Каждый третий старшеклассник успел попробовать

«Наблюдающийся в последние годы значительный рост потребления наркотиков во всем мире – это, к сожалению, не временный феномен, – отмечала доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой уголовного права и криминологии института права ТГУ, член международной полицейской ассоциации г.о.Тольятти Татьяна Михайловна Клименко. – С этой проблемой связаны медицинский статус и ожидаемая продолжительность жизни существенных социальных групп, а также экономика и внутренняя политика многих стран. Сегодня в России каждый третий старшеклассник успел попробовать на себе действие наркотических веществ. Подростковая и юношеская наркомания в настоящее время перерастает в проблему национального бедствия. Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, представляют повышенную степень общественной опасности – наряду с тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Наркотики в молодежной среде распространяются подобно цепной реакции, тогда как осведомленность учителей и родителей по данному вопросу оставляет желать лучшего».

Неслучайно поэтому заседание круглого стола прошло в образовательном учреждении – в школе № 93, где кроме специалистов в области права, сотрудников правоохранительных органов, медиков, социальных работников и общественных организаций присутствовали учителя, старшеклассники и их родители. Внимание депутатов Тольяттинской городской думы из числа членов социальной комиссии также было приковано к тому, о чем шел разговор. А разговор шел о новых вызовах наркобизнеса в отношении несовершеннолетних, о нестыковках между различными ведомствами, призванными противодействовать распространению наркотиков и заниматься профилактикой правонарушений в этой сфере. Столь серьезный разговор на межведомственном уровне в нашем городе состоялся впервые, и дай бог ему продолжения на более высоких уровнях власти.

Отдельная благодарность выражается руководителю фонда «Общественное мнение» и международной полицейской ассоциации г.о. Тольятти Ринату Мансуровичу Магдееву.

Смерть на пороге

Инна Касомова, начальник отделения по делам несовершеннолетних отдела полиции № 21 УМВД России по г. Тольятти:
– Наш отдел полиции обслуживает старые кварталы Автозаводского района. На сегодняшний день на учете в наркологическом диспансере у нас состоят 17 несовершеннолетних с диагнозом «эпизодическое употребление наркотических веществ» и 1 несовершеннолетний с диагнозом «синдром зависимости». В 2013 году на учете в наркологии у нас было всего 4 ребенка. Видим бурный рост.

За 2014 год мы получили 22 сообщения из медицинских учреждений о поступлении к ним несовершеннолетних в состоянии отравления неизвестными наркотическими веществами. В большей степени это отравления курительными смесями и спайсами. За 2013-14 годы у нас зарегистрировано два факта смертельного исхода – после очередного употребления неустановленных веществ подростки спрыгнули с высоких этажей, оба из благополучных семей, живущие в материальном достатке, с родителями – бесконфликтно, досуг их был организован.

Наши трудности начинаются с общения с родителями. Большинство из них запрещают нам опрашивать ребенка с целью установления обстоятельств приобретения и употребления отравляющих веществ, его дружеских связей. В итоге мы все-таки выясняем, что дети узнают о спайсах и курительных смесях из интернета, где на отдельных сайтах выложена информация о том, как изготовить, где приобрести и как употребить. Мы третий год безуспешно бьемся над решением проблемы обязательного тестирования молодежи на предмет употребления наркотиков, курительных смесей и спайсов.

Отдельный вопрос – диагностика. Почти каждый день детям под разными заманчивыми названиями предлагаются новые виды наркотических веществ, а в городе нет ни одного аппарата, который в биологических анализах человека их бы обнаруживал. В итоге дети оказываются незаконно поставленными на учет как в полиции, так и в наркологическом диспансере. Мы видим, что они травятся, носят с собой подозрительные вещества, но это вещество до включения в специальный реестр остается неустановленным и ненаркотическим.

Сбытчик остается в тени

Владимир Ватолин, руководитель Управления ФСКН России Самарской области по г. Тольятти:
– В Башкортостане, в Татарстане во всю мощь введены такие сдерживающие факторы, как обязательное тестирование учащихся, объективное медицинское освидетельствование лиц, которые желают получить водительские права, оружие. Вплоть до объективного обследования лиц, которые устраиваются на работу. Любую! Этими требованиями в обществе, особенно в среде молодежи, достигается понимание, что после первого употребления наркотиков обратного пути не будет, этим можно перечеркнуть всю свою жизнь. Мы неоднократно выступали с подобными предложениями. В конце концов, в демократию можно доиграться.

