Квитанции не оплачивают 62 процента тольяттинцев

Тема капитального ремонта по-прежнему актуальна, поскольку многие горожане заняли выжидательную позицию: они вроде бы не отказываются платить взносы, но до сих пор аккуратно складывают квитанции в стопку, не спеша расставаться с денежками. Понять людей можно, поскольку за те пять месяцев, что нас кормят байками про необходимость реализации этой программы, ближе к народу региональный фонд капремонта не стал.

Любопытную картину довелось наблюдать 23 февраля, когда, несмотря на праздник, возле одной из девятиэтажек по бульвару Гая собрались жильцы, а старший по дому торжественным голосом вещал:

– Получена телефонограмма из мэрии! По поводу капремонта…

Слушателей было человек десять, все поголовно с унылыми лицами. Оратор подробно перечислил весь свод законов, на которые ссылаются те, кто презентовал нам программу капремонта, а после, более спокойным голосом, сказал:

– Я не призываю вас платить или нет. Просто сообщил ситуацию…

Было заметно, что праздник людям подпортили. Один мужичок что-то кричал про маленькую пенсию, а стоявшая рядом с ним женщина напомнила, что много лет в квитанциях была графа «капремонт» и непонятно, куда ушли эти деньги…

– Петр, да плюнь ты на это собрание. Иди домой! За тебя уже давно все решили! – подтрунивал один сосед над другим, но тот ответил, что дослушает до конца.

Из всего этого нам показалось любопытным, что к выколачиванию денег (точнее, к пропаганде программы капремонта среди населения) подключилась мэрия. Видимо, в областном правительстве озадачены тем фактом, что собираемость взносов по городу не превышает 38 процентов. Причем платят в основном пенсионеры, привыкшие ни по каким вопросам не спорить с властью, а еще те, кто получает всякие дотации, выплаты, субсидии. Чиновники проявили смекалку, сделав одним из требований предоставления льгот отсутствие задолженностей по уплате взносов за капремонт.

А вообще, в этой непростой ситуации у региональных руководителей, именами которых прикрывается фонд, было два пути. Первый – услышать и понять, чего хочет народ. То есть наладить нормальный диалог, навести порядок с доставкой и содержимым квитанций, отрегулировать процесс заключения договоров, чтобы у людей не возникало вопроса «Кому и за что мы платим?». И, наконец, хотя бы немного уменьшить сумму взносов, что, с учетом нынешнего экономического положения, жители оценили бы весьма положительно.

Но ничего этого за пять месяцев так и не сделали, решив пойти по второму пути: прикрываясь законами, требовать от людей безотлагательного подчинения. Собственников жилья постоянно пугают последствиями, которые могут наступить, если не начать платить взносы. Чего только не приходилось слышать за это время! К примеру, приезжавший из Самары общественник Виктор Часовских стращал, что и квартиру люди продать не смогут, и воду со светом им отключат, и вообще засудят, если не одумаются и не погасят долги. Как на это реагирует население? Вполне предсказуемо – только больше злится.

Напомним, что на прошлой неделе депутаты городской думы пригласили в Тольятти гендиректора регионального фонда капремонта Андрея Чибисова. Он не приехал, зато прислал своего первого зама Сергея Леонтьева, который в компании с заместителем министра энергетики и ЖКХ области Сергеем Ульянкиным побывал на объектах, где недавно завершился капремонт. К примеру, в доме № 13 по улице Жилина отремонтировали кровлю, а на Горького, 31 (это построенная много десятилетий назад четырехэтажка) меняли инженерные коммуникации, столкнувшись не только с непониманием жильцов, но и с нежеланием сотрудничать представителей расположенных в здании магазина и службы судебных приставов.
Кстати, пару дней назад мы побывали на Жилина, 13 и пообщались с некоторыми из жильцов.

– Да, что-то делали, кровлю вроде! – сказал молодой мужчина, представившийся Иваном. – Я не на последнем этаже живу, так что особо не следил за процессом. Знаю, что проводились собрания, но обычно в то время, когда все на работе… За капремонт начал платить, хотя не уверен, что кроме этой несчастной крыши нам еще что-то поменяют.

