Кого возвращали на Родину

В стране усиливается стремление к всестороннему познанию прошлого. Оттого в своих исторических экскурсах стараюсь касаться тем забытых, замалчиваемых, неугодных.

Такова, к примеру, послевоенная репатриация (возвращение) советских граждан на Родину. Во власти фашисткой Германии и ее союзников оказалось 10 181 356 советский людей, из них угнанных на немецкую каторгу – 5 622 336 мирных жителей и 4 559 000 пленных солдат и офицеров. Всего дожили до репатриации 5 675 544 человека: 2 016 480 – военные и 3 659 064 – гражданские лица. Смертность среди советских узников фашизма была огромной – до 40%, а в 1941 году – 60%.

Немало вернувшихся вскоре умерло от предельного истощения и заразных болезней, полученных в немецкой неволе. Всего больных оказалось 1 080 034 человека, из которых 34% нуждались в стационарном лечении. 70% хотели вернуться, 25% – колебались и 5% – невозвращенцы. Почему колебались?

Союзники не желали освобождать советских граждан, принудительно вербовали, запугивали репрессиями, которые якобы ждут их на Родине, распространяли слухи о голоде в СССР. С несогласными обращались хуже, чем с немецкими пленными: заставляли работать по 12 часов в сутки, плохо кормили, содержали в лагерях за колючей проволокой. Имели место случаи массовых отравлений и убийств. Управление лагерями отдавали в руки изменников, власовцев. Англо-американские спецслужбы развернули в лагерях настоящую охоту за умами.

В результате усилий советских органов к марту 1946 года от союзников было принято 2 352 686 человек. Спецгруппы НКВД и СМЕРШа проводили проверки репатриантов по выявлению власовцев, полицаев. Женщин с детьми, стариков практически немедленно отправляли по домам. Подозрительных лиц проверяли как полагается, не торопясь – до нескольких месяцев. Аресту и суду подлежали командный состав полиции, РОА, принимавшие участие в карательных акциях, добровольно сдавшиеся в плен, сотрудники гестапо, разведки. По закону они подлежали смертной казни, однако большинство отделывалось 6-летним спецпоселением. Активных участников ждали смертные приговоры или каторга, длительные сроки в тюрьмах и лагерях.

Из офицерского состава 53,6% было направлено в действующую армию, 32% – в штрафбаты, остальные увольнялись в запас. Всего с октября 1944 года по март 1946-го в войска направили 1 055 925 человек, многие из них получили награды за героические подвиги. После войны уже направляли в рабочие батальоны. Хотя, если честно, относились к репатриантам не как к обычным советским гражданам. По месту жительства отправили 2 183 122 репатрианта. С ними систематически проводили политическую и воспитательную работу.

Советский Союз, понесший огромные людские потери, был остро заинтересован в возвращении всех без исключения перемещенных лиц. А что они проходили фильтрацию – можно напомнить, что так же поступали и англичане, и американцы.

Борьба за возвращение советских людей проходила в обстановке противодействия англо-франко-американских властей, стремившихся создать новую эмиграцию. В марте 1946 года Черчилль произнес фултонскую речь, и Англия тут же заявила, что заканчивает репатриацию советских граждан. Началась холодная война.

Коллаборационистов – предателей, сотрудничавших с оккупантами, союзники обязаны, согласно договоренностям, возвращать в Союз помимо их воли. Среди них были идейные противники СССР; служившие немцам из корысти или чтобы выжить; насильно привлеченные; дезертиры; представители пятой колонны; белая военная эмиграция; националистические формирования. Немалое число составляли так называемые хиви – добровольные помощники. Позже появились власовцы.

На стороне вермахта воевали около 300 тысяч человек. Правда, при первых столкновениях с советскими войсками они или разбегались, или переходили к партизанам. Так, с июня по декабрь 1943 года с оружием перешло более 10 тысяч. После этого немцы решили использовать восточные формирования на Западном фронте, а около 6 тысяч разоружили как ненадежных.

Отдельно надо сказать об эмигрантских казачьих частях под командованием белогвардейских генералов Краснова, Туркула, Шкуро, толкнувших рядовых станичников к гибельному шагу. Гитлеровцы использовали их против партизан.

Идеологию белого казачества выразил поэт зарубежья Николай Туроверов:

Нам всё равно, в какой стране
Сметать народное восстанье,
И нет в других, как нет во мне
Ни жалости, ни состраданья.

Именно казаков союзники с особым рвением насильственно выдавали; даже тех, кого СССР и не требовал; и в то же время спрятали настоящих военных преступников.

При Хрущеве появится указ «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны», освободивший осужденных на 10 лет за совершенные в 1941-1945 годах преступления (измена, шпионаж, антисоветская агитация и другие); осужденным на срок свыше 10 лет срок сократили наполовину.

Вернулись предатели, полицаи и прочая нечисть… А потом ельцинский указ о повальной реабилитации и вовсе оправдал всех, кто боролся и выступал против советской власти, кто предавал Родину и совершал преступления…

Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти, член Союза российских писателей.
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 18 (1197) 11.05.18
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

колонные пленных солдат 1941 год