Людей сокращаете, а экономия какая?

    новая мебель в туалете в яслях "Веселые нотки"
    фото: Администрация г.о. Тольятти

    Основной темой очередного заседания городской думы стала ситуация с детскими садами. Многим депутатам не нравится проводимая мэрией реорганизация (она предусматривает сокращение персонала), да и желание ВАЗа сделать из бывшего дошкольного учреждения жилой дом вызывает много споров. Дискутировали так активно, что пришлось спикеру даже отключать некоторым микрофоны.

    Переругались из-за зоны

    Напомним, что Волжский автозавод уже несколько раз обращался с просьбой изменить зону земельного участка на улице Жукова, где расположен бывший детсад, переделанный под бизнес-центр. Причем его представители открыто заявляли о планах инвесторов построить на этом месте жилой дом, поскольку территория привлекательная (до леса чуть больше 100 метров), и желающие купить квартиры наверняка найдутся.

    На рассмотрение в думу вопрос все-таки вынесли, правда, касался он не жилой застройки, а именно смены зонирования, без уточнения, что за этим может последовать. Было озвучено, что бывший детсад почти полностью находится в территориальной зоне Ж-6, где разрешается размещение образовательных объектов, однако один кусочек захватывает Ц-3 (здравоохранение и соцобеспечение).

    – По закону один участок в двух зонах располагаться не может! – сказал руководитель управления архитектуры и градостроительства мэрии Аркадий Шишкин.

    Казалось бы, пустая формальность – зону сменить, однако некоторые депутаты переживают, что это станет первым и решающим шагом на пути к строительству дома. Сами представители ВАЗа на заседаниях думы не появляются (а может, их не приглашают), так что оценить угрозу жилой застройки непросто.

    – Мы же предлагали на прошлом заседании, чтобы мэрия рассмотрела вопрос о выкупе этого объекта у ВАЗа вместе с земельным участком, – напомнил один из депутатов. – Что-то было сделано в этом плане? Вы хотя бы цену узнали?

    – Да, объект оценивается в 42,5 миллиона рублей.

    – А рассматривала ли мэрия вопрос о возможном размещении там детсада или иного образовательного учреждения?

    Шишкин ответить не смог, однако на помощь ему пришел зам мэра по имуществу и градостроительству Олег Захаров, заявивший, что не видит смысла в таких тратах:

    – Там по соседству 11а квартал, где есть место под школу и детский сад на 150 мест. При желании можно строить, причем участок не требует выкупа, поскольку находится в муниципальной собственности.

    Депутат Виталий Подоляко тоже высказался за то, что приобретать старое здание у ВАЗа не стоит, поскольку детсады в той части города полностью не загружены.

    – Не загружены, потому что изменили норматив, – вступила в разговор Ольга Сотникова. – Раньше было по 20 детей в группе, а теперь сделали 30, за которыми воспитателю сложно уследить. К тому же, не обязательно там именно садик строить. Есть учреждения дополнительного образования, которые нуждаются в нормальных помещениях.

    Представители мэрии тут же заявили, что готовы всем нуждающимся учреждениям найти помещения, лишь бы не тратить 42 миллиона.

    В числе тех, кто поддержал смену зонирования, оказался и спикер Николай Остудин. Он долго слушал разделившихся на два лагеря коллег, а потом не выдержал.

    – Мы хотим, чтобы предприятие продолжало платить по 100 тысяч? – спросил он, намекая на штрафы, полагающиеся за то, что земельный участок находится сразу в двух зонах. – Губернатор вынудил президента АВТОВАЗа публично заявить о том, что 3 миллиарда будет выделено на охрану труда. И завод станет этим заниматься, а мы сегодня пытаемся ущипнуть АВТОВАЗ на 100 тысяч. Да никогда бы завод не обратился, если бы к нему санкции не применяли.

    Странно, что почти никто из противников смены зонирования не сказал, что борется за сохранение детской оздоровительной направленности этой территории и не хочет появления там жилого дома. В качестве основного средства нападения ими была выбрана идея выкупа участка, однако вскоре она начала захлебываться, тем более что помимо 42 миллионов за землю пришлось бы серьезно потратиться на реконструкцию.

    – Там половину здания надо разрушить, – вновь решил высказаться Николай Остудин. – Проще снести, как это в Самаре делают, и новое построить. А нам землю дают через дорогу, причем безо всяких 42 миллионов…

    В итоге 20 присутствующих депутатов проголосовали за изменение зонирования, правда, так и осталось непонятным, поддерживают они идею строительства жилого дома возле садиков и детского санатория или нет. Как бы там ни было, а Волжский автозавод смог добиться своего, так что остается ждать его дальнейших действий в плане продажи участка.