Появление на рынке новых синтетических веществ, не включенных в реестр веществ, которые представляют опасность для здоровья человека, опережает появление новых приказов. На неокрепшие детские души через интернет идет пропаганда, что это не более чем витамины, обладающие легким психофизическим эффектом. Спрос огромен, предложение его превосходит. Вся проблема в том, что дети приобретают психотропные и наркотические вещества через интернет, не видя сбытчика. Поэтому наши попытки привлечь к ответу сбытчиков через интернет-ресурсы спайсов и курительных смесей пока большим успехом не увенчиваются. Хотя в 2014 году нам удалось привлечь к уголовной ответственности 13 человек.

Наркопреступники используют технические новшества и интеллект молодежи гораздо эффективнее, чем мы успеваем их контролировать. Молодых людей очень привлекают несопоставимые доходы, они даже не задумываются о том, что совершают преступление. Для них это бизнес с легким налетом романтики и криминала. Наркомания сегодня изрядно помолодела. Встраиваясь в сеть наркобизнеса как потребители, завтра они становятся участниками сбыта.

Не все концы в воду

Марат Ахметов, помощник прокурора Комсомольского района:
– В Комсомольском районе наблюдается рост случаев отравления подростками не уточненным веществом нейротропного действия (курительными смесями). В 2013 году их было 7. В 2014-м – уже 21 (два относятся к отравлению никотином). Это только поверхность айсберга, только те случаи, которые зарегистрированы в медицинских учреждениях.
Сбытчики психотропных и одурманивающих курительных смесей и миксов скрываются за безликими сайтами, на конкретных сбытчиков правоохранительным органам выйти трудно. Но есть путь закрытия таких сайтов. Прокуратура Комсомольского района в 2014 году направила в районный суд несколько исковых заявлений о признании содержащейся в информационно-коммуникационной сети Интернет информации, запрещенной к распространению на территории Российской Федерации. При достаточной доказательной базе такие иски, поддержанные Управлением Роскомнадзора по Самарской области, удовлетворяются. В интересах наших детей – более активное использование этой формы борьбы с незаконным оборотом наркотических средств.

Я хочу, чтобы родители подростков контролировали и записывали сайты, которые посещают их дети, и своевременно сообщали о подозрительных сайтах своему провайдеру для дальнейшего закрытия данных сайтов и установки контентной фильтрации. Такие сайты внимательному глазу определить не трудно.

Хочу напомнить родителям, что есть Федеральный закон № 436 от 29.12.2010 г. «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Часть 1 статьи 5 этого закона гласит, что к ней относится информация, «побуждающая детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и (или) здоровью, в том числе… способная вызвать у детей желание употребить наркотические средства, психотропные и (или) одурманивающие вещества, табачные изделия, алкогольную или спиртосодержащую продукцию…, принять участие в азартных играх, заниматься проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством; обосновывающая или оправдывающая допустимость насилия и (или) жестокости, либо побуждающая осуществлять насильственные действия по отношению к людям или животным…»

Вне юридического поля

Сергей Михайлов, главный врач городского наркологического диспансера:
– Подчеркиваю: нужно вводить принудительное лечение от наркомании! Мы не можем принять пациента, если он не дает согласие на лечение, даже если его в диспансер привезли принудительно. У нас сегодня нет закона о наркологической помощи, мы руководствуемся приказами 1988 года о сроках нахождения пациента на диспансерном учете. Отсутствует нормативная база. Любой запрос прокуратуры противоречит врачебной тайне и защите персональных данных человека. Это очень важный момент юридического поля, наркологическая служба находится вне всякого юридического поля. У меня огромная просьба к судьям: когда выносится постановление о том, чтобы пациент прошел лечение у нарколога, обязательно указывать еще и реабилитацию, потому что 10 дней пребывания в диспансере – это ни о чем: только снятие интоксикации и физической зависимости. А психический аспект, патологическое влечение к наркотику остаются очень актуальными в течение 6 месяцев. Я уж не говорю о том, что «бывших» алкоголиков и наркоманов не бывает. Угроза возвращения к прежнему образу жизни всегда остается.

