Когда сильно ждешь друга, стук собственного сердца легко принять за стук копыт его коня

Завершился сезон замечательного проекта «Тольяттиазота» «Химия слова».

Лекции, цикл которых прослушали тольяттинцы, были посвящены лучшим авторам и произведениям так называемого русского канона, установленного филологом Леонидом Клейном, наукам, таким как биология, лингвистика, нейрология, и, наконец, психологии, отношениям.

Последней из перечисленных тем и была посвящена завершающая лекция уже знакомого тольяттинцам психолога Александра Колмановского. Его специализация – семейные и родительско-детские отношения. В декабре он рассказывал о так называемых вертикальных отношениях «родители – дети», хотя лекцией его формат общения с залом вряд ли можно назвать. На этот раз организаторы уточнили: «лекция-консультация». И посвящена она была любовным отношениям.

Представьте себе столь массовую консультацию известного столичного психолога: зал был полон. Напомню, что в главном зрительном зале ДК «Тольяттиазот» 540 мест. Микрофона для вопросов не было специально. Александр Эдуардович просил задавать их прямо с места, причем не требовалось даже поднятия руки и представления. Собственно, происходящее в зале напоминало скорее равноправное общение, иногда переходящее в легкую дискуссию. Сидящие в зале без лишнего стеснения комментировали и уточняли сказанное психологом, охотно отвечали на его вопросы и даже спорили между собой.

Необычность этой лекции также придавала демонстрация на экране отрывков из художественных и мультипликационных фильмов, на героях которых объяснялись различные проявления и трудности отношений, названных на сей раз горизонтальными, то есть отношений между мужчиной и женщиной, состоящих в паре, семейной или пока еще нет.

Любовь… За тысячелетия человечество не получило точного и конкретного определения этого чувства, о котором написаны миллионы песен, стихов и романов. Получилось ли у Александра Колмановского дать его жаждущим ясности тольяттинцам за рекордные три с половиной часа лекции? Может быть.

Психолог внес необходимую ясность в понимание любви, изобразив на большом листе две рожицы: красную и синюю. Красная символизировала зрелую личность (с воспитанным с детства самопринятием), способную на настоящую, то есть безусловную любовь. Синяя – личность инфантильная, которой свойственны потребительские чувства, на безусловную любовь не способную по причине отсутствия как собственного самопринятия, так и безусловного принятия партнера.

Большинство из нас, конечно, синенькие. Наши взрослые чувства вырастают из взаимоотношений с родителями. Недолюбленные в детстве, мы ждем того, кто нас поймет, но сами понимать не стремимся. Результатом жажды встретить некоего идеального принца или принцессу становится, например, воспетая песенниками любовь с первого взгляда, разоблаченная Колмановским на примере мультфильма «Золушка». Остановив кадр с летящей в вальсе парой, Александр Эдуардович инициировал обсуждение природы чувств героев и перспективы их отношений:

– Принц не знает, кто она и откуда, какой у нее характер, прошлые любовные истории, как она ведет себя с теми, кто ее раздражает, и что думает о физическом наказании детей. Она привлекает его лишь красотой. Любовь с первого взгляда – чисто инфантильные чувства. А с ее стороны – еще более грустно: она знает, что он принц. Женщины всегда были менее защищены: материально, физически. Ее чувство вполне нормально, но не нужно его называть любовью…

Психолог предположил, что было бы, не охвати внезапно принца «болезненная наркотическая страсть», которую принято называть любовью:

– Они бы стали друзьями. Спустя достаточный срок такого несексуального общения могло бы выйти что-то настоящее. Настоящие прочные и перспективные отношения вырастают из дружбы и держатся на ее фундаменте. Если родители не дружат, у ребенка возникает сильная тревожность.

Подробно обсудили историю Татьяны Лариной и Евгения Онегина.

– «Ты чуть вошел, я вмиг узнала, вся обомлела, запылала и в мыслях молвила: вот он!» Восточная пословица гласит: «Когда сильно ждешь друга, стук собственного сердца легко принять за стук копыт его коня».

И Колмановский рассказал, что могло бы быть, если бы Татьяна, лучше узнав Онегина, не стала презирать «шута в чайльд-гарольдовом плаще», а приняла его, подарив поддержку и понимание. Увлекательное психологическое продолжение романа, импровизированное или, может быть, давно разработанное лектором, рассказанное залу с тонким юмором, подвело к следующему выводу:

– Ваш настоящий избранник, дорогие товарищи женщины, не тот, чьи достоинства вас восхитили, а тот, чьи слабости вас тронули…

Попав в такие условия, мужчина, по словам психолога, привыкнув к безопасности, напитавшись любовью, стал бы себя уже проявлять:

– Но сначала нужно его полюбить и принять.

– То есть изначально женщина более «налюбленная», ей есть чем делиться? Женщина должна начать первой, почему?

Это вопрос задал из зала молодой мужчина. Лектор ответил:

– Я боялся этого вопроса. Обычно его задают женщины. Да, мы все деформированы назидательностью наших родителей. «Пара, пара нас с тобой, косорылый да кривой». Тот, кто посохраннее, – за ним первый шаг. Это в большинстве случаев женщины. Выражение «сильный пол» – чисто мужской шовинизм. В нас сильнее только поперечно-полосатая мускулатура. Во всём остальном женщины сильнее, выносливее, сохраннее социально. Мужчины – более невротичные и запуганные существа.

У женщин, как пояснил Колмановский, в силу эволюционных причин более развита эмпатия – представление о чувствах окружающих:

– У самца есть возможность силового решения отношенческих проблем: убить или убежать. Самка сосредоточена на нюансах эмоционального состояния партнера…

Но что же делать человеку (неважно, женщине или мужчине), чтобы получить настоящую, то есть безусловную любовь? Чтобы получить, надо, как мы поняли, дать. А если нечего дать, то где это взять?!

– Надо поднять наше низкое самопринятие.

Корни этой проблемы – в детстве. Родительская назидательность приучила нас думать, что это мы плохие. Или родители. А на самом деле – плохо родителям, потому что они в детстве получили то же, что и мы. Такой вот порочный круг.

Разорвать его можно, перевернув вертикаль «родители – дети».

– В психологии это называется «усыновить родителя». Внутренне поменяться с ним статусом, общаться, дружить как бы сверху. Надо начать вкладываться в своих родителей, интересоваться активно их жизнью. И они уже не смогут быть по-прежнему назидательными. Через полгода наша психика сама станет воспринимать родителя как недолюбленного ребенка, какими мы все, собственно, и являемся…

– А если родителей уже нет? – последовал вопрос из зала.

– Надо делать то же самое, но виртуально. Это гораздо труднее, КПД ниже. Нужно вспоминать особо травматичные эпизоды, представляя себе: до чего же меня нужно было довести, чтобы я так поступил. Это называется реабилитацией образа родителя в сознании…

Лекцию пришлось всё-таки завершить, хоть и с обоюдным сожалением. Сколько ни говори о любви, жизни, чувствах – невозможно исчерпать тему. Но не стоит грустить о том, что закончились наши просветительские встречи.

Осенью «Тольяттиазот» запустит новый проект. Прощаясь до нового сезона, автор завершившихся «Литературного оркестра» и «Химии слова», заместитель генерального директора корпорации «Тольяттиазот» Юлия Петренко напомнила:

– Все прошедшие лекции есть на youtube!

Лекцию слушала
Надежда Бикулова, «Вольный город Тольятти», № 20 (1199) 25.05.18

за столом девушка и парень

Фото: brodude.ru