Концессия к нам мчится: Жители оплатят из своего кармана

    Тарифы ЖКХ россиянам не по карману, но они всё равно растут. А при заключении с монополистами договоров концессии будут увеличиваться не на 4-6% в год, а на более значительную величину. Что это за страшный зверь такой под названием «концессия», и кому она нужна, разбирался «Тольяттинский Навигатор».

    Не по карману

    Перед летними каникулами депутаты Госдумы рассмотрели важную инициативу относительно жилищно-коммунальной отрасли. Это снижение предельно допустимого уровня платежа от совокупного дохода семьи до 15%. Сейчас претендовать на получение субсидии по оплате коммунальных услуг могут те, чьи расходы на квартплату превышают 22% совокупного семейного дохода. Вопрос обсуждался на правительственном часе с главой Минтруда Максимом Топилиным. Не факт, что предложенное станет реальностью, однако выводы напрашиваются сами собой: чиновники признали, что квартплата в России стала неприподъёмной для многих соотечественников.

    По экспертным оценкам, за последние пять лет в среднем по стране счёт за ЖКХ увеличился как минимум вдвое. При этом каждый год тарифы индексируют, каждый год растёт задолженность населения, каждый год коммунальщики заявляют о недопустимом износе сетей. Тарифы повышаются, сети изнашиваются, долг растёт. Но ситуация не меняется. Зарыли головы в песок. В должниках — школы, детсады, обанкротившиеся предприятия. Среди должников-физлиц уже не пьяницы и бездельники, а те, кто потерял работу, сотрудники бюджетной сферы, пенсионеры. Ведь бывает и так, что пенсия — 9 тысяч, а квартплата — 5. Субсидия на ЖКУ спасает не всех. Кто уже задолжал, тому она не полагается. Хотя Верховный суд разъяснял: наличие долга не является причиной для отказа в начислении субсидии…

    Так или иначе, а россияне задолжали за коммунальные и жилищные услуги более 1,4 трлн рублей.

    100% — не предел

    Однако факт признания чиновниками того, что россиянам все труднее оплачивать коммуналку, совсем не означает, что рост тарифов будет остановлен. Как и не означает желания власть имущих взять на карандаш летнее выступление главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева, утверждавшего, что за большинство услуг ЖКХ мы и так уже переплачиваем более 100% их себестоимости.

    Между тем тарифы ЖКХ уже давно достигли мировых значений. И есть все основания полагать, что останавливаться на достигнутом наши чиновники не собираются. А может, они решили поставить мировой рекорд по уровню стоимости тепла, воды и газа для своего народа?

    Или как аппетит приходит во время еды, так и не унимается желание российских олигархов, оказавшихся в жилищно-коммунальной отрасли отнюдь не из желания навести в ней порядок, содрать с населения три шкуры за блага цивилизации, построенные в основном в советское время. Они успешно предпринимают то одни, то другие попытки, вот потому-то мы в последнее время всё чаще слышим о концессии, которая якобы неизбежно постигнет россиян, но исключительно ради их же блага. Вместе с новым словом чаще всего упоминаются термины «надежность теплоснабжения», «модернизация сетей», «улучшение качества услуги» и пр.

    Вперёд — в прошлое!

    Так что же нужно понимать под новым словом «концессия»? Это форма договора государственно-частного партнерства, при котором объекты государственной и муниципальной собственности передаются частному бизнесу в долгосрочную аренду на взаимовыгодных условиях. Взаимовыгодных — для власти и бизнеса. Население тут, как выясняется, ни при чём.

    Свежие примеры: вот построят мост через Климовку за государственные и частные деньги, а инвестор, которому дозволят вложиться в строительство, получит возможность класть в свой карман деньги за проезд по мосту. Деньги граждан, разумеется. Или отданные в концессию коммунальные сети. Получивший их подлатает, а деньги за это соберет с населения, с лихвой заложив в увеличившийся тариф все затраты.

