Комедия: В «Серебряной ложке» вообще все просто

С cеребряными ложками на крестины везет не всем. Ну так уж водится: у кого-то жемчуг мелок, у кого-то калибр пшена зашкаливает. С современной российской драматургией все те же проблемы: вот вроде бы и засветился, отметился в некоем театре, вот вроде бы появился в руках потенциально настроенных на отечественную комедию режиссеров, а ничего круче банальной пшенной каши, увы, не скулинарил. Видно, заботливая бабушка заокеанского драматурга Куни по первому зубику будущего классика в жанре «ха-ха» постучала в детстве серебряной ложечкой как надо. Стучали ли по зубику Ольге Степновой, доподлинно неизвестно. Таганрог и Харьков, Могилев и Новосибирск ее пьесы в своих театрах уже посмотрели, дошла очередь и до наших ценителей современной российской комедии. Впрочем, насчет ложечек и бабушек – это только мои, личные сомнения. Театр «Колесо» и его художественный руководитель Михаил Чумаченко за пьесу «Серебряная ложка» взялся.

Думский вопрос?

И премьера случилась. С аншлагом. И даже с одним актуальным политическим заявлением. В вольном пересказе: «Ты, дорогуша, как депутат. Отвечаешь вроде бы на все вопросы, но только не о том, о чем тебя спрашивают». В рамках затянувшейся истории с дележкой портфелей в городской думе эта незамысловатая реплика народной артистки Самарской области Ольги Самарцевой должна выглядеть замысловато.

Ставка режиссера-постановщика на двух народных – веский аргумент в пользу потенциально смешной комедии. И на сцене вместе с заслуженной артисткой России и народной артисткой Самарской области Ольгой Самарцевой играет еще один мэтр «Колеса» — народный артист России Виктор Дмитриев. Оба по сюжету – несостоявшиеся трупы. Эта некриминальная часть комедии (бабушка и директор «ушли в мир иной» по вине драматурга и собственной смертью) придумана с разной степенью комедийного садизма. Бабушке с садизмом повезло заметно круче: ее «труп» подвесили прямо в доме любимого и положительного по всем статьям увальня – внука (артист Андрей Бубнов). Повесили профессионально, в платяном шкафу на невесть откуда взявшуюся там… цепь. Новая невеста внука, упаковщица по месту работы (актриса Ольга Вольская), точно знает, как обращаться с всякими разными тушками, в том числе и с… бабушкиными. Да и сам внучок в оргии хранения своей любимой дуба давшей бабуси скромно поучаствовал. Тут против пьесы не попрешь.

Бабушка в шкафу

«Тушка» на цепи в ярком цветастом комби – классический привет любителям поиграть в прятки. С персонажем из провинции, неожиданно нагрянувшим в гости к внуку с баночками варенья и паричком в чемодане для развития этой незамысловатой сюжетной линии.

Второму трупу повезло немного меньше: лояльно настроенного к секс-меньшинствам и не по летам продвинутого директора научно-исследовательского института (артист Виктор Дмитриев) никуда не подвешивали. Чтобы полиция не заподозрила неладного, его банально отнесли с глаз долой в ванную комнату. И разумеется, в этой ванной супердиректор оказался одновременно с ядреной и цветастой провинциальной бабушкой Ольги Самарцевой. Туда ее тоже аккуратненько транспортировали после повешения в шкафу. И вот здесь-то, возможно, наш отечественный драматург упустил свой самый пикантный момент восхождения на писательский Олимп: эта детективная часть сюжета скромно провисла без личных отношений между покойниками. Целомудренные трупы вернулись в жизнь светлыми и чистыми. Как и положено после ванной.

Третий труп стал криминальной жертвой по всем российским законам: эффектного статного полицейского (артист Сергей Максимов) банально отправили на тот свет бутылкой по затылку. И у убиенного героя Сергея Максимова появилось время, чтобы до середины второго акта успеть ожить, полежать в тишине и просто подумать.

Женихи в комплекте

В «Серебряной ложке» вообще все просто. Проще не придумаешь. Хорошенькая бывшая жена со стройным станом Марины Филатовой. Неожиданно раскрывшаяся в ванном сюжете новая невеста Коли – библиотекарь по образованию и упаковщица тушек по совместительству. И два жениха разной степени скромности в комплекте. Укомплектован и директор института: сбежавшая было с долгоиграющим любовником статусная вдова так быстро возвращается в статус любящей жены, что несостоявшийся труп и вздрогнуть не успел.

Проще простого и музыкальные цитаты из советского далека, которые, по замыслу режиссера, наверное, мог бы, смеясь, подпеть накачанный «посеребренным» комедийным раствором зритель. Не подпел. «Наша служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна» – как-то почти стеснительно пели одни народные.

Комедия!

Наталья Харитонова , газета «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru

на сцене театра колесо комедия

фото: «Площадь Свободы»