Кардиохирург Валерий Рудуш: «Я взял в руку сердце и стал сжимать»

В кардиоцентр я пришел с одной-единственной целью – узнать, как доктор Рудуш во время операции спас мужчину, у которого не хотело «заводиться» сердце.

Валерий Эдгардович – человек в Тольятти и за его пределами известный: заведующий сердечно-сосудистым отделением баныкинской больницы, доктор медицинских наук, депутат городской думы. А самое главное – хирург, оперирующий на открытом сердце.

– Валерий Эдгардович, ситуация с тем мужчиной была безнадежная?

– Не совсем. Во время такой операции мы останавливаем сердце больного, подключая систему искусственного кровообращения. Вшили ему в сосуды четыре шунта, стали запускать сердце, а оно не работает. Пришлось вручную качать, 40 минут гнали кровь.

– Вручную – это как?

– Я взял в руку сердце и стал сжимать. По нашим реанимационным канонам это делается максимум полчаса. Я качал 40 минут, и сердце всё-таки заработало.

– Значит, на свете бывают чудеса?

– Ну, так громко…

– А кто в вашем отделении делает операции на открытом сердце?

– В прошлом году был еще один хирург, но он уехал работать в кардиоцентр Ярославля. Так что все 80 операций в этом году сделал я. С ассистентами, конечно. В девяностых у меня был похожий случай: привезли мужчину с ножевым ранением, мы прооперировали, зашили рану, а сердце взяло и остановилось. Тогда я качал, то есть сжимал сердечную мышцу, полтора часа. Никто не верил, что получится, а я всё равно качал.

– Почему?

– Интуиция. Кроме того, была еле заметная ответная реакция сердца. Я решил до последнего качать. Зрачки узкие? Узкие! Давление пробивает? Пробивает! Работаем!

– И что в итоге?

– Мужчина через неделю практически здоровый сам, на своих ногах, ушел из больницы.

– В таких неординарных случаях пациентам говорят о том, что их практически вытащили с того света?

– Говорим, но без особых подробностей. Главное ведь что: спасли человека, а всё остальное второстепенно.

– Бытует мнение, что нынешний кризис особенно больно ударил по медицине. На ваш взгляд, когда было труднее: в девяностые или потом?

– Вы кинофильм «Аритмия» смотрели? Вышел в этом году. Нет? Советую посмотреть, потому что в нем отражена наша медицинская действительность, в частности по скорой помощи. Я смотрел, реалистичная картина. Согласен с коллегами, что надо при жизни ставить памятники врачам скорой помощи, которые в девяностые бесплатно лечили людей. Благодаря им еще что-то осталось от здравоохранения.

У нас начало рушиться в середине девяностых, и сосудистая хирургия выжила только благодаря платным пластическим операциям. Всё, что мы зарабатывали, шло не на зарплату, а на лекарства, шовный материал, протезы. Сотрудники это понимали и не просили прибавку к окладу. Мы продержались два самых трудных года, потом стало легче.

Сейчас несколько иная ситуация. Этот год был юбилейным для баныкинской больницы (55 лет) и для отделения сосудистой хирургии (25 лет). К нам в отделение пришли два молодых доктора: объем работы постоянно растет, нужны новые специалисты. В среднем за неделю мы делаем уже по 70 операций. Как-то семидневка выдалась напряженной, я потом посчитал операции, получилось 88!

– В год сколько выходит?

– В прошлом году было сделано 2800 операций, в этом – 3200. И цифра не окончательная, до боя кремлевских курантов еще есть время. Постоянно увеличивается количество больных с острой коронарной патологией: если в минувшем году к нам поступило 700 больных с инфарктом, то в уходящем – 1060, из них 700 мы поставили стенты. Что хорошо – с Нового года в круглосуточном режиме будут дежурить уже не три, а четыре доктора.

– Значит, победим инфаркт?

– Скажем так: будем бороться более эффективно. Достаточно много было у нас и высокотехнологичных операций, финансируемых отдельно из областного и федерального бюджетов. Общее количество – 337, из них 80 – на открытом сердце, 90 – на сосудах открытым способом, 65 – на сосудах закрытым способом (стенты). Кандидат медицинских наук Константин Кудряшов провел 25 операций больных диабетом, которым хирурги настойчиво рекомендовали ампутацию ног. Он открывал им мелкие сосуды в стопе, ниже колена и спасал от ампутации ноги.

– Какой молодец!

– Еще бы: люди из больницы уходили, что называется, на своих двоих. Последний пример. Бабушку привезли из отделения гнойной хирургии, уже родственников убедили, что только ампутация продлит ей жизнь. Кудряшов сделал операцию, и ампутация теперь не нужна.

Еще Константин провел несколько операций с опухолями головного мозга. Суть таких операций в том, чтобы закрыть сосуды, питающие опухоль. Она становится маленькой, потом либо исчезает сама, либо ее удаляют нейрохирурги. То же самое Кудряшов делает с фибромиомами, это уже область гинекологии.

– Эти сложные операции выполняются с помощью каких-то особых приборов?

– Он единственный – и у нас, и в городе тоже – ангиограф. Аппарату почти 10 лет, начал выходить из строя. Встал вопрос о покупке нового, а самый дешевый стоит 50 миллионов рублей. Я подключил депутатов городской думы, областной. Региональное министерство здравоохранения обещало в наступающем году приобрести для нас современный ангиограф. Мы уже думаем о небольшой перепланировке крыла нашего здания. Так что 2017 год для нас был удачным.

– Как, Валерий Эдгардович, будете отмечать Новый год? Куда-то поедете отдыхать?

– Какие поездки? У меня суточные дежурства 3 и 6 января, работать буду. Пользуясь случаем, поздравляю горожан с новогодними праздниками, желаю всем крепкого здоровья и хорошего настроения.

В кардиоцентре был
Сергей Ростовцев, «Вольный город Тольятти», № 51 (1179) 29.12.17

врач рудуш из тольятти

фото: teexpwacom.review