? К тому же, насколько мне известно, проект коммерческий. Во всяком случае, пока нет информации о том, что на его реализацию выделяются бюджетные деньги.

    – Давайте вернутся к грядущему празднику и поговорим о том, какую роль играют женщины на «Тольяттиазоте».

    – Предприятие серьезное (можно сказать, мужское), однако представительниц слабого пола тоже немало – примерно 35-40 процентов от общего числа. В основном это работницы бухгалтерии, медсанчасти, санатория «Надежда», лабораторий. Женское начало у нас прекрасное, хотя, конечно, в цехах, на производствах аммиака и карбамида в основном работают мужчины.

    – Доказано, что женщины больше мужчин стремятся к стабильности и со всей серьезностью относятся к месту выбора работы, стараясь, чтобы соцпакет был максимально полным. В этом плане «Тольяттиазот» достаточно привлекателен.

    – Да, многие в городе завидуют тем условиям, которые предлагаются на нашем предприятии. Я даже иногда говорю работникам: вы, ребята, в хорошем смысле слова, избалованы… Берешь газету с объявлениями и читаешь: фирма гарантирует соцпакет. А когда люди начинают уточнять, выясняется, что речь идет всего лишь о «белой» зарплате и отчислениях в страховые фонды. Какой же это соцпакет? Это обычные требования, предъявляемые ко всем организациям. Вот на «Тольяттиазоте» действительно мощные социальные гарантии, в том числе и для женщин.

    – Как на предприятии собираются отмечать женский день?

    – Женщинам традиционно будут говорить добрые, теплые слова и вручать цветы. Кстати, мужчин у нас тоже не забыли – на 23 Февраля они получили фруктовые наборы. Особых премий не предусмотрено, поскольку на данный момент финансовое обеспечение работников и так находится на достаточно высоком уровне. Средняя зарплата на «Тольяттиазоте» – 54 тысячи рублей, причем это без учета доходов топ-менеджеров, так что цифры вполне реальные и достойные для жителей Тольятти.

    – Слышал, что месяца два назад все заводчане проходили необычное тестирование, суть которого – определить уровень технических, исторических, культурных и прочих знаний. Промежуточные результаты уже известны?

    – Сейчас это очень модно на многих предприятиях, хотя не все относятся к такой инициативе положительно. Могу сказать, что интеллектуальное тестирование прошло на хорошем уровне, а некоторые показатели даже выше, чем на других предприятиях. Это радует.

    – На правах председателя профсоюзного комитета что, Ольга Борисовна, можете пожелать работницам «Тольяттиазота»?

    – Традиционного женского счастья, финансового благополучия, здоровья, и чтобы предприятие оставалось для них вторым домом.

    Андрей Липов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 9 (1290) 06.03.20
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    женщину ведут на обследование