    – Нехватка детских садов в городе по-прежнему существует, – сказал первый зам спикера думы Юрий Сачков. – Кроме того, у нас много обращений от учреждений дополнительного образования (культурных, спортивных и так далее), которые готовы оказывать услуги (в том числе платные), но не имеют помещений. Так вот и возникло предложение, чтобы вместо строительства нового садика за 200 миллионов, купить за 40 миллионов помещение у ВАЗа, потратить еще столько же на реконструкцию и получить пригодный для эксплуатации объект. К сожалению, коллеги нас не поддержали…

    Что касается Николая Остудина, то его рассмотрение вопроса так вымотало, что он потом долго не мог успокоиться. В частности, когда зашла речь о ремонте дорог, спикер не удержался от выпада в адрес городской администрации:

    – Дорогу на Хрящевку уже десятый день фрезеруют. Сходите, Игорь Николаевич, (обращается к Ладыке, исполняющему обязанности мэра, – прим. авт.) и посмотрите, а потом сравните с тем, что в городе происходит. Не надо нам ничего говорить – нужно вовремя все делать! А если в Татарию съездить, то там уже давно ям на дорогах нет. Когда они успевают?

    Не видно эффективности

    Вскоре депутаты продолжили (причем столь же эмоционально) обсуждать ситуацию с детскими садами. Поводом стал продолжающийся в Тольятти процесс оптимизации дошкольных учреждений, предусматривающий их слияние. От доклада руководителя департамента образования мэрии Ларисы Лебедевой решили отказаться, сразу перейдя к вопросам. Первый из них касался присоединения детского сада «Облачко» к школе № 73.

    – Говорилось, что сэкономленные от сокращения должности директора детсада деньги пойдут на доплату педагогам дошкольного учреждения. Насколько большой получилась эта самая доплата? – поинтересовалась Надежда Макарчук.

    – Цель любой реорганизации – не экономия средств, а эффективность использования имущества и финансов, а также оказания образовательного процесса. Что касается зарплаты директора и ее перераспределения, то там сумма не очень большая, а направляется она на доплаты работников детсада. Могу сказать, что средняя зарплата в этом учреждении поднялась с 29,3 до 35,6 тысячи рублей.

    – Конкретнее говорите, в каком учреждении? В школе или в саду?

    – И в саду в том числе.

    – Можете озвучить, какой экономии удалось добиться, а также улучшений в образовательном процессе?

    – Реорганизация началась не так давно. Не совсем корректно говорить о том, что кардинально изменилось за несколько месяцев. Через год сможем сказать.

    Чувствовалось, что Макарчук и некоторые из ее коллег сомневаются в эффективности затеянного чиновниками процесса.

    Татьяна Никонорова коснулась реорганизации детсада «Мишутка», выразив сомнение, что сокращение коснется только административного персонала, а воспитателей трогать не будут. Она озвучила, что фонд (видимо, зарплатный) там составлял около 16 миллионов рублей, который после присоединения к «Мишутке» еще двух учреждений («Сказка» и «Снежок») повысится всего до 25,3 миллиона. То есть экономия получилась существенной.

    – Комиссия уже подготовила заключение о целесообразности реорганизации. Процесс начался, – ответила Лебедева. – Что касается сокращения, то педагогических работников (воспитателей, нянечек) он не коснется. Если и будет уменьшение количества персонала, то лишь в тех случаях, когда один человек может работать вместо трех. Например, кастелянша, которая сможет одновременно обслуживать все три детсада.

    – О каком количестве людей, попадающих под сокращение, идет речь?

    Чувствовалось, что Лебедева начинает нервничать:

    – Пока никто никого не сократил. Когда процесс реорганизации завершится, руководитель образовательного учреждения примет соответствующее решение. Сейчас такие вопросы задавать некорректно.

    Вопросов у депутата оказалось много (например, про запланированную в «Мишутке» экономию средств на отопление), так что вскоре вслед за Лебедевой стали нервничать Александр Денисов и Николай Остудин.

    – Надо ходить на комиссии и там задавать такие вопросы, требуя конкретных ответов с цифрами, – не выдержал спикер. – Ну, нельзя же устраивать здесь, как на допросе – то одно скажите, потом другое…

    В дополнение ко всему Остудин перепутал имя и отчество пожелавшего выступить депутата Басистого (назвал его Александром Григорьевичем вместо Григория Александровича), после чего глубоко вздохнул и успокоился. Лебедева же продолжала демонстрировать нервозность и даже собралась читать выдержки из отчета контрольно-счетной палаты, касающиеся эффективности. Чиновница дала понять, что именно этот орган рекомендовал проводить оптимизацию дошкольных учреждений путем укрупнения.

