Когда мы всё продадим, то на что жить-то будем?

женщина торгует на остановке

Достаточно много вопросов на заседании местного парламента возникло при обсуждении предложенных мэрией поправок в программу приватизации, суть которых в увеличении списка объектов, подлежащих продаже. Первое, что не понравилось депутатам – желание чиновников избавиться от здания бывшего культурно-развлекательного центра «Пирамида» площадью 2,2 тысячи квадратных метров.

заброшенной здание бывшего развлекательного центра "Пирамида"

– Много раз депутаты подчеркивали значимость этого объекта, его удачное расположение, социальную направленность, – сказал Дмитрий Микель. – Кроме того, в свое время администрация города убеждала нас в необходимости реконструкции под филиал театра «Колесо», и даже серьезные средства выделены из бюджета на проектирование. Считаю, что необходимо провести отдельное совещание и определиться, как можно здание бывшей «Пирамиды» использовать в дальнейшем – в том числе как объект городского значения.

Еще два предлагаемых пункта подвергла критике Ольга Сотникова:

– К примеру, в списке есть здание на Мурысева, 52а, которое в данный момент арендуется и город получает деньги. Зачем его продавать? Или объект по адресу: Майский проезд, 64 (это 16-этажка ташкентской планировки в микрорайоне Жигулевское море, – прим. авт.), в котором предлагается приватизировать и продать весь нежилой первый этаж – 450 квадратных метров. Мы предлагали передать свободные площади учреждению здравоохранения, поскольку на этой территории есть потребность в улучшении медицинского обслуживания, однако администрация ничего не сделала в этом плане.

мама с ребенком на приеме у врача

Народная избранница заявила, что в таком виде поправки в программу приватизации принимать нельзя, поскольку город может более эффективно использовать свою недвижимость. Возразить ей попыталась руководитель мэрского департамента по управлению муниципальным имуществом Инна Сорокина:

– Для начала скажу, что цели программы приватизации: снизить бремя непрофильных активов с бюджета и получить дополнительные доходы. Теперь конкретно. Здание по Майскому проезду, 64 мы можем передать не конкретному медицинскому учреждению, а в собственность Самарской области, не получив при этом ни копейки в местный бюджет.

Еще один вариант – передать объект в аренду, однако ни одно медучреждение не обладает достаточным финансированием для того, чтобы оплачивать столь большие площади.

Что касается Мурысева, 52а, то здание находится в безвозмездном пользовании у федерации фехтования, и доходов от его использования мы не получаем.

занимаются девочки

Чиновница предложила рассматривать такие вопросы прежде всего с экономической точки зрения, что вызвало негодование некоторых депутатов.

– А куда вы собираетесь деть более сотни детей, которые в этом клубе фехтованием занимаются? – спросил Юрий Сачков. – Мы уже проходили подобную ситуацию в случае с центральным автовокзалом, когда экономический вопрос вышел на первый план, а в итоге пассажиры стоят на улице и мерзнут в ожидании автобуса…

– Некорректно сравнивать ситуацию на Мурысева, 52а с автовокзалом, который продавался как не готовое здание, – парировала Сорокина. – Что касается юных фехтовальщиков, то администрации есть где их разместить.

– Где же? Если в спорткомплексе на Певческом поле, то он до сих пор не сдан в эксплуатацию, и когда это произойдет – неизвестно.

– Такое помещение есть, – ответила Сорокина, но конкретный адрес почему-то не назвала.

Тут в беседу вступил депутат Владимир Краснов с интересным вопросом:

– Когда мы всё продадим, то на что жить-то будем?

– Будем жить на доходы, получаемые от арендной платы за землю!

Чиновница была решительна в своих ответах, однако на настрой парламентариев это не повлияло: когда дошло дело до голосования, обновленную программу приватизации поддержали лишь 14 из 27 присутствовавших депутатов – решение не принято, а значит, и по «Пирамиде» вопрос повис в воздухе.

Андрей Липов, «Вольный город Тольятти»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 46 (1379) 26.11.21