    Таким образом, концессию можно поставить в один ряд с «кормлением», сформировавшимся в XII веке и существовавшим вплоть до реформ Петра I. Поскольку кормление — это вид пожалования, или дара от великих и удельных князей избранным лицам, чтобы те, назначенные вместо князя — наместники, содержались за счёт местного населения. Правда, кормление в 1555 году в результате земской реформы было заменено налогом. В общем, слово-то новое, а то, что за ним скрывается — крепко забытое старое. Только вот современный российский обыватель оказывается в явном проигрыше перед средневековым. Потому как первый и налогов кучу платит, да еще и ноша нео-кормления над ним висит.

    И кто инвестор?

    Несмотря на то, что первое в России муниципальное концессионное соглашение, заключенное в 2016 году, имеет цель строительства новой платной дороги в городском поселении Наро-Фоминск (Московская область), большую распространенность концессия получила в жилищно-коммунальной отрасли. Её лоббистом можно смело называть одного олигарха.

    Так, в 2016 году муниципальные теплосети в концессию передали Волгоград и Ижевск, аналогичная процедура постигла Саратов, Пермь, Тулу, Киров, Самару. Сроки, на которые были заключены концессионные соглашения, варьируются от 16 до 29 лет, а суммы ежегодных инвестиций — от 110 млн до 1 млрд рублей. Ну а стоимость коммунальных услуг увеличивается везде по-разному. Где-то тариф становится выше на все 20%, а где-то плата только за отопление увеличивается рублей на 200 в месяц. В общем, всё зависит от того, как местная власть договорится с олигархом.

    Суть же концессии на теплосетях заключается в следующем. Концессионер, которого в ПАО «Т Плюс» почему-то называют инвестором, модернизирует сети, снижает собственные издержки, вложив в это свои денежные средства, а затем возвращает их при помощи повышенного тарифа, действующего на обговоренный с администрацией срок. Понятно, чем более изношены сети, тем значительнее рост тарифов или же срок концессии.

    Не понятно другое, почему при этом инвестором называется ПАО «Т Плюс», а не жители города, которые оплатят из своего кармана все вложения ресурсной компании или, по сути, осуществят «кормление» дорогого олигарха? Ведь это за их счет переведут нагрузку отопления отдельных микрорайонов с котельных на ТЭЦ (потому что производить теплоэнергию на ТЭЦ дешевле, чем в котельных), поменяют старые трубы на новые, реконструируют тепловые пункты, наконец наладят техучет и выявят теплопотери. Также не понятно и то, почему сети в большинстве населённых пунктов оказались крайне изношенными, несмотря на то, что тарифы на коммунальные услуги росли и растут ежегодно и как раз с целью снижения издержек на их содержание и модернизацию?

    Да и потом, разве справедливо, что горожане должны оплачивать капремонт не своего личного, а муниципального имущества? Разве город исчерпал все возможности по обновлению сетей через федеральные программы на ремонт муниципального имущества? Или, может, городу так удобнее?

    За счёт народа

    В заключение хочется сказать, что концессия весьма напоминает технически грамотно настроенный процесс «стрижки баранов». Ведь такой способ налаживания коммунального хозяйства возник в 2005 году, когда был принят Федеральный закон «О концессионных соглашениях».

    Если сопоставить с этой датой информацию о том, что теплосети по всей стране капитально не ремонтировались лет 15, а то и больше, что деньги на эти цели не выделялись столько же времени, тогда становится ясно: концессия — механизм, запущенный сверху в начале «нулевых», чтобы без шума и пыли отремонтировать государственную собственность за счёт народа.

    Для этого надо всего-то ничего — создать на уровне закона комфортные условия для бизнеса. А остальное сделает время, точнее — коррозия металла. Вот и втирают людям чиновники и олигархи, что концессия есть неизбежность. А вопрос её одобрения, оказывается, лишь в согласовании финансовой модели с местной администрацией.

    Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор», № 28 (523), 5 августа 2019 года
    Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС 7-4315 от 21.03.07

    два рабочих на стройке