Крещение Господне: Главное событие этого дня – крестный ход на Иордань

    19 января – Водокрещи.

    На сей день по месяцеслову нам полагаются крещенские морозы. Так на Руси, говорят, искони было. А нынче сбои стали случаться. Так что нередко месяцесловские приметы стали исполняться по «принципу»: «Бабушка надвое сказала» – ну то бишь, может, будут, а может, нет.

    Главное событие этого дня – крестный ход на Иордань, будь это река, озеро, запруда или колодец. Святой Дух отнюдь не спесив, он на любой водоисточник в этот день нисходит, только к Нему с молитвенной просьбой об этом надо обратиться. Но отнюдь не каждому это дано – только священнослужителям. Именно по их молитве вода в этом источнике святую силу приобретает. Это нынче, слава Богу, святой водицей при желании легко обзавестись. А вот в советское время с этим сложно было. Помню, с каким нетерпением моя бабаня незабвенная Матрена Емельяновна ожидала с оказией из Самары, тогдашнего Куйбышева, от любимой невестушки Татьяны пузыречек со святой водицей. Зело блюла посудинку с этой водицей бабаня на киоте, но расходилась она все же быстро. Заболел, скажем, внучек Толенька, ну как есть весь рассопливился – носик и горлышко ему с молитовкой этой водичкой помазали, глядишь, и прошло. А намедни животом его прихватило («Никак, съел чего-то!») – опять его святой водичкой пользовать пришлось.

    Или телушечке-полуторнице занедужилось. Квелая-квелая стоит на дворе-то. О-хо-хо-хо, жалко «лекарю»-то такое бесценное лекарствие-то, а куда деваться-то? Старую корову Лысенку вон порешать хотят, а этой, Авторьке-то (во вторник родилась), кормилицей всей семьи предстоит быть. Спрыснула ее с молитовкой да еще для верности и перед образами истово помолилась – вот телушке и полегчало. Теперь, сказывают (я сказывал-то, со двора вернувшись!), сенцо-то вон как ухмыстывает! Так вот она и расходилась, святая водица-то. Вон чу-уть на донышке осталось, а до Крещенья-то еще полгода…

    В моем родном селе иорданью служила большая запруда в глубоченном овраге, что рассекает нижнюю половину Аскул. Поверх этой запруды на берегу оврага стояла часовенка, выстроенная здесь в конце девятнадцатого века в честь и ознаменование явления Казанской иконы Божией Матери около этого источника (эта икона, сохраненная нашей односельчанкой тетей Нюрой Степановой, ныне снова обрела свое законное место во вновь построенной церкви нашей).

    Ох, уж эти мужики (аскульские – в том числе)! Бабеночки нашенские не решались на это (а, поди, хотелось!) – холодно! Да и срамотно им так вот оголтело, ну то бишь нагишом при всем честном народе в воду-то, хоть и в святую сигать (это вон ныне в этом никакой оголтелости не усматривается). Ну а мужикам – все нипочем: разоблачатся до нижних штанов – и бултых в прорубь! Ну а как выскочат, тулуп на плечи, в возок и наметом, наметом домой! А там уже на празднично накрытом столе (пока старшие молились, сношеньки да доченьки уже подсуетились) прельстительно восстоит и аж серебром отливает четверть архипрельстительного напитка (четверть двенадцатилитрового ведра – тогдашняя стандартная мера водки). Бутыль-то не абы какой, а очищенной водочки-то (в советское время на этикетках ее «Особой» именовали). Наши деды по таким случаям не мелочились. Но это именно «по случаю», а не когда на ум взбрело!

    Приметы крещенские:

    «Ясная и холодная погода – к засушливому лету; пасмурная и снежная – к обильному урожаю».

    «На Богоявленье день теплый – хлеб будет темный (то есть густой)».

    «В Крещенье на полдень синие облака – к урожаю».

    «Звездистая ночь на Богоявленье – урожай на горох и ягоды».

    Читаешь в месяцеслове Даля эти приметы – и сердце сжимается от любви и жалости к своим многострадальным предкам-селянам: как хотелось им себя обнадежить и поверить (хотя бы поверить) в свое лучшее бытие будущее!

    Начиная со Святок и до самой Масленицы пошла горячая пора – сваточно-свадебная.

    После Крещения начинались смотрины, а там, глядишь, «пирком да за свадебку». Издревле, еще с языческих времен, эта пора свадебная на Руси. Ну не резон ли для этого? Страда позади – когда еще, как не сейчас, от души погулять, повеселиться по поводу зарождения новых семей!

    А к осени (ежели, конечно, молодые хорошо постараются) родители их в новое качество произведутся: дедами да бабушками станут. Некоторые бабеночки вон не больно-то шибко радуются такому званию. А мужикам (по себе знаю), как дедом его, бывало, прилюдно поименуют, у него будто погоны полковничьи на плечах появляются, а из спины чуть ли не ангельские крылышки произрастать начинают! Так что я от всего сердца желаю моим молодым землякам и землячкам стать дедами и бабушками.

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

    мужчина совершает обряд омовения в купели на Крещение