Кто придумал рождество: Так с чего же все начиналось? Вернее, с кого?

    софи лорен наряжает елку
    Софи Лорен

    В сознании западных христиан не Новый год, а Рождество остается главным праздником. Не удивительно, что рождественская тема получила богатейшее развитие не только в европейском искусстве, но и в литературе. Произведения зарубежных авторов — это классика жанра, потому что рождественский, или святочный рассказ впервые появился именно в зарубежной литературе, а не в русской.

    Жанр святочного рассказа удивителен в первую очередь тем, что при всей наивности, сказочности и необычайности, он во все времена был любим не только детьми, но и взрослыми. Быть может, потому, что все взрослые — тоже немножко дети? Это здорово, когда люди с возрастом не утрачивают детского восприятия мира и способности верить в чудо!

    Итак, давайте совершим небольшой литературный экскурс в историю христианского праздника.

    одри хепберн и санта

    Одри Хепберн

    Так с чего же все начиналось? Вернее, с кого?

    Попросите жителя английского королевства назвать самого знаменитого британского писателя после Шекспира, и большинство не задумываясь тут же ответит — Диккенс. И не только потому, что он еще при жизни стал звездой читающей публики и солнцем на туманном небосклоне британской литературы. И не потому что за тридцать лет, посвященных писательской деятельности, Чарльз Диккенс сумел выпустить пятнадцать полновесных романов, огромное количество рассказов и журналистских произведений (не каждый плодовитый писатель обретает статус народного любимца), а просто-напросто оттого, что Диккенс подарил британцам Рождество — праздник, любимый с детства.

    Именно Диккенс, поддержанный своим великим современником принцем Альбертом, создал и популяризировал образы Рождества, которые кажутся нам сегодня очевидными: умиротворенное семейство, счастливо поедающее индейку возле разряженной елки, Скрудж, рождественский снегопад… А многие другие символы британского Рождества — открытки, венки, снег, салазки, падуб и омела — тоже пришли к нам из диккенсовской эпохи.

    пейдж анита

    Анита Пейдж

    Забытый праздник

    Рождество не всегда было таким любимым праздником. В начале XIX века рождественские традиции были подзабыты, и многие высказывали мнение о том, что праздник может просто исчезнуть. В своих письмах от 24 и 25 декабря первая леди английской литературы Джейн Остин лишь вскользь упоминает о Рождестве.

    «Меня пригласили на ужин, но я не хотела выходить из дома, так как шел дождик, но он прекратился, и я пошла. Ах, да, счастливого Рождества», — пишет она сестре Кассандре.

    Никаких тебе стенаний по поводу упущенного редкого шанса провести вечер с родными и близкими, теплых пожеланий и подарков в красно-белых коробках, вместо этого, о вездесущей британской погоде.

    В 14-й главе ее романа «Доводы рассудка» есть скромное упоминание о Рождестве: «В одном углу стоял стол, за которым щебечущие девчушки нарезали папиросную и золотую бумагу; а в другом поставец, заставленный подносами, ломился под тяжестью холодцов и пирогов, и там кутили буйные шалуны; вдобавок рождественский огонь ревел так, будто задался целью заглушить весь этот гомон». И хотя настроение сцены довольно веселое, никаких особенных разговоров, игр и традиций не описано.

    В Британии начала XIX века простые люди ходили на Рождество в церковь, готовили вкусный обед и занимались благотворительностью. Они украшали дома растением — колючим падубом и нежной омелой. Падуб напоминал им о персонаже английского фольклора — Короле Падубе, который борется с Королем Дубом. Каждому из них принадлежит половина года.

    Омела считалась символом жизни еще у друидов, которые срезали ее золотым серпом, собрав вместе людей, прошедших очистительные процедуры и исполнивших ритуальные танцы. Но все эти обычаи были скорее местными, деревенскими, связанными с суевериями и отголосками язычества. Занятых городских жителей красные ягоды падуба и благотворительность занимали мало.

    элизабет тейлор рождество

    Элизабет Тейлор

    Создание имиджа

    Первым внимание на подзабытый праздник обратил политический активист левого толка Ли Хант, который в своем журнале «Examiner» пытался нравоучительствовать богатым читателям насчет того, что хотя бы в Рождество бедным надо помогать, а детей отпускать домой на каникулы. Он первым понял объединяющую и очищающую для всего общества силу этого праздника и начал активно продвигать Рождество в густозаселенные дома городских жителей.

