Кровавый пикник на ночном берегу

За Федоровкой есть озеро, где летом любят отдыхать горожане: кто-то приходит с дач, расположенных по соседству, кто-то приезжает из жилых микрорайонов. Ориентиром служит магазин «Луговой», порой продлевающий «веселье» своей продукцией.

На берегу озера стояли три палатки: две – рядом, одна – ближе к лесополосе. В двух коротала ночь компания, в третьей – парочка. Между ними и произошел кровавый конфликт. Как это часто бывает, участники драки по-разному оценивают случившееся. Вот что рассказал один из потерпевших, Павел Лапаев:
– Нас было несколько человек: Эмиль Науширванов, Роман Улихин, Антон Язриков, Александр Феоктистов, Андрей Ярковой, Анастасия Батяйкина, Татьяна Золотова и Юлия Соколова. Возле озера на Федоровских лугах мы решили отметить день рождения Улихина, прибыли туда с ночевкой, поставив две палатки. Большинство из нас алкоголь не употребляет, в том числе я.

Примерно в два часа ночи, когда все легли спать, я с Эмилем пошел к озеру. Там мы стояли, разговаривали, бросали камешки в воду. В 20 метрах от нас стояла палатка. Вдруг мы услышали, как по тропинке кто-то идет к нам и светит фонариком в глаза. Это были незнакомые парень и девушка.

Парень сразу же начал предъявлять претензии по поводу того, что мы якобы им мешаем. Поскольку он был с девушкой, я решил не конфликтовать, сказал, что мы не будем им мешать. Но парень не успокоился, наоборот, начал оскорблять. Словесная перепалка с Эмилем закончилась тем, что Науширванов оттолкнул парня, шагнувшего к нему. Тогда тот вытащил нож и несколько раз ударил Эмиля. Я инстинктивно оттолкнул Эмиля, схватившись правой рукой за лезвие. Стал вырывать нож, сильно порезав ладонь.

Мы начали бороться, упали на землю. Я оказался сверху противника, тогда парень, это был Агаев, ударил меня ножом в правое бедро. Я стал бить его, в этот момент подбежала девушка Агаева, Елена Ганаева. Я почувствовал, как лезвие ножа вскользь прошло по правой щеке, а затем по шее. Это Ганаева нанесла мне два скользящих удара.
Я вскочил, оттолкнул ее. Агаев сразу встал, навалился на  меня. Падая, я почувствовал резкую боль от ножа в спине. Потом Агаев укусил меня за лоб. Что было дальше, я не помню. Очнулся, когда друзья вынимали меня из воды, оказалось, что я лежал наполовину в озере.

Мне друзья потом рассказали, что когда я потерял сознание, к нам подбежал Андрей Ярковой, спавший в палатке, и попытался отобрать нож у нападавшего. Но Агаев и его порезал…
Потерпевшим повезло, что друзья быстро нашли машину и доставили их, истекающих кровью, в больницу. Будь по-другому – двое из троих могли бы и не выжить. У Науширванова – три колото-резаные раны с повреждением печени, у Яркового – тоже три колото-резаные раны, причем одна очень опасная. У Лапаева повреждения менее опасные, но отлеживался он долго.

На скамье подсудимых оказался 25-летний уроженец Баку Расим Агаев. Образование среднее, нигде не работал, холостой, но имеет четырехлетнего ребенка. Не раз привлекался к уголовной ответственности, в том числе за преступления, связанные с наркотиками, а в 2006 году получил срок «за открытое хищение чужого имущества с применением насилия к потерпевшему».

Отец подсудимого рассказал, что Расим около пяти лет занимался боксом, имеет первый разряд. Агаев-младший и сам кричал во время судебного заседания, что ему не нужен был нож, он и так бы мог свалить с ног противников.

Свою вину боксер признал частично, но надо отдать ему должное – про травму правой руки рассказал правдиво. О том, как пошел в лесополосу рубить дрова для костра и топором поранил указательный палец. Это было вечером.

Вообще, если сравнивать показания Агаева, то достаточно легко найти нестыковки и противоречия. То он вышел из палатки, решив дожарить шашлык, то возмутился шумом «конкурирующей» компании. То нож взял для резки мяса, то – для самообороны. То бросил свой нож сожительнице, то не видел, чтобы в руке Ганаевой было холодное оружие.

С места преступления, кстати, их увезли родственники. Агаев позвонил брату, и Фуад с отцом срочно приехали к озеру. В пути Расим якобы им рассказал, что на них напали шесть человек, и он был вынужден обороняться ножом.

Елена Ганаева тоже старалась не навредить своему сожителю, однако рассказала в суде, что у Расима был нож-бабочка, у нее – кухонный с черной рукояткой. В целом, суд критически отнесся к показаниям свидетелей защиты: отца и сожительницы обвиняемого. И еще было достоверно установлено, что до начала конфликта Агаев имел заранее приготовленный нож. Подсудимый это признал, но не нашел убедительных объяснений, в чем заключалась необходимость носить с собой нож.

Семь лет и один месяц лишения свободы – такой приговор вынес суд. Режим колонии, разумеется, строгий. Кроме того, в счет компенсации морального вреда с него будет взысканы в пользу двух потерпевших 142 тысячи  рублей. А вещественные доказательства – два кухонных ножа и «бабочка» – надлежит  уничтожить.

Не исключено, что Агаев обжалует вынесенный приговор. Вообще, вел он себя в процессе достаточно агрессивно и даже обзывал потерпевших. Судья был вынужден ему сделать замечание…

матая трава и кровь

Фото: londonru.com

Сергей Русов, газета “Вольный город”

Комментарий
Старший помощник прокурора Комсомольского района Александра Головина, поддерживавшая в суде государственное обвинение:
– Вполне возможно, что криминальная история, случившаяся на берегу озера, станет предметом нового расследования. Когда приговор вступит в законную силу, будет проведена проверка действий Елены Ганаевой. Если в ее действиях выявится состав преступления, то будет возбуждено уголовное дело.

фото: из открытых источников