Вернуть уроки нравственности

Галина Четверова, заместитель директора школы № 93 по учебно-воспитательной работе:
– За годы перестройки общество потеряло духовные и нравственные ориентиры. Не знаем, что такое грех, в школах прекратилось обучение этике семейных отношений. У сегодняшних старшеклассников через год-два появятся свои дети, лет через семь они приведут их в нашу же школу. А в школе по-прежнему ни учебников, ни пособий, ни специалистов, которые могли бы грамотно донести до детей этику семейных отношений, понятия нравственности, духовности, добра. По-прежнему одни беседы. Надо на всех уровнях ставить вопрос о возвращении в школу уроков нравственности с утвержденными, прошедшими общественное обсуждение программами и учебниками.

Очень слабенький контрудар

Игорь Попов, военком г. о. Тольятти:
– Как я понял, взаимодействия между ведомствами, которые противодействуют незаконному обороту наркотиков и стараются оградить от него детей, сегодня нет. Не решены многие вопросы законодательного характера. Противник, выражаясь по-военному, гораздо более организованный, мобильный, технически оснащенный и финансово подкрепленный. Мы же бьем по хвостам, констатируем факты и… опаздываем. Профилактические беседы – очень слабенький контрудар против мощной организации, которая использует сетевой маркетинг и наступает на наших детей. Мы должны сформулировать свои предложения и на основе их создать единый документ, содержащий законодательные и иные инициативы.

О прорехах в законодательстве

Татьяна Клименко, доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой уголовного права и криминологии института права ТГУ, член международной полицейской ассоциации г.о.Тольятти:
– Как ученый и практик, который занимается данной проблематикой более 20 лет, хочу ознакомить общественность с предложениями, которые находят отклик в среде моих коллег.
Учитывая повышенную степень общественной опасности наркомании и связанного с ней незаконного оборота наркотических средств, считаю, что в первую очередь нужно криминализировать немедицинское потребление наркотиков (Для сведения. Последний раз данное деяние было переведено из разряда преступлений в разряд правонарушений в 1991 году. Что мы получили? Если до 1991 года в Советском Союзе (!) было порядка 2,5 тыс. наркозависимых лиц, то после 1991 года, когда была отменена уголовная ответственность за немедицинское потребление наркотиков, число наркозависимых выросло в разы. В настоящее время даже директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков признает, что официально в России (!) более 8 млн наркозависимых. Мы знаем, что реальное их число значительно больше).

Многие ученые, и я в их числе, отмечают, что если наркозависимому лицу не будет оказываться адекватная бесплатная медицинская помощь, включающая реабилитацию, назначать наказание в виде лишения свободы не только нецелесообразно, но и преступно. Каждому наркозависимому лицу обязательно должна быть предложена бесплатная медицинская помощь по избавлению от наркотической зависимости и дальнейшая реабилитация. Для этого должны быть созданы условия. Если человек отказывается, то ему должно назначаться наказание в виде исправительных либо обязательных (есть такой вид наказания) работ с обязательным прохождением лечения от наркотической зависимости.

Для того чтобы снизить немедицинское потребление наркотических веществ, необходимо на государственном уровне заблокировать сайты, распространяющие информацию о приготовлении и предложении наркотических средств.

Основной акцент делать на предупреждение и профилактику наркомании. Для этого нужно расширить полномочия правоохранительных органов по изоляции лиц, которые занимаются незаконным сбытом наркотиков и вовлечением в преступную деятельность.

С 5 декабря 2013 года президент России утвердил тестирование учащихся на предмет немедицинского потребления наркотиков. Тестирование добровольное. Что мы видим? Больше всех возмущаются родители, которые боятся узнать, что их ребенка привлекут к ответственности, поставят на учет. Так нужно проводить такую работу с родителями, в том числе через средства массовой информации, чтобы было понятно: тестирование учащихся направлено не на репрессии, а на защиту детей от посягательств на их здоровье, на их жизнь, на здоровье их еще не рожденных детей. Потому что немедицинское потребление наркотических средств и связанный с ним незаконный оборот наркотиков представляет опасность не только для потребителя, но и для его будущего потомства вплоть до пятого поколения.