Тема, кстати, очень важная, поскольку обещания за 30 лет отремонтировать все дома, так сказать, с головы до ног, пока имеются лишь в устной форме, а на бумаге мы видим перечень отдельных видов работ.

Чтобы не быть голословными, давайте посмотрим на план реализации программы капремонта на 2015 год. Всего в ней 238 домов, в большинстве из которых отремонтируют крышу (238), некоторым «перепадет» замена инженерных сетей (64) и всего на одном объекте будет выполнен ремонт фасада. Откровенно говоря, негусто, да и непонятно, будут ли даже эти работы выполнены качественно и в срок.

Вчера мы пообщались с одним из тольяттинцев – бывшим работником ВАЗа Иваном Кожевниковым, который прямо заявил, что не собирается платить за капремонт и уже морально готов к судебным разбирательствам с региональным фондом.

– Такое ощущение, что наши многоквартирные дома хотят превратить в сумасшедшие, – сказал он. – И ведь что удумали! Агитируют, чтобы те, кто все-таки решил делать взносы, как-то влияли на неплательщиков, доносили на них, запугивали судами. И чего нам суют в лицо эти законы, на основании которых фонд имеет право не заключать договоры с каждым собственником персонально? Извините, но я плачу деньги из своего кошелька, и договор у меня должен быть, а если кто-то в Москве считает иначе, то это вина нас, как избирателей. Не хочу затрагивать политику, но до выборов 2016 года народ вряд ли забудет эту обиду!

– Но ведь областные и федеральные чиновники открыто говорят, что у государства нет денег на финансирование капремонта и заниматься этим должны мы, то есть собственники…

– Вы уже неоднократно указывали на нестыковки. В частности, вы писали о том, что у нас нет свидетельств на право собственности общедомового имущества, например тех же лестничных клеток. Если наше – оформляйте все как положено! Почему у нас закон трактуется односторонне? Я честно скажу: иллюзий относительно судебных решений не питаю, но это не значит, что нужно оставить все как есть. Вот вы говорите, что нет у государства денег на капремонт… Хорошо, допустим. Но вы тогда разделите все дома на несколько категорий и начинайте сейчас собирать деньги с тех, у кого капремонт запланирован в ближайшие пять лет (то есть до 2021-го), а в следующем году присоединятся те, у кого работы будут выполняться в 2021-м и так далее. И чтобы не 30 лет люди платили, а максимум десять. Ведь все же понимают, что в России ничего нельзя загадывать на столь большой срок. Я до сих пор помню коммунистические лозунги типа «К 2000 году каждой советской семье – отдельную квартиру». И что?

Максимум – десять лет, а все остальное пусть добавляют из бюджетов. Ведь был же фонд содействия реформированию ЖКХ, из которого, если не ошибаюсь, в свое время для Тольятти было выделено два миллиарда на капремонт. А вы говорите, что денег нет…

– Предложений у горожан очень много, но к ним принципиально не хотят прислушиваться, поскольку есть федеральный закон…

– И как результат – растет напряженность. Знаю, что некоторые (у кого особых проблем с деньгами не было и нет) равнодушно отнеслись к этим взносам. Мол, надо так надо, тем более что дело вроде бы правильное. Но у меня вот, например, каждый рубль на учете. Жена больная, так что тратимся не только на коммунальные услуги, но и на лекарства. А вы знаете, сколько они сейчас стоят? Проще помереть! Меня в связи с этим поразило заявление Виктора Часовских: мол, пусть за вас дети платят. А я в жизни у сына ни копейки не просил и не буду этого делать! Я на заводе не один десяток лет проработал и считаю, что достоин уважения.

– Ну а что конкретно вы предлагаете, помимо уменьшения до 10 лет периода, в который должны собираться взносы?

– Дорабатывать закон, учитывая замечания, которые поступают из регионов. Ничего унизительного нет в том, чтобы признать допущенные ошибки, ведь все мы – живые люди. А вот неумение и нежелание их признавать – это действительно плохо. Десятки тысяч подписей люди собирают, требуя, чтобы при принятии таких решений учитывалось и их мнение. Что в этом противозаконного?

у женщины в руках документ
Федор Жуков, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников