Корявое искусство

    Сергей Обухов, творя скульптуры из корней и веток, лишь помогает подчеркнуть красоту, созданную природой.

    Всем в современном мире знакомо слово «хобби» — увлечение, которым человек занимается в свободное время. Нечто вторичное, дополнительное. Но так бывает не всегда. Конечно, хорошо, когда человек идет работать по призванию, куда его зовет душа. Но такое бывает, к сожалению, не так часто, как хотелось бы. Иногда профессия выбирает человека. Так случилось и в жизни нашего героя Сергея Обухова.

    Сергей Обухов 23 года проработал на ВАЗе в пресс-центре СКП (сборочно-кузовое производство), до этого работал киномехаником, художником-оформителем в родном Красноярском крае. Но главным делом в своей жизни он считает другое — работу с деревом. Причем не только в привычном нам смысле.

    Уже много лет наш герой увлекается корнепластикой — удивительным видом декоративно-прикладного искусства, при котором будущее изделие творится «в содружестве с природой». Именно так, кстати, называется выставка его работ, прошедшая недавно. Стараниями Сергея Кимовича красота создается из того, что можно найти буквально под ногами! Сучья, коренья и прочее, на что большинство из нас во время прогулки по лесу и внимания-то не обратит. А Сергей Обухов не просто заметит причудливый изгиб палки, но и, как настоящий творец, домыслит, а затем и доработает то, что природа недоработала или не пожелала вылепить. Так родились на свет гордый пудель Артемон, верный друг сказочной Мальвины, вольный сайгак, лань и даже композиция «Древний мир» с динозаврами и птеродактилями, которые, кажется, вот-вот кинутся друг на друга и снова вступят в схватку, которую вели миллионы лет назад. Есть в коллекции у Сергея Кимовича даже фигура Христа Спасителя из корешка — миниатюрная копия знаменитой статуи в Рио-де-Жанейро с распростертыми руками, готовыми обнять и защитить весь мир. А рядом с ними немного забавный генералиссимус с трубкой, напоминающий одного небезызвестного нам всем исторического персонажа. Биография этого «генералиссимуса» началась в деревне в Красноярском крае, где он был палкой, которой придерживали сено, когда надо было его куда-то отвезти. И может быть, там же он и оставался бы, если бы его не увидел Сергей Обухов и не разглядел в палке «вождя народов».
    Мы встретились с автором этих удивительных фигур в ДКИТе, где 13 июля открылась выставка его работ, и он согласился ответить на несколько вопросов.

    — Когда вы начали работать с деревом? Учил ли кто-то вас?

    — Мои родители понемногу рисовали. Я в 8-м классе занимался в Доме пионеров, но там учили рисованию, а не дереву. С деревом я учился работать сам. Одно время вырезал гладиаторские мечи — после того, как посмотрел фильм «Спартак».

    — Вы увлекались этим с детства, закончили начальный курс Московского заочного университета искусств им. Надежды Крупской. Почему же вы все-таки не сделали искусство своей основной профессией и работали на ВАЗе?

    — Я планировал учиться на художника, но отговорил отец. Он работал механиком по ремонту киноаппаратуры и уговорил меня пойти в Ленинградский институт кинематографии. Потому что я к тому времени сдал на вторую категорию киномеханика. Но поступить туда я не смог — не хватило двух баллов на экзамене. Вернулся, стал работать, осенью призвали в армию. Теперь понимаю, что, может быть, надо было после армии идти на художника, но тогда поступил в политехнический институт. К тому времени женился, надо было содержать семью — пошел работать. В 90-м году приехал в Тольятти, работал на ВАЗе в СКП. Оформлял плакаты, стенды. Когда коммунистическая партия ушла со сцены, пресс-центры заглохли понемногу. Я перевелся в спортивный комплекс «СЛОН», где проработал 13 лет (по 2006 год). Когда завод стал отказываться от «непрофильных активов», «СЛОН» перешел муниципалитету, я вернулся на завод, в ремонтно-строительный цех, где проработал до пенсии.

    — Когда вы стали заниматься именно корнепластикой?

    — Уже давно. Когда я жил в «ссылке Ильича» — поселке Шушинском, познакомился с художником-любителем, который ходил по лесу, собирал сучья и делал из них поделки. В основном вазы. И я увидел, что можно делать и из такого материала.

    — Влияет ли порода дерева на будущее изделие или все зависит от формы, потрясающей ваше воображение?

    — Нет, порода дерева абсолютно не влияет. У меня есть поделки даже из гнилушек. Например, есть на моей выставке абстрактная фигура «Движение». Это была гнилушка. Я ее обработал, чтобы не портилась, и она уже 25 лет хранится.

    — Вы сначала продумываете образ будущего изделия и ищите подходящий материал или находите материал и видите, что можно было бы из него сделать?

    — В основном нахожу и вижу, на что это похоже. Бывает, подобрал, думаешь сделать что-то одно, а потом в процессе работы выявляется другой образ. Чаще всего я почти ничего не меняю. Вот, например «Белый журавль». Это сучок, как он был, только ноги я ему чуть подогнул. Или вот композиция из фильма «Путешествие Синдбада». Битва циклопа с драконом. Циклоп — это корень, каким он и был. Дракона пришлось искать, чтобы вышла полная композиция. Но его я тоже мало изменил, только голову подогнал и хребет красноватый. Но таких, где приходилось что-то менять, гораздо меньше. «Генералиссимуса» я привез из Красноярского края, где родился. Ему, наверное, столько же лет, сколько и мне.

    — У вас на выставке есть экспонаты на разные темы. И животные, и история, и мифология. А какая тема вам больше по душе?

    — Попадаются больше животные. Но именно попадаются. Но я добиваюсь, чтобы было похоже и фигура обозначала самое себя.

    — А кто-то еще в вашей семье ваше хобби продолжил?

    — К сожалению, нет. Сын больше к технике склоняется, а дочь вяжет кружева, немного рисует. Закончила ТГУ на экономическом. А жаль, таких специалистов сейчас достаточно.

    — Есть ли какой-то девиз в вашей работе?

    — Показать красоту, которая сотворена природой. Бог сотворил законы природы, они работают и создают то, что вы видите.

    — Как вы считаете, нужно ли давать детям навыки работы с деревом?

    — Да, конечно. Но есть одна сложность. Когда обучаешь резьбе по дереву, все получают одинаковое задание, а в корнепластике надо каждому какой-то корешок найти. Эту работу можно сравнить с работой актеров. Может присутствовать небольшая аудитория. 30 человек обучать этому будет сложно.

    — Выставка в ДКИТе первая для вас? И планируете ли вы делать еще?

    — По корнепластике первая. До этого были другие, т.к. занимался живописью, делал фигурки из гипса. Две районные выставки живописи и гипсовых скульптур в поселке Диксон Красноярского края, три выставки в Ангарске, когда работал в научно-исследовательском институте нефтехимии в отделе промышленной эстетики.
    А насчет других выставок — если кто-то согласится, то да.

    Напоследок Сергей Кимович вспомнил изречение великого художника Микеланджело: «Искусство ревниво. Оно требует, чтобы человек отдавался ему всецело».

    Сергей Обухов и его работы

    фото: Площадь Свободы

    Алина Науменко, «Площадь Свободы»