    Его деятельность имела кое-какой успех. А 21 декабря 1818 года в редакцию даже пришло письмо, подписанное «простая английская женщина». В нем «мать и жена» рассказывала о том, что говяжий фарш, падуб и омела готовы, а она от лица сына, отпущенного из школы, и бедных соседей, которым досталась теплая одежда, благодарит журнал за вдохновение и надеется, что нынешние тяжелые времена будут облагорожены примитивной и чистой простотой праздника рождения Христа.

    Несмотря на все эти усилия, к 1840 году рождественской недели у большинства британцев не было. Празднику посвящали всего один день. Остальные шесть дней рождественской недели, традиционно заполненные праздничными хлопотами, они все больше отдавали работе…

    портрет чарза дикенса

    И тут пришел Диккенс

    Будучи еще начинающим писателем, Чарльз Диккенс не постеснялся начать открыто заявлять о том, что писатель — это не просто посланник чистого искусства, воспевающий красоты жителей белых домов грязного города Лондона, а человек, на которого возложена важная общественная миссия — улучшать и облагораживать аудиторию, но не с помощью радикальных методов искоренения пороков, а путем эмоционального воздействия на человека и читателя. Именно это и должны были сделать задуманные им «Рождественские повести».

    В Рождестве Диккенс видел не только яркие образы язычества, когда в самые темные и холодные дни года люди совершали обряды, которые должны были вернуть им солнце, и не только празднование рождения младенца Христа с походом в церковь и праздничным ужином.

    Рождественский праздник был для писателя воплощением принципов, проповедью которых он рассчитывал добиться огромных результатов. А именно: что человек всегда должен помнить о ближних и жить не только ради себя, что главная награда человека — душевное спокойствие и любовь других людей.

    Сегодня кажется, что множество коренных британцев впитали эти принципы с молоком матери, но на самом деле все дело в невероятно популярных «Рождественских повестях» Диккенса. По задумке издателей, они должны были выходить ежегодно в дни Рождества и служить своеобразной проповедью, обращенной как к бедным, так и к богатым. Ведь богачей надо исправлять, смягчая им сердце, а беднякам — помогать, смягчая их участь.

    джина лоллобриджида

    Джина Лоллобриджида

    Скрудж, который украл рождество

    В 1843 году Диккенс выпустил свою самую известную «Рождественскую песнь в прозе», главный герой которой — Эбенезер Скрудж. Многим поколениям британцев и нам, россиянам, как по этой рождественской книге, так и по фильмам и мультфильмам знаком этот английский скупердяй. Его фамилия даже стала нарицательной и обозначает скупого и прижимистого нытика. Не зря известный во всем мире диснеевский Скрудж Макдак имеет диккенсовские корни, а вовсе не мольеровского «Скупого» или бальзаковского «Гобсека».

    Для замкнутого, как устрица, старика Эбенезера Скруджа Рождество — это всего лишь время подсчитывать долги и «время, когда становишься на год старше, но ни на час богаче». К тому же в Рождество клерки не работают, а платить им надо как за рабочий день. И вообще для него все это Рождество — досадная помеха в деятельности по наращиванию капитала. Скрудж с большим презрением относится к бедным и редко делает что-то доброе для других. Все считают его злобным и гадким стариком.

    И вот в канун Рождества со Скруджем приключается история. История эта так поражает Скруджа, что он резко меняется и становится всеобщим любимцем и благодетелем.

    Всего Диккенс написал пять рождественских повестей: «Рождественская песнь в прозе», «Колокола», «Сверчок за очагом», «Битва жизни», «Одержимый, или сделка с призраком», последняя из которых вышла в 1848 году. Именно эти рождественские книжки и создали Диккенсу репутацию «создателя» Рождества. Они не только помогали читателям становиться лучше и добрее, но и развлекали детей и взрослых по всей стране, превращая Рождество в поистине магическое и сказочное событие.

    А потом в 1841 году принц Альберт привез в Виндзор из Германии рождественскую елку — и вскоре вся страна последовала примеру королевской четы. А уже в 1843 году Генри Коль напечатал первый тираж рождественской открытки, положившей начало процветанию почтовых служб в праздничный период.

    Все сказки Диккенса множество раз экранизировались, ведь каждый уважающий себя актер до сих пор стремится попасть в телевизор к дружному семейству, собравшемуся на рождественский ужин.

    И когда у сияющей елки, заваленной открытками и подарками, вы будете произносить свои тосты, выпейте за светлую память Чарльза Диккенса — «изобретателя» Рождества. И помните, что главное в Рождество — это не сам подарок в дорогущей упаковке, а внимание и участие.

    дед мороз и снегурочка муравьева

    Подготовила Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Тольяттинская библиотечная корпорация», руководитель лит. клуба «Прикосновение»; e-mail:rossinskiye@gmail.com