Капремонта не будет, потому что лифт сгорел

    То, что предложенная государством программа капремонта вызывает у большинства россиян раздражение, секретом не является. Мало кого радует перспектива пожизненно платить взносы за услугу, которая полностью будет оказана лишь через тридцать лет, да еще не факт, что качественно. В необходимости изменений программы мы лишний раз убедились, побывав в доме № 5 по улице Юбилейной, жителям которого предложено установить мировой рекорд, прожив 70 лет (заселялся он в 1975-м, а ремонт намечен на 2045-й) с ржавыми трубами, и при этом добросовестно платить взносы.

    – Ничего про наш дом не слышали? – спросил позвонивший в редакцию мужчина, представившийся Валерием. – Тут в свое время лифт сгорел, и его поменяли по программе капремонта. Получается, что региональный фонд галочку себе поставил, однако жителям от этого не легче. Большими неприятностями грозит наш дом городу. Если хотите – приезжайте, расскажу подробнее.

    Ситуация показалась интересной, тем более что несколько лет назад мы писали о том, что на Юбилейной, 5 вышедший по УДО зэк спалил лифтовую кабину второго подъезда. Около полугода после этого жильцы ходили пешком (а дом-то 16-этажный) и наверняка готовы были принять любой вариант установки нового лифта. Даже обратились на прямую линию к президенту России, причем Владимир Владимирович в эфире передал обращение своему пресс-секретарю Дмитрию Пескову, поручив связаться с губернатором Николаем Меркушкиным и решить вопрос. Его действительно решили, однако некоторые из жильцов позже стали сомневаться, что выбранный путь был оптимальным. Один из них – Валерий, который ждал нас на лавочке возле подъезда, держа в руках папку с какими-то документами.

    – Не знаю, были ли другие варианты замены сгоревшего лифта, но выбрали именно этот, – сказал он. – Причем менять решили не один, а сразу все. Лично я считаю, что нужно было подавать иск и заставлять платить того, кто поджигал.

    – А он в вашем доме живет? – задаю уточняющий вопрос.

    – Не знаю, но это по большому счету и не важно. Виноват – возмещай, а то получилось так, что за его «проделки» весь дом расплачивается. То, что поменяли – это хорошо, но что дальше? Трубы гнилые по всем стоякам, так что сантехники у нас тут – частные гости. Постоянно перекрывают воду из-за сварочных работ.

    Причем один раз капало между моим этажом и нижним, так мастера пришли, разворотили мебель и ушли. Я им даже пригрозил, что при таком подходе больше вообще их в квартиру не пущу. Мне, кстати, сказали, что в соседнем подъезде уже в тридцати квартирах трубы таким вот образом ремонтировали. А ведь до 2045 года, когда намечен ремонт инженерных коммуникаций, еще очень долго. Как жить-то будем?

    Немного отвлечемся от разговора с собеседником и скажем читателям о том, что на сайте фонда капремонта мы нашли актуальный график, согласно которому в период с 2041 по 2043 годы на Юбилейной, 5 будет выполнен ремонт фасада, в 2045-2047-м – ремонт крыши и инженерных систем, а до фундамента доберутся в лучшем случае в 2053-му, когда дому будет 78 лет. Правильно ли это? Едва ли.

    На том же сайте есть публикация, посвященная этому дому. Если верить написанному, то еще до пожара жильца на общем собрании проголосовали за то, чтобы первым видом выполняемых по программе капремонта работ была именно замена лифтов. Для 16-этажек это действительно актуально (сам живу в таком и частенько хочу пешком), однако должны же люди понимать, что, латая одну дыру, они обнажают другую. Или, по давней русской традиции, выбирали из двух зол?