Мне пришлось анализировать комплексные программы по противодействию незаконному обороту наркотиков и их потреблению в ряде субъектов Российской Федерации. Все предупреждение и профилактика наркомании сводятся к проведению спортивных мероприятий, к лозунгам, к беседам. В то же время телеэкран преподносит не соответствующие действительности примеры того, как герои телесериалов без труда бросают наркотики, создают семьи, рожают здоровых детей. В то же время в школах исключен общественно полезный труд, уборка кабинетов, в детских садах цветы поливают только нянечки или воспитатели. Дети отвыкают трудиться. Почему нельзя максимально занять их общественно полезным трудом?! Ведь в арсенале педагогов есть прекрасный опыт Антона Семеновича Макаренко, который посредством труда корректировал поведение даже малолетних преступников. Я убеждена: если мы предоставим подросткам возможность трудиться и зарабатывать деньги на карманные расходы, если они смогут бесплатно заниматься в кружках и спортивных секциях, мы их у криминала отнимем.

И в продолжение темы. Современные вызовы наркобизнеса – это вовлечение в незаконный оборот наркотических средств несовершеннолетних, то есть лиц, не достигших возраста уголовной ответственности. Именно подростки, желая заработать, разносят, сами того не подозревая, по подъездам и разным тайникам спайсы. Причем акцент делается на детях из социально благополучных семей, родители которых боятся огласки, заняты на муниципальной или государственной службе. Это делается для того, чтобы путем шантажа родителей наркопреступники могли избегать уголовной ответственности. Чтобы пресечь эти действия, нужно разъяснять, что в Уголовном кодексе РФ есть статья 33, содержащая понятие о видах соучастия в преступлении. К соучастникам относятся исполнители, которые бывают двух видов: непосредственный (лицо, которое совершает преступление) и опосредованный (вовлекающий в совершение преступления лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности). Если подросткам и их родителям доходчиво разъяснить, что такой вид подработок ставит крест на здоровье и будущей карьере несовершеннолетнего, то появится больше возможностей для выявления лиц, вовлекающих детей в преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

И последнее. Суровость наказания всегда является сдерживающим фактором. В уголовном праве есть термин «приобщение к немедицинскому употреблению наркотиков». Так вот, за вовлечение в немедицинское потребление и незаконный оборот наркотиков нужно установить максимально суровые виды наказания вплоть до смертной казни, как это предусматривает законодательство ряда зарубежных стран и некоторых американских штатов. В России де-юре смертная казнь как вид уголовной ответственности указана в статье 44 Уголовного кодекса, но почему-то судам применять ее не рекомендовано.

Не то сами себя съедим, уничтожим

Александр Родионов, директор школы № 93, председатель постоянной комиссии Тольяттинской городской думы по социальной политике:

– То, что мы имеем, – результат того, что во главу угла в нашем обществе поставлены деньги как источник земного блага. То, что сегодня культивируется в обществе, – преступно. Детей ограждают от общественно-полезного труда, погружают в атмосферу потребительства и тешат только развлекательными мероприятиями, они отстранены от участия в общественно-полезных процессах, обучение сведено к абстрактной передаче знаний. Школьная программа не предусматривает создания руками и интеллектом детей какого-то полезного продукта. Семейные ценности сводятся к тому, чтобы в лучшем случае накормить, обуть и одеть ребенка, отправить его в школу и ждать, когда она сформирует идеального человека. Это большая трагедия нашего общества. Приложу все усилия к тому, чтобы интеллект молодежи использовался не в криминале, а на благо общества, чтобы все, что сказано на заседании сегодняшнего круглого стола, было осмыслено на уровне думы г.о.Тольятти и были сформированы законодательные предложения в Самарскую губернскую и Государственную думы.

подросток в зеленой кофте

фото: ostrana.ru

информационно-рекламная газета «Город на Волге»

фото: из открытых источников