День Космонавтики: Сергей Королев

    В День космонавтики все-таки надо вспомнить Сергея Королева, без которого этот праздник наступил бы, наверное, значительно позже.

    Сейчас, когда пытаются принизить все достижения советской эпохи, о Королеве тут же пишут про то, как он был репрессирован. И как всегда, без объяснений. Но без этого невозможно понять, почему он был быстро освобожден со снятием судимости и награжден орденами.

    Для начала стоит упомянуть аварии и жертвы, сопровождавшие процесс освоения первых образцов ракетной техники, что в условиях нараставшей фашистской угрозы воспринимались особенно болезненно. С целью взять под контроль разработку боевой техники создавались ОТБ – особые технические бюро при НКВД, во главе их стояли крупные специалисты из числа осужденных. Результаты были весьма значительными – ОТБ разработали важнейшие виды вооружений, активно использовавшиеся в годы войны. И то, что в заключении оказались некоторые конструкторы, на чем строится антисоветская спекуляция, требует тщательного разбирательства, где были основания, а где – наветы и клевета. В доносчиках ведь числились многие, даже наш милый детский поэт Корней Чуковский. А что уж говорить о бездарных завистниках, работавших рядом с талантами. Когда Королева спрашивали:

    – За что?

    – Было за что? – в ответ уточнял он.

    Он работал в ракетном НИИ, опекаемом Тухачевским, после ареста которого некий честолюбивый инженер написал донос на группу ведущих конструкторов. В институте начались дрязги, жалобы друг на друга. Королев в этом не участвовал, но и у него нашли что хотели – некоторые суммы потратил не по назначению, как ему казалось, на перспективную разработку торпеды. Ну а дальше ретивые следователи пришили троцкистский заговор. За такое отправляли по этапу, в далекий Магадан на золотоносный прииск.

    Через полгода спохватились, вернули Королева в Москву, направили в так называемую «шарашку» (ЦКБ-29), которой руководил Андрей Туполев. Тут, конечно, как вспоминал Королев, другие условия: возможность работать, слушать радио, читать книги, газеты, трехразовое питание ресторанного уровня, папиросы «Герцеговина Флор» (их курил Сталин).

    Туполев когда-то руководил дипломной работой Королева, так что они сработались. Сергей Павлович, несмотря на перенесенные испытания, не проклял страну, не озлобился на власть, тут же включился в работу – шел 1940 год. Он понимал: на карте судьба Родины.

    Нынешним это может показаться непонятным, но ученые видели, что власть печется о благе страны, а потому имеет право требовать от них научной и гражданской ответственности. Трудно приходилось всем: на производстве часто условия были еще суровее, чем в «шарашке». Практика показывает, что ограничения и трудные жизненные обстоятельства являются мощным стимулом творческого процесса. Война доказала это – эффективность работы выросла в разы.

    В 1944 году, по личному указанию Иосифа Сталина ученого освободили и откомандировали в Германию для ознакомления с ракетами «Фау». После возвращения вождь пригласил его к себе и назначил главным конструктором ОКБ-1 по разработке баллистических ракет дальнего действия.

    Встреча состоялась сразу же после атомной бомбардировки Хиросимы. У нас атомной бомбы еще не было, но Сталин понимал – мы ее создадим, и тогда главной проблемой станет средство доставки.

    Так начинался наш приоритет в освоении космоса. Первый спутник запустили через 4 года после смерти Сталина, и Хрущева стали считать причастным к космическим успехам.

    Первый полет американского астронавта Джона Гленна в США собрал миллионные демонстрации.

    Королев умер 16 марта 1966 года во время операции, ему было всего 59 лет. Через 3 года (50 лет назад) еще по его программе мы произвели первую стыковку двух пилотируемых кораблей, которая чуть не закончилась трагически. Ради показухи космонавтам дали указание – сделайте так, чтобы увидел весь мир, в поле зрения советских станций наблюдения. А корабли сблизились над Африкой. Еле-еле дотянули – заканчивалось топливо.

    Сенсацией стала программа «Союз» – «Аполлон». Теперь опять мы противники, и на повестке дня обсуждение, могли ли американцы просверлить дырку в корпусе МКС. Не лучше ли на себя оборотиться? На космодроме «Восточный» миллиардное воровство, на ракетах датчики ставят «вверх ногами».

    Разрушили мощную структуру, созданную Королевым для развития программы «Буран». На нее в свое время работали 1,5 тысячи предприятий, 72 министерства и ведомства. И это на один космический аппарат!

    Создавали свою элементную базу, все дублировалось. Мы запускали 100-110 космических аппаратов в год, и это сказывалось на качестве. Американцы нашим технологиям завидовали. До сих пор они летают на наших кораблях – нет у них таких собственных двигателей.

    Так что вспомним добрым словом Сергея Королева и недобрым тех, кто разрушал нашу страну.

    Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти, член Союза российских писателей.
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 14 (1245) 12.04.19

    гагарин и королев