    – Не могу сказать, что у нас какое-то особенное единение, – продолжил Валерий. – Многие вообще о завтрашнем дне не задумываются. Привыкли жить при СССР, когда не нужно было инициативу проявлять. Старшие по дому – пенсионерки, которые хоть и проявляют активность, но не хотят лишний раз ссориться с управляющей компанией. Хотя в этом и особого смысла-то нет. Ну ходил я к Черноиванову (Александр Николаевич когда-то был начальником УВД, а теперь занимает пост первого заместителя гендиректора УК № 1, – прим. авт.) и даже пробовал с ним ругаться, однако воз и ныне там. Между тем я уверен, что если бы компания дала заключение о плохом техническом состоянии дома, то можно было бы с этими документами атаковать фонд капремонта, требуя более реальных сроков. Но УК почему-то не заинтересована. Я просил у Черноиванова список всех порывов и аварий, произошедших в нашем дома за три года, а он говорит: «Ты уверен, что такая информация вообще есть?» Конечно, она есть (и сантехники это подтверждают), однако почему-то скрывается. В ЖЭКе с пониманием относятся, но какая там от них польза? Низший уровень ведь…

    – Простите, а вы сами-то за капремонт платите? – спрашиваю у собеседника.

    – Нет. А за что платить? За гнилые трубы? Или за лифт, которым я не пользуюсь, потому что на втором этаже живу? Дураков нет. Когда увижу, что ремонт делают, сразу пойду и заплачу.

    – Я так понимаю, вы в целом системой недовольны.

    – Никакой прозрачности в графике капремонта нет. По какому принципу туда попадают объекты – непонятно. За 43 года капитального ремонта в нашем доме не было, а все делают вид, что это нормально. Просто плевок какой-то в нашу сторону. Кто будет через 27 лет сидеть на этих должностях? С кого спрашивать за уплаченные деньги? Я, конечно, не специалист, но ведь есть СНИПы, которые наверняка предусматривают капитальный ремонт чаще, чем раз в 70 лет.
    Написал письмо в жилищную инспекцию с просьбой дать правовую оценку работе УК №1 и департамента городского хозяйства мэрии. Пусть думают теперь, реагировать, или нет. В любом случае, при возникновении какого-либо коллапса им тоже нести ответственность.

    Собеседник старался контролировать свою эмоциональность, однако в конце разговора все-таки не сдержался:

    – Вот пусть придут сюда во двор и объяснят, почему поставили ремонт инженерных систем на 2045 год. Мы неглупые и способны понять, если, конечно, логика будет в этом объяснении. А пока что я эту программу капремонта с «МММ» сравниваю. Фу! Противно! Я когда на заводе работал, то проявлял безразличие ко всем этим коммунальным делам. Не было времени. А теперь нет сил просто сидеть и наблюдать.

    Удастся ли активным жильцам с Юбилейной, 5 сдвинуть сроки капремонта – сказать сложно. Вроде бы перенос возможен, но только в случае высокой (едва ли не 100-процентной) собираемости взносов. В Тольятти таких домов крайне мало, так что особо рассчитывать не стоит. И все-таки бороться нужно, ведь не хотят же люди еще 27 лет жить с ржавыми трубами?

    В заключение скажем, что сложная ситуация с капремонтом возникла и в дома № 11 по Майскому проезду (микрорайон Жигулевское море), где запланирован ремонт инженерных коммуникаций.

    – Весь дом за, однако люди из четвертого подъезда категорически против замены чугунных труб на пластиковые, – рассказала нам читательница, представившаяся Еленой. – Естественно, без общего согласия работы начаться не могут, а ведь скоро наступят холода и есть опасность остаться без тепла.

    – А чем мотивирует свой протест четвертый подъезд?

    – Они говорят: «А что, и эти хорошие. Зачем что-то менять?» Не верят, наверное, что пластиковые трубы могут быть качественными.

    Такие вот дела творятся в Тольятти с капремонтом. Предложенная государством программа, бесспорно, внесла оживление в серые будни собственников жилья.

    Лет через десять-двадцать, наверное, привыкнем и будем относиться к происходящему спокойно, а пока сложно убедить себя в том, что взносы – это не скрытое дополнительное налогообложение, а действительно полезное дело, способное на 100 процентов решить проблему ветшающего жилфонда. Сложно…

    Илья Просекин, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 38 (1217) 21.09.18
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    старый дом в новом городе