Ковипофигисты: Очевидна простая вещь

    макси защитные не столе

    C появлением инфекции нового типа в русском языке появились новые названия. Еще год назад мы не измеряли сатурацию, не уходили в локдаун, не учились и не работали на дистанционке и уж точно не зумились. Причем вышеназванным словам трудно подобрать русские синонимы — их просто нет.

    Подписчики газеты «Площадь Свободы» звонят и жалуются, что в последнее время на страницах издания мы злоупотребляем словом «онлайн». Ну а как, подскажите, его заменить? Словами «здесь», «сейчас», «на месте»? Подходит, но все-таки не точно.

    Вместе с пандемией мы стали свидетелями рождения новых явлений, а вместе с ними и засилья новых слов. Например, как отдельный класс выделились люди, которые получили опять-таки новое название «ковид-диссидентов» (некоторые называют их ковигисты или ковипофигисты). От всех прочих этот класс отличается полным отрицанием вируса и считает неправильным соблюдение норм и правил безопасности.

    Логика ковид-диссидентов такая: «Нет на самом деле никакого вируса. Его «запустили» для того, чтобы отвлечь людей от того, что происходит в мире. Поэтому глупо поддерживать всеобщую панику, надевая маску и сидя дома. В мире есть болезни и пострашнее, но никто не сидит дома из-за них». Слова не придуманы автором — так корреспонденту газеты «Площадь Свободы» объясняет сторонница диссидентского течения, которая не хочет и слышать о первой/второй волне пандемии, принципиально не носит маски, перчатки и так далее.

    По данным ВШЭ, почти 33% россиян — ковид-диссиденты, отвергающие существование вируса. Из тех, кого опрашивали специалисты, около 23% полагают, что вирус — это вообще выдумка.
    Всемирное чипирование, заговоры неких «организаций», пагубное влияние 5G-вышек — каких только теорий не строят ковид-отрицатели. Несмотря на то, что звучит это довольно забавно, диссидентство опасно. Многие из тех, кто ранее отрицали вирус, внезапно превращаются в пациентов ковид-госпиталей. И хорошо, если пациентов. Все больше случаев, когда люди, отрицавшие сам факт существования вируса, столкнувшись с болезнью, проиграли в борьбе. Проиграли собственную жизнь.

    Дмитрий Стужук, популярный фитнес-блогер, который отрицал существование пандемии коронавируса, заразился COVID-19 во время поездки с семьей в Турцию и скончался от осложнений болезни.

    В разговоре с авторитетным изданием предприниматель, который производил творожные сырки «Б. Ю. Александров», врач по образованию Борис Александров раскритиковал паникеров и назвал новый коронавирус источником для зарабатывания денег. «Это полная ерунда. Это бабки, которые Китай сделает, обманув весь мир. Новые вирусы возникают каждый день», — заметил Александров. Но в конце ноября стало известно о его скоропостижной смерти от нового вируса.

    Протоиерей Дмитрий Смирнов весной призывал власти не закрывать храмы из-за пандемии коронавируса. Но в итоге сам переболел этой заразой еще в конце весны. Летом состояние Смирнова стабилизировалось, он проходил реабилитацию. Но 29 сентября его госпитализировали в тяжелом состоянии из-за обострения хронической болезни, которое могло случиться на фоне перенесенного COVID-19. 21 октября священнослужитель скончался на 70-м году жизни.

    Список можно продолжить. Очевидна простая вещь: если человек отрицает сам факт наличия вируса, это не значит, что он не сможет заразиться. SARS-CoV-2 обнаружил себя как вирус, который действует беспощадно: он не разбирает возраста, принципов, а тем более статуса людей. Контагиозность вируса настолько высокая, что есть риск заразиться везде, даже если дотронуться до дверной ручки рабочего кабинета или собственного дома. Вот почему здравомыслящим людям становится все тревожнее: статистика растет, в стране что ни день фиксируются очередные печальные рекорды.

    На этом фоне хочется напомнить, как короток путь из диссидентов в пациенты. И вновь призвать быть людей осторожнее, особенно сейчас, когда впереди новый год и так хочется оставить старый позади. Со всеми его проблемами.

    Юлия Дроглева, газета «Площадь Свободы»