    – Не надо пока ничего зачитывать, – уставшим голосом попросил спикер.

    В итоге почти все участники дискуссии остались недовольны, а значит, голосование не предвещало ничего хорошего.

    – Предлагаем признать оптимизацию сети муниципальных учреждений неэффективной, избыточной и направленной не на улучшение качества образовательных услуг! – резюмировала Сотникова. – Предлагаем администрации перед тем, как принимать такие решения, интересоваться мнением общественности.

    – Мы помним, как нам говорили про оптимизацию медицины, и чем всё это кончилось, – дополнил Юрий Сачков. – Слава Богу, что смогли пережить пандемию. Так вот, есть опасения, что и с образовательными учреждениями мы так дооптимизируемся, что и эти объекты потеряем.

    Предложенная поправка не прошла, однако признать работу по оптимизации успешной тоже не смогли. Придется возвращаться к этой теме на следующем заседании.

    Поминки – это праздник?

    Среди других вопросов, обсуждавшихся на заседании, отметим обращение к Дмитрию Азарову и в губернскую думу, касающееся того, чтобы сделать нерабочим день особого поминовения усопших – Радоницу.

    – Мы этот вопрос отрабатывали с епархиями Самары и Тольятти, получив благословение, – подчеркнул Владимир Краснов. – Могу сказать, что этот день объявлен выходным в 13 регионах страны, что позволяет людям в спокойной обстановке, не дергаясь, помянуть близких.

    – А как с мусульманами?

    – Да пусть отдохнут вместе с нами, – ответил уже Николай Остудин.

    А Владимира Боброва после прочтения обращения смутило то, что день этот называется нерабочим и (в скобках) праздничным:

    – Поминки – это разве праздник?

    Тут же последовало пояснение, что это термин из законодательства, так что менять в обращении ничего нельзя – придется оставить «нерабочий (праздничный) день». В любом случае, часть парламентариев почему-то не решились голосовать за это обращение, так что принято оно не было.

    Одним из последних выступавших был руководитель управления физкультуры и спорта Александр Герунов, которого попросили рассказать о муниципальной поддержке спортсменов и тренеров высокого класса.

    – До конца прошлого года за счет средств городского бюджета была предусмотрена ежемесячная денежная выплата в размере 1500 рублей, которую получали 60 человек, – сказал он.

    Сумма получалась небольшая (чуть больше миллиона рублей в год на всех), однако с января эти деньги выплачивать перестали, ссылаясь на нюансы бюджетного кодекса и то, что такое финансирование не является обязанностью муниципалитета. Герунов отметил, что со спортсменами по этому поводу встречался. Они выразили желание, чтобы дума рассмотрела вопрос о возможности предоставления льгот по оплате местных налогов и услуг ЖКХ.

    – Я тоже общался с этими людьми, – взял слово Павел Турков. – Для них эти жалкие полторы тысячи рублей были не средством выживания, а признаком внимания. То есть возмутила их не потерянная сумма, а сам факт отмены. Нужно понимать, что заслуженных мастеров ведь не так много в городе осталось: одни уехали, другие умерли или болеют.

    – Хочу отметить, что социальной поддержки лишены не только спортсмены, но и еще порядка десяти категорий, в числе которых – ветераны Великой Отечественной войны, – добавил его коллега. – Получается так, что льготой будут пользоваться только работники администрации и отдельные депутаты. Когда я попросил чиновников предоставить информацию, кто именно получит деньги, мне ответили, что это тайна.

    Исполняющая обязанности заместителя мэра по финансам, экономике и развитию Лариса Миронова попыталась объяснить требования бюджетного кодекса, которые затрагивают меры дополнительной соцподдержки.

    – Это полномочия регионального правительства. Очень надеемся, что удастся с ним договориться по поводу сохранения выплат инвалидам и ветеранам войны. Сейчас мы эти категории поддерживаем, но с 2022 года уже не сможем, – отметила она, дав понять, что спортсменам на областную поддержку особо рассчитывать не стоит.

    – Тогда и чиновников с депутатами уберите из списка тех, кто получает поддержку, – настаивал Краснов.

    – Депутаты такие же люди, как и все остальные, – крикнул кто-то, но Остудин отключил микрофон.

    В итоге было высказано предложение подготовить обращение в областное правительство с призывом все-таки поддержать спортсменов, тем более что сумма действительно небольшая.

    Добавим, что следующее заседание думы намечено на 28 апреля, однако у депутатов может появиться повод собраться раньше, если потребуется утвердить кандидатуру нового главы города.

    Андрей Липов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 13 (1346) 09.04.21